Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Атаки российской армии и до «300 ликвидированных иностранных наемников». Главное из сводок штабов на 213-й день войны
  2. Беспошлинный ввоз товаров для физлиц в размере 1000 евро продлили на полгода
  3. Лукашенко (в который раз) заявил, что ему «осточертело» быть у власти: «А что будет с вами?»
  4. Наступление на Лиман и деспотический подход Кремля к частичной мобилизации. Главное из сводок штабов на 212-й день войны
  5. «Стоял пароль news2017». Акции на БелЖД, прослушка белорусов и взломы силовиков — интервью с представительницей КиберПартизан
  6. В ТЦ «Дана Молл» организовали встречу подростков с блогером Миланой Хаметовой. Читатели и Минздрав рассказали о ЧП, в МЧС — опровергли
  7. «Объявят Россией и начнут забирать наших мужчин». Жители Херсона и Бердянска — об обстановке в регионе, где начинается «референдум»
  8. «Минск вынужден сидеть на двух стульях». Артем Шрайбман — о противоречивых заявлениях Макея в ООН
  9. «Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал». Что говорят белорусы с российским паспортом, которых могут призвать на войну
  10. Глава МИД Эстонии о сокращении штата посольства в Минске: Такая реакция еще больше показывает преступное лицо режима
  11. Лукашенко прокомментировал мобилизацию в России и пообещал, что в Беларуси ее не будет
  12. Макей: Минск с пониманием относится к решению Москвы о частичной мобилизации


Решение о вторжении в Украину президент России Владимир Путин принимал совместно с горсткой сторонников жесткого курса. Об этом сообщает Bloomberg со ссылкой на нескольких анонимных представителей российской политической элиты. По их мнению, вторжение в Украину стало катастрофической ошибкой для России, но шансов на то, что Путин изменит свою политику, пока нет.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По словам двоих осведомителей издания, вторжение в Украину Путин обсуждал с ограниченным кругом доверенных лиц, в который вошли министр обороны Сергей Шойгу, начальник Генштаба Валерий Герасимов и секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев. А через несколько недель после начала войны круг советников Путина еще больше сузился.

«Именно ограниченность информации способствовала тому, что Кремль просчитался в первые дни наступления, сделав ставку на более широкую поддержку со стороны украинских войск и официальных лиц, а также на более быстрое военное продвижение. Кроме того, российский президент недооценил своего украинского коллегу Владимира Зеленского, сочтя его слабым противником», — отмечает Bloomberg.

Издание подчеркивает, что спустя почти 8 недель после начала российского вторжения в Украину, несмотря на рост военных потерь и беспрецедентную международную изоляцию России, война по-прежнему популярна среди большей части российской элиты, да и общественная поддержка остается сильной.

Тем не менее, все больше высокопоставленных лиц приходят к пониманию, что продолжение агрессии против Украины обречет Россию на годы изоляции, в результате чего ее экономика будет парализована, национальная безопасность поставлена ​​под угрозу, а глобальное влияние ослабнет.

При этом Путин все больше полагается исключительно на сужающийся круг своих советников-«ястребов» и отмахивается от попыток других официальных лиц предупредить его о разрушительных экономических и политических последствиях военной авантюры. Он заявляет, что, хотя Россия платит огромную цену за развязанную войну, общественность по-прежнему его поддерживает, к тому же Запад не оставил ему другого выбора, кроме как начать вторжение.

Критики политики Путина не видят признаков того, что он готов обсуждать вопрос о выводе войск или о каких-либо серьезных уступках, необходимых для прекращения огня, а его контроль над политической системой остается тотальным, отмечает Bloomberg.