Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Супероружие или экипаж «проспал»? Рассказываем об украинской ракете, которой уничтожили крейсер «Москва»
  2. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  3. Двух белорусов из ЧВК Вагнера подозревают в военных преступлениях под Киевом. Один из них был героем публикации TUT.BY
  4. «Путин поднял ставки. Есть шанс, что кто-то эту ставку побьет». Поговорили с Чичваркиным про «Евросеть», Беларусь и войну
  5. Противник переместил дивизион «Искандер-М» в Брестскую область. Главное из сводок штабов на 90-й день войны
  6. «Медуза»: вместе с референдумами в самопровозглашенных ЛДНР может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией в Беларуси
  7. В Беларуси упала средняя зарплата
  8. Белорусы из ЧВК Вагнера в Украине, гибель российского генерала, как сейчас выглядит «Азовсталь». Девяностый день войны
  9. C 25 мая водителей будут штрафовать за невключенный свет фар
  10. Ракетные удары по Запорожью и Кривому Рогу. Девяносто первый день войны в Украине
  11. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня
  12. КГБ зачислил в «террористы» Марию Колесникову, Максима Знака и еще 13 осужденных
  13. Банки вводят очередные изменения. Среди них есть и валютные новшества
  14. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  15. «Путин порядок наведет». Рассказываем, что жители белорусского приграничья думают о войне в Украине и роли нашей страны в ней
  16. «Мы должны готовиться к войне». Большое интервью с паралимпийцем Талаем, который поддерживает Лукашенко и «спецоперацию» в Украине
  17. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  18. В Минском районе семья попала под электропоезд. Погибли беременная мать, отец и годовалый малыш
  19. Проиграв в войне с Украиной, Россия распадется? Рассказываем, какие регионы этой страны могли бы захотеть независимости
  20. В Техасе произошла стрельба в начальной школе: погибли 19 детей и двое взрослых
  21. Под российским контролем находится 90% Луганской области. Главное из сводок штабов на 91-й день войны
  22. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать


Практически с самого начала конфликта в Украине обе стороны обвиняют друг друга в нарушениях законов ведения войны. Киев в первую очередь винит россиян в обстрелах мирного населения, мародерстве и других преступлениях. Москва, в свою очередь, заявляет об издевательствах над пленными со стороны ВСУ, а медиакампания Украины по публикации видео с плененными и убитыми российскими солдатами подвергается критике и в западных СМИ. Один из свежих примеров — появление в телеграм-каналах видео, на котором предположительно украинские военные простреливают пленным конечности, требуя рассказать о местоположении войск. В контексте военных преступлений часто упоминается Женевская конвенция. Мы решили рассказать, что это за документ (на самом деле, документы) и какое отношение к нему может иметь происходящее сейчас в Украине.

Фото: Reuters
Беженцы в городе Ирпень под Киевом. Фото: Reuters

Что это за документ?

На самом деле, под Женевскими конвенциями обычно понимается целый ряд документов, подписанных в 1949 году и заменивших похожие соглашения, принимавшиеся в течение почти века до этого. Всего речь идет о четырех международных договорах и еще трех дополнительных протоколах к ним. Это документы устанавливают правовые основы для гуманного обращения с людьми во время войн.

Женевские конвенции оговаривают права военнопленных, устанавливают стандарты защиты раненых и гражданского населения в зоне боевых действий, декларируют правовые основы для оценки действий самих военнослужащих и оговаривают многие другие гуманитарные аспекты конфликта. Важно также, что речь в них идет не только о вооруженных столкновениях между странами, но и о внутренних конфликтах — например, гражданских войнах. Если говорить совсем просто, конвенции оговаривают «правила войны»: что можно, что нужно и что нельзя делать противоборствующим сторонам.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Женевские конвенции подписаны подавляющим большинством стран мира, но некоторые приняли их с оговорками — например, СССР в 1954 году. Кроме того, в 1993-м Совет Безопасности ООН сделал исполнение конвенций обязательным для всех стран, вовлеченных в конфликты, вне зависимости от того, подписывали они документы или нет.

В конце 2019 года Владимир Путин подписал закон, который де-факто вывел Россию из-под действия соглашений. Если говорить конкретнее, Москва вышла из дополнительного протокола к Женевским конвенциям, подписанного СССР в 1977 году, который касается защиты жертв международных вооруженных конфликтов и определяет, как именно и кем расследуются нарушения их прав во время войн. Союз, который подписал этот протокол, ранее признавал, что этим должна заниматься международная комиссия по расследованию нарушений. Однако затем Россия отказалась признавать ее компетенцию из-за «существенно возрастающих рисков нынешней международной обстановки» и «рисков злоупотребления полномочиями комиссии в политических целях со стороны недобросовестных государств».

Отметим также, что, говоря о нарушении Женевских конвенций, часто указывают на применение запрещенных видов оружия. Однако это ошибка: запрещенные типы оружия оговорены в других международных документах, к примеру, в Гаагских конвенциях.

Как эти конвенции появились?

В середине XIX века швейцарский предприниматель Анри Дюнан, ставший свидетелем многочисленных ужасов австро-итало-французской войны, опубликовал книгу своих воспоминаний об этих событиях и предложил учредить независимую организацию по оказанию помощи пострадавшим, которую допускали бы в зону боевых действий. Итогом его усилий стало появление в 1863 году Красного Креста (сейчас он называется Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца). А уже 1864-м 12 государств подписали первую Женевскую конвенцию (ратифицировали в итоге только 9 стран), которая должна была обеспечить деятельность Красного Креста — «Конвенцию об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях». Позднее за свою деятельность Дюнан стал первым лауреатом Нобелевской премии мира (1901).

Фото: Kevin Quinn, CC BY 2.0, commons.wikimedia.org
Оригинал первой Женевской конвенции 1864 года. Фото: Kevin Quinn, CC BY 2.0, commons.wikimedia.org

Позднее документ несколько раз обновлялся. Так, в 1906 году прошло первое уточнение и расширение оригинальной конвенции, а в 1929-м она обновилась еще раз. В дополнение к ней в том же 1929-м была принята еще одна «Конвенция об обращении с военнопленными». После Второй мировой войны на фоне многочисленных военных преступлений прошла серия конференций, которые еще раз адаптировали уже существующие документы и приняли новые. Итогом стало приобретение Женевскими конвенциями современного вида. Сейчас в них входят четыре документа:

  1. Конвенция «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях» (документ 1864 года с поправками 1906, 1929-го и 1949 годов);
  2. Конвенция «Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море» (заменил Гаагскую конвенцию 1907-го года, фактически повторяет суть первой конвенции, но в отношении флота);
  3. Конвенция «Об обращении с военнопленными» (документ 1929 года с поправками 1949-го);
  4. Конвенция «О защите гражданского населения во время войны» (документ, впервые описавший правила обращения с мирным населением в зоне боевых действий, принят в 1949-м).

В 1977 году условия конвенций были расширены, это нашло отражение в двух дополнительных протоколах (напомним, их подписал и СССР, однако затем Россия их денонсировала). А в 2005-м добавился еще один краткий дополнительный протокол — он разрешал использовать наряду с символами красного креста и красного полумесяца красный кристалл — там, где использование привычных символов считается нежелательным.

Что конкретно оговорено в конвенциях?

Для понимания сути документа приведем сначала несколько примеров положений, которые были утверждены первыми версиями конвенций.

Так, в оригинальном документе 1864-го года, например, говорилось, что раненые и больные, находящиеся в медицинских учреждениях, а также их медперсонал, включая обслуживающий, — считаются нейтральными лицами вне зависимости от того, какая из сторон конфликт сейчас контролирует данную местность. Соответственно, брать их в плен нельзя. Медучреждения могут продолжать свою нормальную работу, даже если местность занята противником, а весь персонал после окончания своей работы может беспрепятственно вернуться к своим войскам — при этом оккупирующая сторона обязана обеспечить безопасный переход линии фронта.

Еще один интересный момент исходного документа — участие в уходе за больными и ранеными мирных жителей. В документе говорилось, что если в доме помогают раненому или больному военнослужащему (вне зависимости от принадлежности одной из сторон конфликта), то такой дом также считается нейтральным: в нем нельзя размещать действующих солдат одной из сторон, а жителей освобождают от налогов и повинностей.

Пациенты в больнице Киева, где работает собеседница. Фото: ohmatdyt.com.ua
Пациенты в одной из больниц Киева. Фото: ohmatdyt.com.ua

Также первый документ описывал отличительный знак учреждений и персонала, оказывающего помощь больным и раненым — красный крест на белом фоне. Он указывал на нейтралитет носителя и защищал его действием конвенции.

Конвенция 1906 года лишила нейтралитета больных и раненых — они начали считаться военнопленными. Однако за медперсоналом статус сохранился — соответственно, брать их в плен было нельзя. При этом медикам разрешили иметь оружие и применять его для защиты раненых и больных.

Также от стороны, занявшей область сражения, потребовали осматривать поле боя в поисках раненых и больных, защищать их от мародерства и неправильного лечения, хоронить тела всех умерших. А вот привилегии для местных жителей, оказывающих помощь потерпевшим военным, отменили — этот вопрос отдали на откуп оккупирующей армии. С другой стороны, оккупантов обязывали снабжать всем необходимым медучреждения, которые находятся на захваченной ими территории. Эта же конвенция определила, что символом красного креста обозначаются медицинские службы всех армий.

В 1929 году конвенция «Об улучшении участи раненых и больных воюющих армий на поле боя» выросла до 39 статей (в изначальной версии их было всего 10). В ней впервые появилось положение о том, что после любого боестолкновения по возможности следует объявить локальное перемирие или прекращение огня, чтобы вынести раненых. Также в конвенции впервые упоминались идентификационные жетоны, которые должны были иметь солдаты. В случае гибели одну половину необходимо было оставлять на трупе, вторую — передавать властям страны, за которую воевал погибший. Конвенция обязывала власти обеих сторон вести учет жертв, в том числе — погибших солдат противника, достойно их хоронить и вести учет захоронений.

Фото: Генеральный штаб Вооруженных сил Украины
Фото: Генеральный штаб Вооруженных сил Украины

Медикам конвенция на этот раз запретила иметь вооруженные подразделения, зато под защиту документа начал попадать и ветеринарный медперсонал. Местным жителям, заботящимся о раненых и больных, вернули часть привилегий. В 1929 году к символу красного креста добавился и вариант с красным полумесяцем. Еще один ключевой момент: в отличие от предыдущих вариантов документа, конвенция 1929 года обязывала подписантов придерживаться ее и в случае, если сторона-противник подписантом не является.

Кстати, конвенция 1929 года полностью отменяла действие двух предыдущих вариантов — всем странам нужны было присоединяться к документу заново. Сделала это и Германия — причем ратифицировала документ уже под властью нацистов в 1934 году. Из всего вышесказанного легко сделать вывод, что все женевские конвенции фактически затрагивали только гуманитарный аспект войны, в частности, помощь пленным и больным, а также работу медперсонала в зоне боевых действий. Лишь в 1929 году наряду с основным документом была принята и конвенция «Об обращении с военнопленными».

Апогеем же развития Женевских конвенций стало принятие четырех документов в 1949. Все они достаточно объемные, поэтому пересказывать их полностью нет смысла (полный текст всех четырех документов и дополнительных протоколов к ним на русском языке — здесь). Мы лишь процитируем ключевые статьи из всех конвенций, которые кажутся наиболее актуальными на фоне происходящего в Украине.

Итак, в конвенции «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях» (так называемая Первая конвенция) это:

Статья 12: Сторона, находящаяся в конфликте, во власти которой они (раненые или больные — Прим. Ред.) окажутся, обеспечит им гуманное обращение и уход, без какой-либо дискриминации по таким причинам, как пол, раса, национальность, религия, политические убеждения или другие аналогичные критерии. Строго запрещается любое посягательство на их жизнь и личность и, в частности, запрещается добивать или истреблять их, подвергать их пыткам, проводить над ними биологические опыты, преднамеренно оставлять их без медицинской помощи или ухода, предумышленно создавать условия для их заражения.

Статья 17: Стороны, находящиеся в конфликте, примут необходимые меры для того, чтобы предание земле или сожжение умерших производилось, насколько возможно, индивидуально и чтобы ему предшествовал внимательный и, если возможно, медицинский осмотр тел с целью констатирования смерти, удостоверения личности и возможного отчёта об этом. Половина двойного опознавательного медальона или сам опознавательный медальон, если он ординарный, должен оставаться на теле.

Статья 19: Постоянные санитарные учреждения и подвижные санитарные формирования медицинской службы не могут ни при каких обстоятельствах быть подвергнуты нападению, но будут во всякое время пользоваться покровительством и охраной сторон, находящихся в конфликте. Попав в руки противной стороны, они смогут продолжать функционировать до тех пор, пока Держава, захватившая их, не обеспечит сама необходимого ухода за ранеными и больными, находящимися в этих учреждениях и формированиях.

Статья 50: К серьезным нарушениям, упомянутым в предыдущей статье, относятся нарушения, связанные с одним из следующих действий, в том случае, если эти действия направлены против лиц или имущества, пользующихся покровительством настоящей Конвенции: преднамеренное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты, преднамеренное причинение тяжелых страданий или серьезного увечья, нанесение ущерба здоровью, незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемые военной необходимостью.

Все аналогичные меры актуальны и для так называемой Второй конвенции — «Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море».

Ключевые статьи конвенции «Об обращении с военнопленными» (так называемая Третья конвенция):

Статья 13: С военнопленными следует всегда обращаться гуманно. Любой незаконный акт или бездействие со стороны держащей в плену Державы, приводящие к смерти военнопленного, находящегося в ее власти, или ставящие здоровье военнопленного под серьезную угрозу, запрещаются и будут рассматриваться как серьезные нарушения настоящей Конвенции. В частности, ни один военнопленный не может быть подвергнут физическому калечению или же научному или медицинскому опыту какого бы то ни было характера, который не оправдывается соображениями лечения военнопленного и его интересами. Военнопленные равным образом должны всегда пользоваться защитой, в особенности от всяких актов насилия или запугивания, от оскорблений и любопытства толпы. Применение к ним репрессалий воспрещается.

Статья 15: Держащая в плену Держава обязана бесплатно обеспечить содержание военнопленных и также врачебную помощь, которую потребует состояние их здоровья.

Статья 17: Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений. Военнопленным, которые откажутся отвечать, нельзя угрожать, подвергать их оскорблениям или каким-либо преследованиям или ограничениям.

Статья 18: Все вещи и предметы личного пользования, за исключением оружия, лошадей, воинского снаряжения и военных документов, останутся во владении военнопленных, так же как металлические каски, противогазы и подобные предметы, выданные им для их личной защиты. У них останутся также вещи и предметы, служащие для их обмундирования и питания, даже в том случае, если эти вещи и предметы принадлежат к официальному воинскому снаряжению.<…> Знаки различия и государственной принадлежности, знаки отличия и предметы, имеющие, главным образом, субъективную ценность, не могут быть отняты у военнопленного.

Статья 20: Эвакуация военнопленных должна всегда проводиться гуманно и в условиях, подобных тем, которые держащая в плену Держава предоставляет своим войскам при их передвижениях. Держащая в плену Держава должна снабжать эвакуируемых военнопленных питьевой водой и пищей в достаточном количестве, а также предоставлять им необходимую одежду и медицинскую помощь. Она примет все необходимые меры предосторожности для обеспечения их безопасности во время эвакуации и составит при первой возможности список эвакуируемых военнопленных.

Статья 23: Ни один военнопленный ни в какое время не может быть ни послан в такой район, где он подвергался бы действию огня из зоны боев, ни задержан там, а также не может быть использован для защиты своим присутствием каких-либо пунктов или районов от военных операций.

Статья 52: Ни один военнопленный не может быть использован на работах, угрожающих здоровью или опасных, если он не соглашается на это добровольно. Ни один военнопленный не будет использован на работах, расцениваемых как унизительные для военнослужащего держащей в плену Державы. Удаление мин или других подобных снарядов будет рассматриваться как опасная работа.

И, наконец, статьи из Женевской конвенции «О защите гражданского населения во время войны» (Четвертой конвенции):

Статья 17: Находящиеся в конфликте стороны постараются заключить местные соглашения об эвакуации из осажденной или окруженной зоны раненых и больных, инвалидов, престарелых, детей и рожениц и о пропуске в эту зону служителей культа всех вероисповеданий, санитарного персонала и санитарного имущества.

Статья 18: Гражданские больницы, организованные для оказания помощи раненым, больным, инвалидам и роженицам, не могут ни при каких обстоятельствах быть объектом нападения, но будут во всякое время пользоваться уважением и покровительством со стороны находящихся в конфликте сторон.

Статья 23: Каждая Договаривающаяся Сторона будет предоставлять свободный пропуск всех посылок с медицинскими и санитарными материалами, а также предметами, необходимыми для религиозных культов, предназначаемых только для гражданского населения другой Договаривающейся Стороны, даже если последняя является неприятелем. Она также разрешит свободный пропуск всех посылок с необходимыми продуктами питания, носильными вещами и укрепляющими средствами, предназначенными для детей до 15 лет, беременных женщин и рожениц.

Статья 34: Взятие заложников запрещается.

Статья 49: Воспрещаются по каким бы то ни было мотивам угон, а также депортирование покровительствуемых лиц из оккупированной территории на территорию оккупирующей Державы или на территорию любого другого Государства независимо от того, оккупированы они или нет. <…> Оккупирующая Держава не сможет депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию.

Статья 51: Оккупирующая Держава не сможет принуждать покровительствуемых лиц служить в ее вооруженных или вспомогательных силах. Всякое давление или пропаганда в пользу добровольного поступления в армию воспрещается.

Статья 53: Всякое уничтожение оккупирующей Державой движимого или недвижимого имущества, являющегося индивидуальной или коллективной собственностью частных лиц или Государства, общин либо общественных или кооперативных организаций, которое не является абсолютно необходимым для военных операций, воспрещается.

Статья 54: Оккупирующей Державе запрещается изменять статус должностных лиц или судей на оккупированных территориях или применять к ним санкции, принимать какие-либо меры принуждения или проводить дискриминацию по отношению к ним из-за того, что они воздерживаются от выполнения своих обязанностей по соображениям совести.

А что может быть за нарушение этих правил?

Это самый трудный вопрос. История знает примеры ответственности за военные преступления и преступления против человечности. Наиболее известные из них — Нюрнбергский и Токийский процессы по итогам Второй мировой. Однако эти суды были организованы державами-победительницами, и само устройство процессов не основывалось на каких-либо международных договоренностях, заключенных до войны (хотя среди обвинений и были те, что касались нарушения Женевских конвенций).

Более подходящий пример — Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), существовавший в качестве структуры ООН в 1993—2017 годах. Именно с этой организацией в первую очередь ассоциируется термин «Гаагский трибунал», так как именно в этом городе находилась сама структура, работавшая по мандату Совета Безопасности ООН. Причиной для создания трибунала послужил как раз анализ информации о нарушении сторонами конфликта в Югославии Женевских конвенций и других норм международного права. Полномочия организации заканчивались после рассмотрения последнего дела, находящегося в ее компетенции.

Лукашенко и Милошевич в Белграде в 1999-м году. Фото: Reuters
Лукашенко и Милошевич в Белграде в 1999-м году. Фото: Reuters

В итоге МТБЮ рассматривал военные преступления, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года, связанные с нарушениями Женевских конвенций, нарушением правил ведения войны и геноцидом. Трибунал имел полномочия судить конкретных лиц, но не организации и не правительства. Максимальное наказание, которое был вправе выносить трибунал — пожизненное заключение. Всего за время существования трибунала было проведено 142 судебных процесса (в том числе 92 против сербов, 33 против хорватов, 8 против косовских албанцев, 7 против боснийских мусульман и 2 против македонцев). Обвинения Гаагского трибунала были выдвинуты против лидеров боснийских сербов Ратко Младича и Радована Караджича. Также обвиняемым на судебном процессе в Гааге являлся бывший президент Югославии Слободан Милошевич, скончавшийся в тюрьме Трибунала.

Нужно также сказать про критику, которая озвучивалась в адрес МТБЮ. В частности то, что большинство обвинительных приговоров было вынесено в отношении сербов, что фактически делало их главными ответственными за военные преступления. В тюрьме оказалось практически все военное командование Сербии. Хорватов среди обвиняемых было 18%, а все хорватские генералы в итоге были оправданы.

Второй пример международного суда по преступлениям, совершенным во время вооруженного конфликта — Международный трибунал по Руанде, работавший все так же под крылом ООН с 1994 по 2015 год. Офис организации находился в городе Аруша в Танзании. Правда, Женевские конвенции и военные преступления в этом процессе были не главными — речь шла о геноциде представителей народности тутси. Всего МТР рассмотрел дела, по которым проходили 93 обвиняемых, среди них были и работники «Свободного радио и телевидения тысячи холмов».

Эти два трибунала — фактически единственные примеры после окончания Второй мировой, когда за военные преступления массово судили представителей каких-либо стран. При этом очевидно, что вооруженных конфликтов на Земле за это время было множество, и во время каждого из них также совершались военные преступления, а также нарушались Женевские конвенции. В некоторых случаях преступники оказывались на скамье подсудимых в своих государствах — правда, судили их по местному законодательству. Можно вспомнить такой пример и в России: в 2003 году бывший полковник ВС РФ Юрий Буданов, командовавший танковым полком, был осужден по трем статьям российского УК за похищение и убийство 18-летней чеченки Эльзы Кунгаевой, а также за превышение должностных полномочий. Он получил в сумме 10 лет лишения свободы.

Также отметим, что чтобы не создавать отдельный трибунал для каждого конфликта, в 1998 году было решено создать Международный уголовный суд, в компетенции которого находятся военные преступления, для которых определена универсальная юрисдикция. В 2002 году договор о его создании вступил в силу, однако многие страны (включая Россию, США и Китай) не подписали или не ратифицировали его.

Так кто же нарушает Женевские конвенции в Украине?

Без какого-либо решения суда дать ответ на этот вопрос невозможно, однако наиболее реалистичным ответом на него будет «все». Приведем лишь несколько примеров, основываясь на информации из СМИ.

В сети опубликовано множество видео с камер наблюдения, на которых зафиксировано уничтожение имущества украинцев или его кража российскими военными, что нарушает статью 50 Первой конвенции.

Украинские медиа массово публикуют видео с допросами российских пленных. Уже сам этот факт может рассматриваться как нарушение статьи 13 Третьей конвенции, предписывающей защищать военнопленных от оскорблений и любопытства толпы. В той же статье прямо запрещается калечить военнопленных, примером чего может быть опубликованное на днях видео с выстрелами в ноги (мы не можем подвердить, кто именно из противоборствующих сторон стрелял).

Мужчины, прибывшие воевать против Украины и попавшие в плен, как утверждается украинскими медиа. Скриншоты видео
Мужчины, прибывшие воевать против Украины и попавшие в плен, как утверждают украинские медиа. Скриншоты видео

Существует множество подтверждений тому, что Россия блокирует попытки доставить гуманитарную помощь и вывести людей из осажденных украинских городов — это нарушение статьи 17 Четвертой конвенции. Обстрел россиянами больницы в Мариуполе — явное нарушение статьи 18 той же конвенции.

Фото: EYEPRESS via Reuters Connect
Обстрелянная детская больница Мариуполя, 9 марта 2022 года. Фото: EYEPRESS via Reuters Connect

Известно также о многочисленных задержаниях россиянами представителей украинской администрации, журналистов и общественных активистов. Это может подпадать как под статью 34 Четвертой конвенции, так и под статью 54. А насильный вывоз жителей Мариуполя — явное нарушение статьи 49 того же документа.

Некоторые действия России — например, обстрелы гражданской инфраструктуры и захват украинских АЭС, — нарушают также дополнительные протоколы к соглашениям.

Таким образом, к сожалению, нужно констатировать, что Женевские конвенции, несмотря на их важность и признание по всему миру, — это все еще во многом декларативный документ. Случаев привлечения к реальной ответсвенности за их нарушение крайне мало — возможно, это одна из причин того, что военные преступления продолжают сопровождать почти каждый вооруженный конфликт.

Даже всего лишь недельная война между Россией и Грузией в 2008 году стала основой для большого отчета правозащитников Human Rights Watch, обнаруживших нарушения Женевских конвенций с обеих сторон. О том, чтобы кто-то из названных нарушителей был привлечен ответсвенности, нам неизвестно.