Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  2. Политзаключенный сбежал с «химии» в Литву, а теперь воюет за Украину. Поговорили с ним
  3. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  4. Новой целью российской армии стал Северодонецк. Главное из сводок штабов на 88-й день войны
  5. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  6. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  7. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  8. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  9. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  10. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  11. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  12. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  13. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  14. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  15. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  16. С 1 июня белорусов ожидает изменение оплаты некоторых жилищно-коммунальных услуг


Когда просыпаешься в 5 утра от взрывов, времени на сбор экстренного рюкзака остается немного. В спешке забываются документы, сменное белье и зубные щетки. Быстро добраться на границу — отдельный квест. Хорошо, если есть машина или друзья с авто. А если нет? Zerkalo.io рассказывает истории белорусов, которые даже в таких условиях решили эвакуировать не только себя, но и своих домашних питомцев. Для большинства это уже второе стрессовое путешествие за последнее время.

«Кошка все перенесла как настоящий герой»

Антон (имя изменено) еще до событий 2020 года мечтал переехать в Киев из-за бóльших возможностей и перспектив. Белорус фрилансил на украинскую компанию, и недавно как раз появилась возможность оформиться в штат. К моменту переезда в начале 2022-го кошка Муся жила с Антоном уже шесть лет и стала полноправным членом его семьи.

Муся. Спящая. Фото собеседника
Муся. Спящая. Фото собеседника

— Чтобы оставить ее в Беларуси, кому-то отдать, даже мыслей не было, — сразу говорит Антон. — Ехать нам предстояло около 15 часов, и я очень переживал за то, как Муся перенесет поездку. Она, хоть и взрослая, но очень активная и игривая, а раньше таких долгих поездок с ней у меня не было, максимум 3−4 часа по Беларуси. Так что перед выездом купил и дал кошке успокоительное, чтобы она меньше нервничала, а в переноску положил ей игрушки, которые взял из дома — прочел где-то, что животному спокойнее, когда она окружена «своим» запахом. В целом поездку Муся перенесла абсолютно спокойно. Сначала в Киев я временно остановился у друзей, и там кошка очень быстро отошла после дороги, освоилась в их квартире.

Вышло так, что Антон приехал в Киев лишь за несколько недель до начала вторжения России. Новости он читал, но до последнего не верил, что может начаться полномасштабная война. Хотя, признается мужчина, было какое-то предчувствие, что не стоит сильно «обживаться». Например, когтеточку для Муси он так и не купил, несмотря на то, что она-таки пыталась точить когти о хозяйскую мебель.

— Первый день войны мы с кошкой провели в нашей съемной квартире, на второй я забрал ее с собой в подвал под домом. Там я видел, что она переносит это довольно трудно — ей хотелось выбраться из переноски, но выпустить я ее не мог: в подвале было много укромных мест, где она могла спрятаться от страха, но оттуда ее потом было бы очень сложно достать. Поэтому дальше я стал оставлять ее в квартире, а сам спускался в подвал, — вспоминает белорус.

Муся. Грустная. Фото собеседника
Муся. Грустная. Фото собеседника

С начала войны Антон провел в Киеве целую неделю. Дальше у него возникли финансовые трудности из-за блокировки счетов белорусов, да и ВНЖ мужчина получить не успел. А это, посчитал наш собеседник, могло стать проблемой из-за того, что украинцы постоянного искали диверсионные группы противника. Антону не хотелось попасть под подозрение. Он решил уехать в Гданьск, где жили его друзья.

— Ехал на бесплатном эвакуационном автобусе, и, естественно, ни о каких успокоительных для кошки в этот раз речи уже не шло — все ближайшие зоомагазины были закрыты. Поэтому я просто посадил кошку в переноску и поехал. Весь путь от выхода из дома в Киеве и до прибытия к друзьям в Гданьск занял около 35 часов, — подсчитывает Антон. — Из них около 14 — это сама поездка на автобусе до границы, около 4−5 часов ушло на пеший переход границы. Остальное — путь до Гданьска с волонтерами.

Муся переносила дорогу удивительно спокойно, замечает Антон. Даже в моменты, когда им приходилось стоять на морозе по несколько часов.

— Она не мяукала, не пыталась вырваться, а просто лежала или спала в переноске. Такое спокойствие давало силы и мне. Было несколько моментов, особенно во время пешего перехода через границу, когда хотелось бросить все вещи и прилечь на обочину дороги, чтобы «отдохнуть», — признается мужчина. — Но я понимал, что ответственен не только за себя, но и за Мусю. И я, и волонтеры, с которыми я ехал от границы до Гданьска, очень переживали за нее, потому что кошка выглядела уставшей. Я пытался дать ей воды или корма, но по дороге она отказывалась и есть, и пить. В общем, кошка перенесла это испытание как настоящий герой.

Муся. Похожая на кота Степана. Фото собеседника
Муся. Похожая на кота Степана. Фото собеседника

На новом месте Муся снова, как и до этого в Киеве, освоилась быстро — и это с учетом того, что у друзей Антона был свой кот! Мужчина говорит, что уже через день они вдвоем «гоняли во всю мощь», разносили небольшую квартиру и повергали всех в полуобморочное состояние.

— Долго пользоваться такой гостеприимностью я не мог, надо было решать, что делать дальше. Тут кошка, конечно же стала дополнительной проблемой, если можно так сказать: снять жилье с животным довольно сложно, плюс на тот момент я был не уверен, можно ли вообще белорусам легально оставаться в Польше. Лететь куда-то еще типа Грузии? Но тогда пришлось бы было сдавать Мусю в багаж. А ужасных историй о кошках, не перенесших перелет в таких условиях, предостаточно. Я взвесил все «за» и «против» и решил вернуться в Беларусь. Эта поездка заняла около 16 часов и прошла довольно спокойно.

Тяжелой частью во всем этом для Антона были его переживания. Мужчина волновался, чтобы кошка не заболела, пока приходилось стоять на холоде. Но контрольный осмотр ветеринара перед возвращением в Беларусь показал: все в порядке.

— Сейчас Муся чувствует себя замечательно: играет с любимыми игрушками, ест, спит, в общем, ведет свою обычную кошачью жизнь, — улыбается Антон. — Кажется, что такое путешествие на ней никак не отразилось. Но для меня моя кошка стала примером стойкости духа и силы воли. Друзья теперь шутят, что моя кошка — настоящая белоруска.

Муся. Красивая. Фото собеседника
Муся. Красивая. Фото собеседника

«Порезвиться и побегать он пока не может, но главное, что жив-здоров»

У собаки Ольги Чекулаевой за последний месяц будет уже седьмой переезд. Первый был из Минска в Киев — 17 февраля 2022-го. В украинской столице муж собеседницы жил еще с лета прошлого года, и в итоге женщина все-таки решила перебраться к нему. Ехала вместе с собакой — джеком-расселом по кличке Конан. Мыслей оставить его в Беларуси у родственников не возникало, Ольга называет пса членом семьи.

Конан. Фото собеседницы
Конан. Фото собеседницы

— Мы сняли в Киеве новую квартиру 23 февраля, а на следующий день началась война. Сначала мы уезжать не хотели, но 25-го все-таки стало понятно, что, наверное, надо. Уезжали на машине с нашими друзьями и, конечно, с Конаном, — вспоминает Ольга. — Собака вела себя прекрасно, на удивление, пес был как зайчик. Сидел на заднем сидении, то на коленях у меня, то у мужа, то у друга.

Первой остановкой на пути был город Белая Церковь, где их на ночь приютила местная жительница. Дальше был план добраться до Львова, но быстро стало понятно, что доехать туда практически невозможно, да и с собакой найти жилье гораздо сложнее.

— Тогда решили ехать через Молдову. На границе мы простояли больше суток. В Кишиневе две ночи пробыли у наших друзей, потом переехали в гостиницу. Задержались в городе дней на 5−6, а потом уже поехали в Варшаву — через Румынию, где провели еще одну ночь в гостинице, и Венгрию. Там пришлось стоять ночь на границе (Румыния входит в ЕС, но не в Шенгенскую зону, поэтому фактически пограничный контроль существует. — Прим. Ред.), — Ольга описывает маршрут. — Из Варшавы уже приехали в Вильнюс, и только на днях будем заселяться в нашу «постоянную» квартиру.

Конан в дороге. Фото собеседницы
Конан в дороге. Фото собеседницы

Кстати, в варшавской гостинице, по словам женщины, оказалось очень много собак-беженцев. Всех принимали с радостью. Ольга говорит, что и на границах проблем не возникало: не понадобились ни документы о прививках, ни справки о состоянии здоровья питомца.

— Хотя я очень волновалась по этому поводу и даже в Кишиневе поехала в ветеринарную клинику, чтобы получить свежую справку. Меня заверили, что не надо никаких документов, — рассказывает белоруска. — Мол, забираете собак — и слава Богу. Даже говорили спасибо, что не бросаем своих питомцев.

Для Конана Ольга взяла в дорогу еду и воду, также его не забывали периодически выгуливать. Тем не менее, в поездке Конан выглядел слегка обескураженным: псу было тяжело понять, почему все время приходится куда-то ехать.

— В Киеве у нас была снята квартира напротив Мариинского парка. Теперь Конану объясняю: «Я тебе, конечно, обещала, что ты будешь в парке гулять и в Днепре купаться, но вот такая ситуация получилась», — улыбается Ольга. — Обидно, что сейчас приходится гулять с ним на поводке. Везде незнакомые места и нельзя даже сделать ему нормальный адресник с номером телефона, ведь в каждой стране новая симка и контакты меняются. Порезвиться, побегать Конан пока особо не может. Но главное, что он жив и здоров, напоен и накормлен.

«З сабой узяла толькі сабаку, ката, дакументы, макбук, байку і корм для жывёл. Больш нічога не памясцілася»

Когда мужа Надежды посадили на 15 суток в феврале 2021-го, она поняла, что дальше так жить в Беларуси нельзя. И общее ощущение безопасности пропало, и работать стало невозможно в психологическом плане, особенно когда сидел муж. В Минске у пары были два кота (мальчик и девочка) и одна собака. В Киев взяли только беспородного кота Феню и собаку Уму. Вообще, она русская гончая, но Надежда с мужем шутят, что на самом деле — «белорусская».

Ума и Феня. Фото собеседницы
Ума и Феня. Фото собеседницы

 Другую кошку мы пакінулі маёй маме. З трыма жывёламі зусім было б складана, хаця нас пужалі, што і з двума мы не знойдзем кватэру. Феня, якога мы ўзялі з сабой, вельмі ласкавы, ён ад цябе не адыходзіць. А котка была сама па сабе: ты ёй патрэбны толькі, каб даваць ежу. Мы падумалі, што яна не так будзе па нас сумаваць, — объясняет женщина. — Але для нас гэта было складаным рашэннем.

Путь до Киева тоже был нелегким. Сначала туда поехал муж Надежды, нашел жилье. Она в то же время занималась поиском перевозчика животных. Опыт получился тяжелым — почему-то на границе не захотели пропускать собаку с котом.

— Два з паловай дні Феня з Умай правялі на мяжы. Не памятаю, які бок, але памежнікі прыдраліся да аднаго сэртыфіката. Хаця мы ведалі, што па такому ж дакументу жывёл прапускалі тыдзень таму. Сітуацыя была вельмі напружаная, мы не маглі спаць, таму што не разумелі, атрымаецца ўсё ці не. Нам ужо тэлілі перавозчыкі, ці вяртаць жывёл назад. Дзве смены памежнікаў не пускалі Феню з Умай, але трэцяя ў выніку пагадзілася, — рассказывает Надежда. — Нашыя жывёлы выехалі з Мінска ў 9 раніцы ў пятніцу, а ў Кіеў прыехалі толькі ў 6 вечара ў нядзелю.

Когда началась война, Надежда была дома без мужа. Он поехал в командировку, а она осталась с животными в Киеве.

— Мае сябры, якія былі з машынай, жылі ў Ірпені. Сяброўка патэлефанавала ў пяць раніцы, кажа: «Мы за табой днём заедзем, возьмем жывёл і паедзем далей». Але днём яны літаральна не змаглі праехаць і метра, бо ўсе дарогі былі забітыя машынамі. Тады сяброўка сказала браць жывёл і ехаць да іх на метро, — вспоминает Надежда. — Але паміж Кіевам і Ірпенем кіламетраў 20. Ды і як я паеду на метро з вялікім сабакай і катом? Дапамагла нейкая яе знаёмая, якая праязджала каля майго дома і магла дакінуць нас да Ірпеня.

Машина приехала, а внутри сидели еще две девушки. Для большой собаки места физически не было. Надежда даже использует слово «запихивала», когда говорит о Уме и том, как пыталась найти ей место в салоне. Появились мысли, что, может, надо оставаться в Киеве.

— Гэта была б мая вялікая памылка, не ведаю нават, чым бы яна мне каштавала, — признается собеседница. — Выратавала мая сяброўка, якая скамандавала: «Надя, берите свои задницы в руки и залазьте в эту машину, как хотите». З сабой я ўзяла сабаку, ката, дакументы, макбук і адну байку — больш нічога не памясцілася. Яшчэ корм для Умы — перад вайной я замовіла пакет на 12 кілаграмаў, але ўзяць атрымалася не ўсё. Я нічога не падлічвала, бо за вакном літаральна бомбы ляцяць, але пашанцавала — і ежы хапіла да самой Варшавы.

Ума и Феня в дороге. Фото собеседницы
Ума и Феня в дороге. Фото собеседницы

В момент, когда Надежда с друзьями выезжала из Ирпеня, уже бомбили соседний Гостомель. Но решили все равно ехать. Дорога до Варшавы заняла шесть дней.

— Мы ехалі на старым двухдзверным «гольфе». Ума ўжо на трэці дзень вельмі стамілася, бо нават на начлег мы не спыняліся. Толькі ў апошні дзень перад польской мяжой мы знайшлі месца, дзе пераначаваць. Там мы трошкі адпачылі. Выпусцілі катоў у першы раз, яны ўсё нюхалі, Ума ўвогуле адразу залезла на ложак, хаця было нельга, — говорит Надежда. — У гэтых умовах Феня і Ума паводзілі сябе вельмі добра. У машыне была яшчэ адна котка, але ў пераносцы ўвесь час. Мае сядзелі «на волі».

Самым стрессовым моментом, по словам Надежды, было то, что несмотря на многокилометрыые прогулки с Умой, она настолько устала быть в машине, что под конец дороги отказывалась идти назад в салон.

— Зараз, у Варшаве, і Феня, і Ума жывуць не са мной. Пакуль забраць іх няма магчымасці, і я вельмі ўдзячна, што мне дапамагаюць: адгукнуліся людзі з інстаграма, у тым ліку тыя, каго я зусім не ведаю. Крута, што беларусы адзін аднаму дапамагаюць. У Варшаве мы не плануем заставацца надоўга, а знайсці нешта з жывёламі на кароткі тэрмін вельмі няпроста.

Феня на передержке в Варшаве. Фото собеседницы
Феня на передержке в Варшаве. Фото собеседницы

«Ел, пил, позволял всем детям себя трогать — он котенок, ему все интересно»

Правозащитница Анисия Козлюк уезжала из Беларуси в августе 2021-го, когда ее и коллег начали активно вызвать на допросы. В то время питомца у нее еще не было. Уважаемый (да-да, это такая кличка) появился у нее только 14 февраля этого года, когда ему исполнилось три месяца. Котенка привезли из Запорожья — Анисия шутит, что кот с украинским гражданством, а она нет. На тот момент девушка жила в Киеве.

Уважаемый. Фото собеседницы
Уважаемый. Фото собеседницы

— Смешно, что до войны мы обсуждали с моим молодым человеком, в какой форме война будет для нас «приемлема», если начнется. Допустим, если все будет на Донбассе, то мы остаемся? А если захватят Харьков, нужно ли уезжать нам? В общем, решили смотреть по ситуации, — вспоминает правозащитница. — А когда в 5 утра мы проснулись от звука взрывов, то все равно сидели и не понимали, что делать. У нас не было готовых «тревожных чемоданчиков», и мы никак не готовились к войне.

Анисия признается, что, когда собирали вещи, взяли с собой «всякую ерунду»: кроме документов и техники, захватили, например, еще бутылку шампанского. Ну, и кота.

— Нормальной переноски для него не было, Уважаемый приехал к нам в одноразовой, картонной. С ней мы и выдвинулись в путь, хотя куда ехать, не понимали. Было ожидание, что все за день-два закончится, — рассказывает девушка. — Мы отправились к друзьям и планировали с ними вместе поехать на машине во Львов. Но они решили вернуться в Беларусь. Мы к такому были не готовы. Зато ближе к выезду из города отстояли очередь в зоомагазин, где все переноски уже, конечно же, раскупили. Вместо этого мы взяли одноразовых пеленок. Все это время я носила кота в куртке.

Уважаемый в куртке. Фото собеседницы
Уважаемый в куртке. Фото собеседницы

Уважаемый вел себя прилично: когда хотел в туалет, просился. Тогда Анисия садила его в коробку на пеленку, а после девушка забирала его обратно в куртку. Таким образом пара с котом провела целый день.

— Потом мы почитали новости и увидели, что Левый берег, где мы жили, почти не обстреливали. Так что мы вернулись домой, чтобы там переночевать и понять, что делать. В 4 утра мы проснулись от того, что трясется дом: взрыв прогремел совсем рядом. Где прятался кот, мы не вычислили, поэтому пошли прятаться в ванную без него, — говорит Анисия. — Правда, скоро он вышел, и мы уже втроем провели в ванной несколько часов. Уважаемый не высказывал желание выходить за ее пределы и с пониманием отнесся к тому, что его лоток переехал в душевую кабину.

Пережитого хватило, чтобы белорусы все же решились уехать. Они отправились на вокзал.

— С котом собрались по старой схеме, но для себя уже сложили нормальный рюкзак с вещами. На эвакуационный поезд ехали на метро, Уважаемый отлично переносил поездку и контакты с людьми, другими котами. На вокзале была давка, люди паниковали. Много животных, мяуканья, гавканья, плача детей, — описывает Анисия. —  В общем, почти смирились, что придется ехать обратно домой. Но увидели поезд на Каменец-Подольский, на который людей было меньше. Мы даже не гуглили, где это и что это, просто сели.

Уважаемый в поезде. Фото собеседника
Уважаемый в поезде. Фото собеседника

Причем сели в буквальном смысле: Анисия с котом ехали на полу вагона. Так они доехали до Хмельницкого, а там уже пересели и добрались до Львова. Сначала белорусам предложили ехать в тамбуре, так как поезд был для детей из Донецкой и Луганской областей. Но потом разрешили ехать в вагоне, где им удалось поспать. Девушка говорит, им еще повезло: весь путь от Киева до Львова занял только 14 часов.

— Кот вел себя прекрасно и показывал здоровый аппетит. Ел, пил, позволял всем детям его трогать — он же четырехмесячный котенок, ему все интересно. В первом поезде мы его даже выпускали из переноски, он и не думал куда-то убегать. Большого количества людей вокруг не боялся, — рассказывает Анисия. — В какой-то момент он попросился в туалет и, смотря на него в коробке, я поняла, что он присел туда не пописать. В общем, запах нашего кота стоял на весь вагон. Мы убрали оперативно, но люди отнеслись с пониманием. А в поезде до Львова Уважаемый просто лег между нами и уснул. Так и доехали.

Девочка и Уважаемый в поезде. Фото собеседницы
Девочка и Уважаемый в поезде. Фото собеседницы

Уезжать за пределы Украины пара пока не планирует: решили остаться, чтобы помогать в тылу знакомым на фронте. К тому же вернуться при необходимости было бы сложно, ведь Анисия так и не успела подать документы на ВНЖ.

— Первое время, когда нам только привезли кота, он прятался под батареей и был стеснительным. Но после нашего двухдневного приключения Уважаемый стал очень ручным и нежным. Всем позволяет брать себя на руки, не возмущается никому и ничему, — улыбается девушка. —  Кот чувствует себя лучше всех и даже не реагирует на взрывы, которые случаются во Львове.

«Пес спас мне жизнь. Он тянул меня, и я понимала: нельзя останавливаться»

Саша Эльбаум уезжала из Минска 21 мая 2021-го, с ней полетел ее питомец Марсель, или просто Марс, — английский кокер-спаниэль. Тогда ему было шесть месяцев, и он еле-еле уложился в разрешенный весовой лимит, чтобы лететь в салоне.

— По пути Марсель прогрыз в переноске дырку, не знаю, что он хотел. Может, вылезти. Но в эту дырку влез только его нос, — смеется Саша. — Всю дорогу он скулил и ныл, но в целом все прошло нормально. Никакой стрессовой реакции после полета я не заметила — бегал, прыгал, все свои «дела» сделал. Говорят, что собаку к переноске нужно приручать, но уезжать пришлось экстренно, времени на это не было, поэтому я его туда буквально запихивала. Документы тоже делали быстро и каким-то чудом: там же прививки должны быть в определенном порядке, справки — это все.

Марсель прогрыз переноску по дороге из Минска в Киев. Фото собеседницы
Марсель прогрыз переноску по дороге из Минска в Киев. Фото собеседницы

В Киеве девушка уже была более опытной, и как только появились тревожные звоночки о потенциальном начале войны, она собрала чемодан. Это было за три недели до 24 февраля 2022-го. Тогда же Саша обновила документы Марселю, в том числе получила справку об антителах к бешенству, дала ему таблетки от клещей и блох, закупила корм. Получение последних документов запланировали на 25-е число, а уже 27-го Саша думала уехать в Варшаву. Но этому было не суждено сбыться.

До польской границы девушка добралась только 26 февраля. В машине Марсель был молодцом: смотрел в окно, сидел на ручках или был в ногах. Но поспать собаке удалось лишь часа три во время первой ночной остановки недалеко от Киева, а потом еще минут 40 в машине. Оттого он был очень уставший.

— Миску я взяла только для воды, причем положила ее куда-то в чемодан, так что поила Марселя с рук, корм тоже — или с рук, или давала из пакетика, как получалось. Аппетит у него был нормальный, — замечает Саша. — Правда, когда я понимала, что остановки долго не предвидится, на ночь не давала ему еды. Чтобы он, скажем так, не портил нам воздух.

Марсель в машине. Фото собеседницы
Марсель в машине. Фото собеседницы

Как говорит Саша, «самое страшное» началось на границе Украины и Польши. Очередь из машин была километров 30, и стало ясно: стоять и ждать бессмысленно, застрять можно на много дней.

— Мы пошли пешком. С собой у меня почему-то (сама не понимаю как) оказался короткий поводок на два метра, с которым мы уже давно не гуляем. Зато у него есть шлейка через плечо, чтобы мои руки оставались свободными. Так я и шла: Марс тянет вперед, в одной руке — чемодан, в другой — переноска. В какой-то момент я просто остановилась и начала рыдать, — признается Саша. — Марсель у меня очень активный, он плохо умеет ходить рядом, постоянно тянет поводок. И вот представьте: ужасно холодно, ты хочешь спать, а еще и собака тянет тебя так, что ты физически не вывозишь. Ко мне подошли два парня, спросили чем помочь. Они подхватили мои вещи, поэтому большую часть пути я прошла только с собакой.

Под конец все равно пришлось несладко: Марсель уже устал и просился на руки, поэтому Саше пришлось нести его. А пес сейчас весит уже 12 килограммов — не самая легкая ноша.

— На самом деле, думаю, я дошла только потому, что Марс меня тянул. Пройти без подготовки 30 километров пешком, после бессонных ночей и стресса — это тяжело. Так что собака, я считаю, спасла мне жизнь, — говорит Саша. — Он тянул, тянул, тянул меня, и я понимала: нельзя останавливаться.

Марсель отдыхает по дороге к польской границе. Фото собеседницы
Марсель отдыхает по дороге к польской границе. Фото собеседницы

На пропускном пункте для «пешеходов» была большая очередь. Саша решила попробовать подсесть к кому-нибудь в машину — они двигались быстрее.

— Кто-то готов был взять меня без багажа, кто-то — без собаки. Ну уж нет, — заявляет Саша. — Машина в итоге все же нашлась. Марс сел у меня между ног на пол и сразу же уснул. Пограничники даже не спросили документы на него. Сейчас мы снимаем квартиру в Варшаве. На ее поиск ушло пять дней.

Уже в Польше пса пришлось отвезти к ветеринару, потому что из-за холода в дороге он застудил глаза. Девушка говорит, что с нее даже не взяли денег, когда узнали, какой путь они прошли.

— А первые три дня Марс вообще просто спал. Вставал буквально чтобы попить-поесть и сразу ложился в кровать, так устал, — вспоминает Саша. — Даже играть не хотел. Но сейчас он уже и бегает, и общается с другими собаками.