Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Минфин предупредил о резком росте ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  2. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  3. Эйсмонт рассказала, что Виктор Лукашенко делал в ОАЭ
  4. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  5. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  6. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  7. «Должны раскаяться, публично извиниться». В Сети опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  8. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  9. Резников остается на посту министра обороны Украины
  10. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  11. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  12. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  13. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну


В российскую Государственную Думу внесли законопроект: там предлагают аннулировать признание независимости Литвы. В ответ литовский депутат Матас Малдейкис написал, что тогда его страна отменит мирный договор между Русским царством и Речью Посполитой, заключенный в 1634 году (Поляновский мир), и потребует вернуть все оккупированные земли, в том числе Смоленск. Пока что намерения обеих сторон выглядят больше как ироничная риторика, пусть и весьма агрессивная, однако они дают прекрасный повод разобраться, чей на самом деле этот город: белорусский (как одной из наследниц ВКЛ) или русский, и мог ли он вернуться в состав нашей страны.

Политически — российский город (но есть нюанс)

Модель Смоленской крепости (1595—1602) зодчего Федора Коня. Смоленский исторический музей. Изображение: Al Silonov, Wikimedia Commons
Модель Смоленской крепости (1595−1602) зодчего Федора Коня. Смоленский исторический музей. Изображение: Al Silonov, Wikimedia Commons

С точки зрения международного права Смоленск — это российский город. Беларусь восстановила свою независимость в 1991-м, населенный пункт тогда являлся частью соседней страны. А Беларусь и Россия признали независимость друг друга.

Правда, формально здесь есть небольшой нюанс: граница между двумя странами не утверждена. В советское время она проходила между союзными республиками и была условной. Чтобы зафиксировать границу, надо провести ее делимитацию (определение границы на карте) и демаркацию (обозначение на местности). Но эту работу даже не начинали — ни одно подразделение пограничных войск Беларуси никогда не охраняло ее границу с Россией.

Одна из причин — финансовая. По подсчетам экспертов, расходы на демаркацию границы между РБ и РФ составили бы примерно 20 млн долларов или 2 млн в год при работе на протяжении 10 лет (именно столько проходила демаркация белорусско-украинской границы, которая сравнима по протяженности). Вторая причина — необходимость в серьезной подготовительной работе, поскольку «нет каких-либо документов, определяющих даже прохождение административной границы БССР и РСФСР». Но куда более важна политическая причина — между двумя режимами царит полное взаимопонимание, поэтому тратить время и деньги на фиксацию границы власти не хотят.

Хотя ситуация, когда со времени восстановления независимости прошло более 30 лет, а граница не зафиксирована — нонсенс. И хороший критерий, по которому можно увидеть реальное отношение белорусской власти к этому вопросу.

Впрочем, за Смоленск России можно не волноваться. Граница проходит от него на значительном расстоянии. В белорусском обществе по этому вопросу также существует практически полный консенсус, да и серьезные претензии на этот город в годы независимости не выдвигались.

Между ВКЛ и Москвой

Осада Смоленска. 1609—1611 годы. Изображение: wikipedia.org
Осада Смоленска. 1609−1611 годы. Изображение: wikipedia.org

С точки зрения истории ситуация с городом не так однозначна.

Первоначально Смоленск и Смоленское княжество входили в состав Киевской Руси — средневекового государства, существовавшего с IX века на территории современных Беларуси, России и Украины (а также частично Польши и стран Балтии). В ХII веке княжество стало независимым, в его составе были белорусские Мстиславль и Орша.

Позже Смоленск ослаб и стал зависимым от соседей, в том числе от Полоцкого княжества. Затем город был союзником Великого княжества Литовского — белорусско-литовского государства. Когда великий князь Ольгерд ходил в поход на Москву и брал в осаду Кремль, смоленский князь был его союзником.

В 1395-м Витовт захватил Смоленск и включил его в состав ВКЛ. Вскоре город занял рязанский князь (Рязань находится в современной России), но великий князь спустя три года вернул его. Смоленские ратники участвовали в Грюнвальдской битве, в которой был побежден Тевтонский орден — летописцы отмечали их мужество. С тех пор город долго оставался в составе белорусско-литовского государства.

«Смаленск быў цэнтрам беларускага гуманітарнага асяродку. У 15−16-м стагоддзях менавіта ў Смаленску былі створаныя ўсе беларуска-літоўскія летапісы. Тут быў напісаны славуты Радзівілаўскі летапіс, які мае каля тысячы малюнкаў. Смаленск быў культурным цэнтрам сярэднявечнай Беларусі», — рассказывал археолог и политик Олег Трусов.

В 1514-м город захватила Москва и владела им почти век. Но в 1611-м Смоленск вернули в ВКЛ, тогда он получил Магдебургское право, дающее самоуправление.

На протяжении нескольких веков противники предпринимали неоднократные попытки отобрать друг у друга Смоленск. Они осаждали его, в городе организовывались заговоры против Москвы и Вильно. Оба государства неоднократно «навсегда» отказывались от города. Например, в 1634-м был заключен Поляновский мир, о котором упоминает литовский депутат. По нему подтверждались границы по перемирию, заключенному за 16 лет до этого: Смоленская земля с городами Смоленск, Трубчевск и Рославль (все они теперь в составе России) оставались «нашими».

Но в 1654-м началась новая война. Московские войска захватили Смоленск, что позже было зафиксировано в новом перемирии и «вечном мире». С того времени город окончательно вошел в состав России. А спустя полтора века эта страна захватила и современные белорусские земли.

«Произношение указывает на принадлежность его к белорусскому племени»

«Этнографическая карта белорусского племени», на которой показаны «границы белорусской области». Автор - профессор Ефим Карский. 1903 год. Изображение: wikipedia.org
«Этнографическая карта белорусского племени», на которой показаны «границы белорусской области». Автор — профессор Евфимий Карский, 1903 год. Изображение: wikipedia.org

Кто же жил в Смоленске: белорусы или русские?

Ответить на этот вопрос можно с помощью первой переписи населения Российской империи, прошедшей в 1897-м. По ее данным, русским свои родным языком назвали почти 1,4 млн человек жителей Смоленской губернии, белорусский — чуть больше 100 тысяч.

Разрыв огромный. Казалось бы, на этом дискуссию можно заканчивать. Но есть важный нюанс.

Еще в 1764-м императрица Екатерина II, рассуждая о территориях современной Украины и Финляндии, писала: «эти провинции, также и Смоленскую, надлежит легчайшими способами привести к тому, чтобы они обрусели и перестали бы глядеть как волки к лесу».

Вот еще одна цитата. «Между тем еще в [18]60-х на Смоленскую губернию смотрели как на белорусскую, определяя количество белорусского населения в 46,6%, тогда как теперь она достигает в общем по губернии только 6,6%, т.е. относительное количество белорусского населения в губернии уменьшилось в 7 раз», — писали авторы комментариев к результатам первой переписи.

Обратим внимание: в 1860-е со времени присоединения к России прошло 200 лет, но как минимум половина населения все еще считала себя белорусами.

Что же произошло за 30 лет с того периода? Как число белорусов могло сократиться в семь раз? На эти вопросы авторы комментариев к переписи отвечают с обезоруживающей прямотой: «Такую большую разницу можно объяснить тем, что народность переписи, как уже было сказано, определялась по родному языку, русский же язык распространяется среди белорусов очень быстро и хотя произношение большинства населения Смоленской губернии указывает на принадлежность его к белорусскому племени (царская администрация не признавала белорусов отдельным народом. — Прим. ред.), но вследствие показания их родным языком русского, оно было причислено к великорусскому племени».

Добавим, что все это время белорусы не имели высшего образования на своем языке. Только в 1905-м российские власти разрешили печатание газет на белорусском, после чего сразу появились «Наша Доля» и «Наша Ніва». У белорусов не было никакой возможности почувствовать себя частью одной нации. Так что итог переписи логичен.

В начале ХХ века не существовало и четких границ между народами. Имелась лишь карта, составленная знаменитым ученым Евфимием Карским (она являлась приложением к его фундаментальной работе «Белорусы»). Согласно ей, Вильнюс, Смоленск и Белосток были белорусскими, но Брест и западное Полесье — украинскими (лингвист Карский делал акцент на языковых критериях, а диалекты западного Полесья имеют как украинские, так и белорусские черты).

Карский включил в состав территории, на которых, по его мнению, проживали белорусы, большую часть Смоленской губернии, но без четырех ее восточных уездов: Вяземского, Сычевского, Гжатского и Юхновского.

Позже историк Митрофан Довнар-Запольский скорректировал эту карту и заявил, что западное Полесье должно находиться в составе Беларуси.

В составе БНР и БССР

Карта территорий, на которые претендовала БНР. Изображение: TUT.BY
Карта территорий, на которые претендовала БНР. Изображение: TUT.BY

В ночь с 24 на 25 марта 1918 года была провозглашена независимость Белорусской Народной Республики.

Как отмечалось в Третьей Уставной грамоте, «Беларуская Народная Рэспубліка павінна абняць усе землі, дзе жыве і мае лічбенную перавагу беларускі народ, <…>: Магілеўшчыну, беларускія часьці Меншчыны, Гродненшчыны (з Гродняй, Беластокам і інш.), Віленшчыны, Віцебшчыны, Смаленшчыны, Чарнігаўшчыны і сумежных часьцяў суседніх губэрняў, заселеных беларусамі».

В 1919-м БНР выпустила карту республики. По сравнению с работой Карского границы несколько скорректировали. Например, на востоке в состав БНР включили Великие Луки, Брянск и Трубчевск.

Реально БНР не контролировала эти территории. А соседние страны выдвигали к ней аналогичные претензии. Например, украинцы включили в состав своей страны часть белорусских земель — в том числе Брест, Пинск и Мозырь. Значит, к претензиям белорусов нельзя относиться серьезно?

Но вскоре коммунисты создали альтернативу БНР. 30 декабря 1918 года в Смоленске открылась VI Северо-Западная областная конференция партии большевиков. Ее делегаты объявили ее первым съездом Коммунистической партии (большевиков) Белорусской республики. Была провозглашена БССР.

Карта БССР в 1919 году. Изображение: wikipedia.org
Карта БССР (выделена тонкой красной линией) в 1919 году. Изображение: wikipedia.org

С докладом о границах новой республики выступил член правительства Григорий Найденков. В результате было принято постановление «О границах Беларуси». В нем отмечалось, что основным ядром БССР считаются Минская, Смоленская, Могилевская, Витебская и Гродненская губернии с частями прилегающих к ним местностей соседних губерний, населенных по преимуществу белорусами (речь шла об отдельных территориях Ковенской, Виленской, Сувалковской и Черниговской губерний). Границы БССР во многом совпадали с границами БНР.

Таким образом коммунисты признали, что Смоленск является белорусским городом.

Потеря Смоленска — и шанс его вернуть

Смоленск. Концертный зал областной филармонии. В этом здании была провозглашена БССР. Фото: Борис Мавлютов, Wikimedia Commons
Концертный зал областной филармонии в Смоленске. В этом здании была провозглашена БССР. Фото: Борис Мавлютов, Wikimedia Commons

Но музыка играла недолго. Уже 8 января 1919 года правительство переехало из Смоленска в Минск. А 16 января Могилевскую, Смоленскую и Витебскую губернии передали в состав РСФСР. Протесты белорусских коммунистов не дали никаких результатов.

В 1920-е годы руководство БССР стало просить вернуть им отобранные территории. «Если подходить исключительно с точки зрения национального состава, тогда не подлежит никакому сомнению, что Витебская и Гомельская губернии и прилегающие к ним районы Смоленской губернии считаются чисто белорусскими по своему составу и логически должны были составлять часть Советской Белоруссии», — писали белорусские коммунисты в Москву. Они отмечали, что «в Смоленской губернии белорусов — 40%».

В итоге в 1924 и 1926 годах произошли так называемые «укрупнения БССР» — на родину вернулись Витебщина, Могилевщина и Гомельщина. Из Смоленской губернии БССР вернули города Горки и Мстиславль. А вот «от обсуждения вопроса о Смоленске» белорусское руководство в конце концов решило воздержаться. Город навсегда остался в России, хотя в двадцатые годы в губернии еще существовали белорусскоязычные школы и выходили газеты на белорусском языке.

Существовал ли шанс вернуть Смоленск в состав БССР или независимой Беларуси? Как ни странно, да.

«У 1990 годзе я быў у складзе беларускай дэпутацкай дэлегацыі, якая ў Маскве сустракалася з дэпутатамі расійскага парламента ад Смаленшчыны і вяла з імі перамовы аб магчымым вяртанні часткі Смаленшчыны ў Беларусь шляхам рэфэрэндуму. Тады якраз у СССР быў прыняты Закон аб рэфэрэндуме. І мы здзівіліся апантанасці ўсіх смаленскіх дэпутатаў у гэтым пытанні. Яны, як высветлілася, добра ведалі сваё этнічнае паходжанне. І яны сказалі нам: „Хлопцы, як толькі будзе рэфэрэндум, мы пойдзем у Беларусь, бо ў Беларусі жывецца лепш“. І каб не хуткі развал Савецкага Саюза, не выключана, што мы б маглі здзейсніць тое, што не здолелі здзейсніць у канцы 1920-х гадоў нашы папярэднікі — вярнуць хоць бы некалькі самых беларускіх раёнаў Смаленшчыны», — рассказывал Олег Трусов, бывший в первой половине 1990-х депутатом парламента.

В своей статье он уточнял, что парламентарии рассматривали передачу в БССР нескольких районов Смоленщины, в которых после войны почти не осталось жителей. «Была ідэя перасяліць туды ахвяр Чарнобыльскай катастрофы з забруджаных тэрыторый», — писал Трусов.

После распада СССР на этих переговорах поставили точку.

Смоленск — наш или нет?

Смоленск. Успенский собор над Днепром. Фото: wiipedia.org
Смоленск. Успенский собор над Днепром. Фото: wiipedia.org

Можно ли считать Смоленск белорусским городом? Ответ можно дать лишь в общем контексте. В первой половине ХХ века все молодые государства — БНР и БССР не были исключением — претендовали на максимально большие территории, когда-либо принадлежавшие им (даже если это имело место в незапамятные времена). Часто ряд земель или городов были спорными. Например, на Полесье претендовали БНР и Украинская народная республика — последняя руководствовалась той же логикой.

Не было ни одного государства, в итоге получившего все, о чем мечтала его элита. Например, в состав Беларуси не вошли три крупных города: Вильнюс, Белосток и Смоленск. Но были ли они и соседние регионы на 100% белорусскими?

Как писал гродненский историк Станислав Силванович, перед Великой Отечественной войной в 17 из 24 районов Белостокской области преобладающим населением было польское. «Белорусские» районы находились недалеко от современной белорусско-польской границы. Сам город Белосток можно считать польским или польско-белорусским, но никак не белорусским.

Вильнюс в начале ХХ века был центром белорусского национального возрождения. Но такую же роль он сыграл и для литовцев. Какая-то конкретная нация не преобладала. Поэтому город мог стать как частью Литвы, так и частью Беларуси. Называть его белорусским городом не совсем корректно.

Вильнюс и Белосток всегда существовали в мультикультурном пространстве. В отличие от них, на Смоленщине проходила активная русификация. Да и сами коммунисты считали его частью Беларуси. Поэтому этот город и регион можно считать в большей степени белорусскими, чем первые два.

Но следует ли из этого, что Смоленск должен был вернуться в Беларусь в начале 1990-х? Разумеется, нет.

На протяжении всего ХХ века он существовал в совершенно другом пространстве с совершенно другими культурными кодами, чем белорусские земли, попавшие в состав БССР, а затем и независимой Беларуси. Каким бы он ни был изначально, Смоленск в итоге стал русским. Стоит отметить и потенциальную опасность: если бы город вопреки всей логике истории передали Беларуси, его жители могли бы замедлить процесс роста национального самосознания и развития белорусской культуры. А потому все сложилось так, как должно было сложиться.