Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  2. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  3. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  4. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  5. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  6. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  7. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  8. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  9. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  10. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  11. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  12. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  13. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  14. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  15. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  16. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  17. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают


Уже второй месяц продолжается вторжение России в Украину. Начавшееся как блицкриг наступление явно увязло, и война может перейти в затяжную стадию. Беларусь, ставшая плацдармом для ракетных и авиационных ударов российских войск по территории Украины, свою армию в бой вводить, однако, не спешит. Мы попытались разобраться, что вообще представляют собой белорусские войска с точки зрения боеспособности и технического оснащения.

Цифры для этого текста взяты из открытых источников, исследований и сообщений Министерства обороны Беларуси. В реальности данные на текущий момент могут несколько отличаться. Также для написания этого материала мы привлекали военного эксперта, который подтвердил справедливость нашей оценки.

Белорусские силовики на улицах Минска в августе 2020 года
Белорусские силовики на улицах Минска в августе 2020 года

Сколько людей в белорусской армии

Много.

В эпоху, когда европейские страны массово переходят на компактные профессиональные армии, в вооруженных силах Беларуси служат примерно 65 000 человек — такую цифру в 2016 году озвучил на тот момент министр обороны страны Андрей Равков. Если исходить из того, что за последние 6 лет оборонный бюджет существенно не изменялся, то можно допустить, что эти цифры будут актуальны и сейчас. Даже без гражданского персонала и курсантов теоретически белорусские власти могут рассчитывать на 45 500 солдат и командиров. Это очень много — для сравнения, в Польше, чей военный бюджет в 20−30 раз превосходит белорусский, а население больше вчетверо, вооруженные силы насчитывают 125 000 солдат и офицеров.

Организационно армия подразделяется на три компонента — Сухопутные войска, войска ВВС и ПВО и Силы специальных операций. Важнейшей частью белорусских войск являются первые. В этом нет ничего удивительного: здесь пехота, танки, орудия и системы залпового огня. Все, что мы наблюдаем сегодня в Украине — штурм и оборона городов, полевые сражения, удержание и попытка захвата оборонительных линий — невозможно без боеспособной пехоты с бронетехникой.

При этом готовность Сухопутных войск Беларуси к реальной войне неочевидна. Большинство частей и соединений являются кадрированными — то есть в мирное время в них служит лишь некоторая часть личного состава. Теоретически при начале мобилизации или военных действий белорусские бригады должны быть максимально оперативно пополнены резервистами и нарастить свою численность до ста процентов.

Но пополнение войск и боевое слаживание личного состава может занять значительное время — не говоря уже о мотивации призывников воевать (сегодня не будет преувеличением сказать, что наша страна не граничит ни с одним государством, с которым белорусы охотно пойдут воевать, не задавая вопросов).

Какой техникой оснащены белорусские войска

Как и большинство постсоветских стран, Беларусь унаследовала значительное количество боевой техники от распавшегося СССР. Основу бронетехники нашей армии составляют танки и бронемашины советского производства. Почти вся материальная часть давно устарела и не подвергалась никаким существенным модернизациям. Так, на бумаге Беларусь может выставить более 1200 танков — такую оценку в 2020 году давал Центр анализа стратегий и технологий. Эта же организация утверждает, что более 800 машин находятся в резерве — т.е. не имеют экипажей.

Оставшиеся четыре сотни танков в большинстве представляют собой безнадежно устаревшие Т-72Б — в строй эта версия вошла в 1985 году, и их боевая значимость стремится к нулю. При этом у соседней Польши примерно 800 танков, львиную долю которых составляют немецкие «Леопард 2». А основой танкового парка России служат последние модернизации тех же «семьдесят вторых» — Т-72Б3, а также Т-90 и Т-80БВМ. В Украине современных танков также не очень много, но страна компенсирует это большим количеством современного противотанкового вооружения, которому белорусским машинам противопоставить нечего.

Т-72Б белорусской армии. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси
Т-72Б белорусской армии. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси

Есть ли у Беларуси современные танки? Можно сказать, что да. Речь идет об уже упомянутых Т-72Б3 — бюджетной модернизации Т-72, разработанной в 2011 году. Удачной эту машину называют немногие, главным плюсом считается ее  сравнительная дешевизна. Так, комплексы активной защиты, которые у России есть уже давно, на Т-72Б3 не ставятся, и перед вторжением в Украину, чтобы защититься от противотанковых ракетных комплексов, на машины стали наваривать «зонтики» — решетчатые козырьки, которые с некоторой вероятностью могут спасти танк от ракеты.

Впрочем, хороши или плохи Т-72Б3 — не самый главный вопрос, учитывая, что в армии Беларуси их всего 19. Машины закупались малыми партиями (сначала было поставлено четыре, потом 10 и потом еще пять) начиная с 2017 года, чтобы танкисты могли ознакомиться с условно современными танками и научиться на них воевать. Никакой значительной боевой ценности 19 машин не представляют.

Легкая бронетехника Беларуси — БМП-2, БТР-70 и БТР-80, разведывательно-дозорные машины и прочее — также досталась в наследство от Советского Союза. Единственный более-менее современный образец — БТР-82А, закупленный в России в 2021 году, их в войсках около семидесяти.

Похожая ситуация и в артиллерии: системы «Мста-С», «Гиацинт», «Гвоздика», имеющиеся в Беларуси, были произведены еще в СССР. Однако здесь устаревание техники имеет меньшее значение, чем, например, высокоточные снаряды или хорошая осведомленность о расположении противника (то есть речь уже не об орудиях, а, например, о беспилотниках). Поэтому сама по себе артиллерия не так уж плоха, вопрос в эффективности ее применения.

Единственным образцом новой техники в артиллерии является реактивная система залпового огня «Полонез». Никаких советских корней у нее нет, это продукт сотрудничества с Китаем. «Полонез» может с достаточно высокой точностью запускать ракеты на дальность до 200 километров (ведутся работы по производству ракет с дальностью до 300 километров, но они пока не завершены).

При этом комплекс, при всей его современности, неизбежно будет иметь некоторые проблемы в случае реальной войны. Во-первых, «Полонезов» в белорусской армии всего шесть (или даже четыре, если верить авторитетному военному справочнику Military Balance). Для конфликта с любым из соседей этого критически мало — поскольку ядерного оружия у Беларуси нет, нанести критического ущерба «Полонезы» просто не смогут. Во-вторых, полного цикла производства собственных ракет для комплекса в стране, несмотря на все усилия, так и не появилось. Оригинальные ракеты для «Полонезов» сделаны в Китае — в Беларуси их только собирают.

А что с авиацией и противовоздушной обороной?

На первый взгляд, ВВС и ПВО — самый современный и хорошо укомплектованный компонент белорусской армии. Именно для них в нулевых и десятых годах было закуплено больше всего дорогой техники — сначала чешские учебные самолеты L-39, потом учебно-боевые Як-130 и затем сравнительно современные тяжелые истребители Су-30СМ (каждый стоит примерно по 33 миллиона долларов).

В ПВО же из России поступило несколько батарей противовоздушных систем С-300ПС и комплексов «Тор-М2». Теоретически боеспособность ВВС и войск ПВО должна быть хорошей.

Но это не так. Любая ПВО представляет собой систему, включающую зенитно-ракетные комплексы дальнего, среднего и ближнего радиуса действия. Такие ЗРК взаимно перекрывают друг друга и способны более-менее эффективно создать над ключевыми объектами страны зону, где вражеской авиации будет летать крайне опасно. Также комплексы должны сбивать ракеты, вошедшие в их зону поражения.

В Беларуси эта система имеет серьезный недостаток. Единственными современными комплексами ближнего радиуса действия (до 15 км) являются уже упомянутые «Тор-М2», все прочие ближние системы («Стрела-10», «Оса») произведены еще в СССР и имеют крайне невысокую боевую ценность. А комплексов среднего радиуса действия у Беларуси практически нет.

Почти все свои ЗРК «Бук» (этот комплекс сегодня считается главной угрозой российским самолетам, бомбящим Украину) белорусское правительство продало. Активно разрабатывается новая ракета для белорусского «Бука» с дальностью стрельбы до 70 километров, но о постановке таких комплексов и новых ракет на вооружение пока ничего не известно.

Так что «средний» компонент системы ПВО Беларуси не просто хорош или плох — он практически полностью отсутствует (у нашей страны есть максимум один дивизион таких систем, а это очень мало). Что касается ЗРК большого радиуса действия, то они представлены теми самыми российскими С-300ПС — эта версия комплекса вошла в строй в восьмидесятых годах ХХ века, сильно устарела и не сможет в случае войны противостоять ни российским Воздушно-космическим силам России, ни авиации НАТО.

Поэтому единственным реально боеспособным компонентом ПВО можно признать «Торы» ближнего действия — практически все они сконцентрированы для охраны Островецкой АЭС, так что все военные объекты Беларуси, вероятно, беззащитны от атак с воздуха.

Детальнее рассмотрим авиацию. От СССР нам досталось значительное количество тяжелых истребителей Су-27, легких истребителей МиГ-29 и наиболее хорошо оснащенный завод для ремонта боевых самолетов — 558-й в Барановичах. В годы независимости Беларусь даже разработала собственную модернизацию Су-27УБМ, которая проводилась на том же барановичском авиазаводе. В начале десятых годов все Су-27 (а также бомбардировщики Су-24) из белорусских ВВС списали, отправили на склад, а о модернизациях забыли.

Весь истребительный авиапарк отныне состоял из легких МиГ-29 (две эскадрильи по 12 бортов). Однако в 2019 году вопреки логике Беларусь стала закупать у России… все те же модернизированные Су-27 под новым названием Су-30СМ. На сегодняшний день из 12 бортов, предусмотренных контрактом, были поставлены сначала два, а потом еще два самолета — всего четыре. Именно они сегодня составляют весь современный авиапарк Беларуси.

Су-30СМ на аэродроме в Барановичах. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси
Су-30СМ на аэродроме в Барановичах. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси

Боеспособность белорусской истребительной авиации вряд ли может оцениваться как высокая: большинство самолетов сильно устарели, от собственной программы модернизации истребителей отказались, а четыре Су-30СМ — это явно не то количество бортов, которое может эффективно защищать небо. Для сравнения, на момент начала Карабахской войны 2020 года Армения располагала таким же количеством Су-30СМ, которые теоретически были сильнее любых азербайджанских самолетов.

Ни один из истребителей за все время конфликта ни разу не поднялся в воздух, позволив азербайджанским беспилотникам безнаказанно уничтожать армянскую технику. Отдельно стоит отметить, что все истребители Беларуси находятся на единственном аэродроме в Барановичах под открытым небом, без защищенных ангаров и в случае начавшейся войны могут быть достаточно легко уничтожены еще на земле силами противника.

Штурмовая и транспортная авиация Беларуси, базирующаяся на аэродромах в Лиде и Мачулищах, невелика и целиком представлена советскими моделями (штурмовики Су-25 и транспортники Ан-26 и Ил-76). Правда, начиная с 2015 года из России были поставлены 12 учебно-боевых самолетов Як-130, которые могут использоваться и как штурмовики, но все же их главная задача — обучение пилотов.

Силы специальных операций

Элита белорусской армии. В 2007 году Силы специальных операций были выделены из Сухопутных войск и с того момента представляют собой отдельную структуру из трех бригад (5-я, 38-я и 103-я) и нескольких частей меньшей численности, всего в них служит от 4000 до 6000 человек. Ни одна из частей не является кадрированной — то есть имеет полный штат и боеспособность даже в мирное время. Белорусам эти войска печально известны по 2020 году — и 5-я бригада спецназа из Марьиной Горки, и брестская 38-я десантно-штурмовая бригада принимали активное участие в подавлении массовых протестов после президентских выборов.

В основном бойцы ССО перемещаются на бронированных или небронированных внедорожниках («Лис-ПМ», «Волат», «Богатырь» и «Дракон») или бронетранспортерах. Также в их распоряжении есть поставленные из России вертолеты Ми-8МТВ-5.

Бойцы 5-1 отдельной бригады специального назначения ССО Республики Беларусь. Источник: Telegram-канал Министерства обороны РБ
Бойцы 5−1 отдельной бригады специального назначения ССО. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси

Слабой стороной бригад ССО является то, что собственно элитная легкая пехота — это инструмент для решения довольно узкого круга задач. Никаких танков, тяжелой артиллерии, систем противовоздушной обороны ССО не положено, держать оборону им особо нечем. Аналогичные боевые части, к примеру, украинской армии насыщены современным противотанковым и противовоздушным оружием: ПТРК Javelin и NLAW, гранатометами Carl Gustaf, ПЗРК Stinger и Piorun. Такое вооружение позволяет им эффективно противостоять российской армии с обилием техники. Белорусские ССО подобными возможностями не обладают, «постсоветского» вооружения у десантников Беларуси практически нет.

На сегодняшний день это, пожалуй, единственные воинские части, на которые руководство Беларуси может на 100% положиться как в плане лояльности, так и в плане возможности выполнения возложенных боевых задач.

А что в итоге?

Современные белорусские войска сегодня состоит из двух совершенно разных компонентов — большая и громоздкая армия советского образца, чья боеспособность вызывает вопросы (в том числе в плане ВВС и ПВО), и компактная, хорошо обученная мини-армия в виде трех бригад ССО. Последняя, несмотря на свою эффективность, целиком состоит из легкой пехоты и имеет довольно узкую область применения, так что вряд ли может использоваться как основа армии нового образца.

В своей военной доктрине Минск учитывает всестороннюю помощь Москвы. Существует также и военная доктрина Союзного государства. Однако мы имеем то, что имеем — как реальная военная сила белорусская армия, при номинально огромной численности, вряд ли может считаться достаточно боеспособной, чтобы иметь самостоятельное значение.