Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  2. Эксперты: Россия может активизировать наступление, пользуясь «окном» до поступления помощи США
  3. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  4. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  5. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  6. Национальность Брежнева и имя Андропова, бандитизм Сталина и отсидка Королева. Какие факты из биографий известных людей скрывали в СССР
  7. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  8. Лукашенко назначил двух новых министров


45 лет назад, 2 мая 1977 года произошло самое крупное и самое трагическое ЧП в истории Белорусской железной дороги: в Крыжовке пассажирский поезд врезался в электричку, стоящую на платформе. Погибло 22 человека, 82 были ранены. Вспоминаем, что тогда произошло.

Трагедия в Крыжовке. 1977 год. Фото: архив Белорусской железной дороги
Трагедия в Крыжовке. 1977 год. Фото: архив Белорусской железной дороги

События произошли в Крыжовке — железнодорожной станции недалеко от Минска. В электричку № 548 Олехновичи — Минск на скорости 52,2 км/ч влетел пассажирский поезд № 280 Гродно — Орша. От удара два вагона пассажирского поезда сошли с рельсов.

К событиям привело стечение трагических обстоятельств.

2 мая оказался очень жарким днем. Воздух прогрелся до 30 градусов. Рельсы должны были нагреться до 43 градусов. В таком случае они могли сомкнуться, нарушив работу автоматической блокировки. Сотрудников железной дороги предупредили об этом телеграммой.

В третьем часу в Крыжовке рельсы действительно сомкнулись от жары, на светофоре загорелся ложный красный свет, в работе автоблокировки произошел сбой.

На пульте-табло у Бруйло, дежурной по путевому посту Крыжовка, загорелись две лампочки участков приближения поездов, но в реальности их не было. Поэтому Бруйло вызвала по телефону электромеханика Николая Кухорева, но не доложила о сбое дежурному поездному диспетчеру Молодечненского направления.

Электромеханик Кухорев и дорожный мастер Зенон Петрик пытались разомкнуть рельсы гидравликой, после неудачи использовали ножовку. Вопреки инструкции они не останавливали поезда, не желая дальнейших разборов у руководства и лишения премии. Кухорев включал ложный зеленый свет.

Так он пропустил 12 поездов, в том числе в 17:00 электричку Олехновичи — Минск. Но затем Кухорев забыл поставить реле (аппарат для замыкания или размыкания электрической цепи) в нормальное положение. На светофоре остался зеленый свет. Поэтому пассажирский поезд Гродно — Орша направился по пути, где стояла электричка. В 17:14 произошло столкновение.

Поезд вел машинист Анатолий Якубовский. Сотрудник Минской транспортной прокуратуры Николай Мультан рассказывал TUT.BY, что накануне руководство Белорусской железной дороги ввело эксперимент: машинисты стали ездить без помощника. В тот день в машинном отделении поезда произошли неполадки с давлением. Якубовский пошел устранить проблему, предварительно положив кирпич на педаль бдительности. Если ее отпустить — произойдет немедленное торможение. Но когда машинист вернулся из машинного отделения и увидел электричку, то растерялся и не затормозил.

В свою очередь дежурная Бруйло отсутствовала на своем месте 13 минут: на станции загорелась букса (стальная или чугунная коробка) и женщина отправилась смотреть на пожар, не предупредив Якубовского.

В газетах о крушении поезда написали всего несколько строк и больше не поднимали эту тему.

Трагедия в Крыжовке. 1977 год. Фото: архив Белорусской железной дороги
Трагедия в Крыжовке. 1977 год. Фото: архив Белорусской железной дороги

«Это был рок. В тот день все шло так, что трагедия была неизбежна. Но каждый из тех, кто потом оказался в суде, мог ее предотвратить», — говорил Николай Мультан.

Николая Кухорева приговорили к 12 годам лишения свободы. Он был единственным, кто признал свою вину.

Зенон Петрик получил 10 лет, Анатолий Якубовский — 7.

Дежурная по станции 20-летняя Бруйло забеременела во время расследования и получила 4 года условно.

Чуть позже все попали под амнистию, их сроки сократили.

Памятник жертвам трагедии в Крыжовке так и не поставили.