Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  2. Политзаключенный сбежал с «химии» в Литву, а теперь воюет за Украину. Поговорили с ним
  3. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  4. Новой целью российской армии стал Северодонецк. Главное из сводок штабов на 88-й день войны
  5. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  6. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  7. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  8. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  9. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  10. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  11. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  12. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  13. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  14. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  15. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  16. С 1 июня белорусов ожидает изменение оплаты некоторых жилищно-коммунальных услуг


В Беларуси Андрей Гусов выигрывал золотые медали чемпионата с минским «Керамином» и солигорским «Шахтером». Последние пять лет хоккейный тренер работает в Польше и дважды приводил к чемпионству клуб «Тыхы». Сейчас минчанин возглавляет «Подхале» из города Новы-Тарг, где выступал в период своей карьеры игрока. Для блога «Отражение» Гусов рассказал об отношении поляков к беженцам из Украины, ужасах войны и чувстве стыда за белорусскую власть. Мы перепечатываем его монолог, в котором много эмоций.

Фото: Reuters
Андрей Гусов. Фото: Reuters

Вокзалы, IKEA, солидарность

— В плей-офф [польского чемпионата] мы не попали, поэтому сейчас тренируемся, поддерживаем форму. До конца марта будем работать. А дальше неопределенность. Никто не знает, какие будут последствия войны. Хотя сейчас не до хоккея. Такой наплыв беженцев… Поляки — молодцы. Очень отзывчивые в этом плане и порядочные люди. Сильно помогают украинцам. Везут лекарства на границу и в центры помощи. Одежду, еду. Мои друзья покупают в IKEA матрасы, одеяла и доставляют на вокзалы. Есть те, кто бесплатно предоставляет жилье. Большая солидарность.

Новы-Тарг, где живу, — небольшой город, чуть больше 30 тысяч человек. Тут тоже чувствуется, что людей стало реально больше. Больше машин с украинскими номерами, чаще слышишь украинский язык. Был в Кракове на вокзале — там вообще толпы. Приехало столько женщин, детей, стариков… Так же во Вроцлаве, Варшаве. С другой стороны, знаю, что десятки тысяч мужчин, работавших здесь, вернулись в Украину — защищать страну. Они готовы с вилами пойти на танки — патриотизм невероятный.

Оставляю приехавшим свой номер, чтобы люди звонили, если что-то нужно. Они ведь в чужой стране, многие без средств и совсем одни.

Квартиры, ненависть, против войны

— Ко мне как к белорусу с начала войны не изменилось отношение. Все-таки Андрея Гусова знают в Польше. Много лет тут играл и работал тренером. Может, за спиной кто-то и говорит гадости, но не обращаю на это внимание. Думаю, так в любой стране — вне зависимости от национальности. А так немного, конечно, тревожно. Некрасиво получилось. Даже противно, что Беларусь втянута в войну.

Я слышал, что белорусам и россиянам отказываются, например, в Польше сдавать квартиры. Были случаи, когда били машины, спускали колеса. Народ обозлен. И это объяснимо — достаточно посмотреть, что творят российские войска. Эхо нынешней ситуации — ненависть со стороны украинцев, которые потеряли друзей и близких, родные дома. Она может быть посеяна на десятки лет, если не века.

Хотя поляки и все остальные должны понимать: нормальный человек хочет мира. И белорусы, и россияне. Мы все переживаем за Украину. Но сколько людей живет в деревне, где идут всего два канала? Сколько людей никогда не пользовалось интернетом? Они даже не знают, что творится.

Гордость, стыд, Великая Отечественная

— Я все время гордился, что как игрок и тренер, выступая в Польше, представлял Беларусь на международном уровне. Гордился, что чего-то добился в чужой стране и заслужил уважение местных. Люди это ценили. Надеюсь, так будет и дальше — они знают мою позицию по поводу происходящего. Но уже есть серьезный осадок.

Много общаюсь с беженцами, женщинами, у которых остались на родине мужья. Разговариваю с пожилыми людьми, которые заверяют, что в последний раз видели подобное во время Великой Отечественной войны. Поэтому мне стыдно. Я продолжаю любить свою родину. Люблю Беларусь, но мне стыдно, что наша власть позволяет проходить через свою территорию российским войскам. Позволяет атаковать Украину. Поддерживает войну. Обманывает население. Прессует и задерживает тех, кто за правду и против агрессии. Сердце разрывается на части!

Я не понимаю, как можно в 21-м веке творить подобное. Насколько жестоким надо быть. Но, думаю, каждый ответит за свои поступки. Ответит перед Богом и всем миром. Потому что это просто за гранью!

Фото: Reuters
Один из центров для размещения беженцев в Польше. Фото: Reuters

«Собачье сердце», палки, граница

— Для всего мира понятно и однозначно ясно, что происходит. Я не вижу пропаганды в Польше — только в России и Беларуси. Смотрю разные европейские каналы, читаю в интернете независимые белорусские медиа. Все же очевидно. А наши госСМИ… Как там было у профессора Преображенского в «Собачьем сердце»: «И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет».

Ну, а как относиться, если мне пытаются доказать, что красное — это белое, хотя оно на 100% красное? Это, как и в ситуации с мигрантами на белорусско-польской границе. Иностранных граждан посадили на холоде в лесу, и они швыряли камни, палки, провоцируя поляков. Как это вообще возможно?

Я служил в Советской армии, в ракетных войсках стратегического назначения. Граница — это не палаточный городок, а охраняемый объект, где нельзя долго находиться, разгуливать. Мне интересно, как, во-первых, белорусский Погранкомитет пустил их, а, во-вторых, как бы наши пограничники отреагировали, если бы поляки посадили на своей территории, например, литовцев, и те бы бросали [в белорусских пограничников] все подряд.

Молчание, дружба, дикость

— Я не знаю, почему молчат белорусские хоккеисты, другие спортсмены. Не мне их судить. Наверное, они запуганы. Кто-то подписал бумаги, что не может давать интервью без согласия нанимателя. И их в чем-то можно понять — нужно кормить семьи. Вот люди сидят и делают свою работу — как умеют. Но скажу лишь, что в 21-м веке недопустимо, чтобы запрещали говорить. Не разрешать выражать свое мнение, чувства — это вообще как?!

Большинство ребят, с кем общаюсь, прекрасно понимают ситуацию и так же негативно относится к этому ужасу. Многие сами играли с украинскими хоккеистами. У меня в «Керамине» и «Шахтере» хватало классных пацанов: [Роман] Сальников, [Виталий] Люткевич, Юра Наваренко. У белорусских и украинских игроков всегда были дружеские отношения. Хватало и белорусов, которые выступали в чемпионате Украины. Конечно, они рассказывают друг другу о происходящем.

Если бы меня кто-то пытался убедить десять лет назад, что Россия будет воевать с Украиной и в это будет втянута Беларусь (косвенно или иным образом), то я бы плюнул такому прогнозисту в лицо. Просто дикость. Родители меня воспитали так, что нужно говорить правду, — и другого слова к данной ситуации не подобрать.

Нужно поддерживать украинцев. Снимаю перед ними шляпу. Они сражаются за свою родину. К ним пришел враг, который их уничтожает. Люди жили мирной жизнью, шли своим путем. Наверное, не без вопросов и проблемных моментов, но так в любой стране.

Фото: Reuters
Владимир Зеленский. Фото: Reuters

Семьи, Зеленский, воронки

— Знаете, в мае постоянно ездил в Киев, гулял по городу с семьей. Отдыхали. Общался со знакомыми хоккеистами. Иногда встречались в Одессе. Люди везде разные, но у наших народов многое переплетено. Сколько семей, где, например, муж — белорус или россиянин, а жена — украинка. Теперь же братские народы воюют.

Я преклоняюсь перед Зеленским. Парень, который был комиком и работал в шоу-бизнесе, ведет себя как настоящий лидер нации. Ведет себя, как президент, а не наполеончик. Настоящий мужик.

Сейчас бомбят дома, школы, больницы, разрушают целые города. Кто после этого не будет мстить? Ненависть, повторюсь, посеяна на столетия.

Я призываю всех, кто к этому причастен: пожалуйста, остановитесь! Вы не боретесь с националистами, а лишь уничтожаете мирных людей, убиваете детей. Уже все мировое сообщество призвало прекратить войну. Что еще нужно? Остановитесь!