Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  2. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз
  3. Обломки и тела упали возле деревни. Как новый советский самолет убил 132 человека в небе над Беларусью
  4. Сто двадцать пятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  5. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  6. «Это дефолт». Чем грозит Беларуси решение расплачиваться по еврооблигациям в рублях и отразится ли это на населении
  7. «Может перейти в насильственное противостояние». Эксперты заявляют, что конфронтация сторонников и противников власти усилилась
  8. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге
  9. Правительство продлило продуктовые контрсанкции против недружественных стран (но по некоторым товарам ввели послабления)
  10. КГБ включил в «список террористов» Тихановского, Лосика и еще 21 человека. В том числе 70-летнего мужчину
  11. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  12. Сто двадцать шестой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  13. Российские войска усиливают ракетные удары, пока их силы истощаются: главное из сводок штабов на 125-й день войны
  14. 215 тысяч просмотров у лжи России и 250 тысяч — у текста об убийстве Зельцера. Показываем самые популярные материалы «Зеркала» и просим вашей помощи
  15. Украина провела самый масштабный обмен пленными: освобождены защитники «Азовстали», в том числе и из полка «Азов»


В российскую Государственную Думу внесли законопроект: там предлагают аннулировать признание независимости Литвы. В ответ литовский депутат Матас Малдейкис написал, что тогда его страна отменит мирный договор между Русским царством и Речью Посполитой, заключенный в 1634 году (Поляновский мир), и потребует вернуть все оккупированные земли, в том числе Смоленск. Пока что намерения обеих сторон выглядят больше как ироничная риторика, пусть и весьма агрессивная, однако они дают прекрасный повод разобраться, чей на самом деле этот город: белорусский (как одной из наследниц ВКЛ) или русский, и мог ли он вернуться в состав нашей страны.

Политически — российский город (но есть нюанс)

Модель Смоленской крепости (1595—1602) зодчего Федора Коня. Смоленский исторический музей. Изображение: Al Silonov, Wikimedia Commons
Модель Смоленской крепости (1595−1602) зодчего Федора Коня. Смоленский исторический музей. Изображение: Al Silonov, Wikimedia Commons

С точки зрения международного права Смоленск — это российский город. Беларусь восстановила свою независимость в 1991-м, населенный пункт тогда являлся частью соседней страны. А Беларусь и Россия признали независимость друг друга.

Правда, формально здесь есть небольшой нюанс: граница между двумя странами не утверждена. В советское время она проходила между союзными республиками и была условной. Чтобы зафиксировать границу, надо провести ее делимитацию (определение границы на карте) и демаркацию (обозначение на местности). Но эту работу даже не начинали — ни одно подразделение пограничных войск Беларуси никогда не охраняло ее границу с Россией.

Одна из причин — финансовая. По подсчетам экспертов, расходы на демаркацию границы между РБ и РФ составили бы примерно 20 млн долларов или 2 млн в год при работе на протяжении 10 лет (именно столько проходила демаркация белорусско-украинской границы, которая сравнима по протяженности). Вторая причина — необходимость в серьезной подготовительной работе, поскольку «нет каких-либо документов, определяющих даже прохождение административной границы БССР и РСФСР». Но куда более важна политическая причина — между двумя режимами царит полное взаимопонимание, поэтому тратить время и деньги на фиксацию границы власти не хотят.

Хотя ситуация, когда со времени восстановления независимости прошло более 30 лет, а граница не зафиксирована — нонсенс. И хороший критерий, по которому можно увидеть реальное отношение белорусской власти к этому вопросу.

Впрочем, за Смоленск России можно не волноваться. Граница проходит от него на значительном расстоянии. В белорусском обществе по этому вопросу также существует практически полный консенсус, да и серьезные претензии на этот город в годы независимости не выдвигались.

Между ВКЛ и Москвой

Осада Смоленска. 1609—1611 годы. Изображение: wikipedia.org
Осада Смоленска. 1609−1611 годы. Изображение: wikipedia.org

С точки зрения истории ситуация с городом не так однозначна.

Первоначально Смоленск и Смоленское княжество входили в состав Киевской Руси — средневекового государства, существовавшего с IX века на территории современных Беларуси, России и Украины (а также частично Польши и стран Балтии). В ХII веке княжество стало независимым, в его составе были белорусские Мстиславль и Орша.

Позже Смоленск ослаб и стал зависимым от соседей, в том числе от Полоцкого княжества. Затем город был союзником Великого княжества Литовского — белорусско-литовского государства. Когда великий князь Ольгерд ходил в поход на Москву и брал в осаду Кремль, смоленский князь был его союзником.

В 1395-м Витовт захватил Смоленск и включил его в состав ВКЛ. Вскоре город занял рязанский князь (Рязань находится в современной России), но великий князь спустя три года вернул его. Смоленские ратники участвовали в Грюнвальдской битве, в которой был побежден Тевтонский орден — летописцы отмечали их мужество. С тех пор город долго оставался в составе белорусско-литовского государства.

«Смаленск быў цэнтрам беларускага гуманітарнага асяродку. У 15−16-м стагоддзях менавіта ў Смаленску былі створаныя ўсе беларуска-літоўскія летапісы. Тут быў напісаны славуты Радзівілаўскі летапіс, які мае каля тысячы малюнкаў. Смаленск быў культурным цэнтрам сярэднявечнай Беларусі», — рассказывал археолог и политик Олег Трусов.

В 1514-м город захватила Москва и владела им почти век. Но в 1611-м Смоленск вернули в ВКЛ, тогда он получил Магдебургское право, дающее самоуправление.

На протяжении нескольких веков противники предпринимали неоднократные попытки отобрать друг у друга Смоленск. Они осаждали его, в городе организовывались заговоры против Москвы и Вильно. Оба государства неоднократно «навсегда» отказывались от города. Например, в 1634-м был заключен Поляновский мир, о котором упоминает литовский депутат. По нему подтверждались границы по перемирию, заключенному за 16 лет до этого: Смоленская земля с городами Смоленск, Трубчевск и Рославль (все они теперь в составе России) оставались «нашими».

Но в 1654-м началась новая война. Московские войска захватили Смоленск, что позже было зафиксировано в новом перемирии и «вечном мире». С того времени город окончательно вошел в состав России. А спустя полтора века эта страна захватила и современные белорусские земли.

«Произношение указывает на принадлежность его к белорусскому племени»

«Этнографическая карта белорусского племени», на которой показаны «границы белорусской области». Автор - профессор Ефим Карский. 1903 год. Изображение: wikipedia.org
«Этнографическая карта белорусского племени», на которой показаны «границы белорусской области». Автор — профессор Евфимий Карский, 1903 год. Изображение: wikipedia.org

Кто же жил в Смоленске: белорусы или русские?

Ответить на этот вопрос можно с помощью первой переписи населения Российской империи, прошедшей в 1897-м. По ее данным, русским свои родным языком назвали почти 1,4 млн человек жителей Смоленской губернии, белорусский — чуть больше 100 тысяч.

Разрыв огромный. Казалось бы, на этом дискуссию можно заканчивать. Но есть важный нюанс.

Еще в 1764-м императрица Екатерина II, рассуждая о территориях современной Украины и Финляндии, писала: «эти провинции, также и Смоленскую, надлежит легчайшими способами привести к тому, чтобы они обрусели и перестали бы глядеть как волки к лесу».

Вот еще одна цитата. «Между тем еще в [18]60-х на Смоленскую губернию смотрели как на белорусскую, определяя количество белорусского населения в 46,6%, тогда как теперь она достигает в общем по губернии только 6,6%, т.е. относительное количество белорусского населения в губернии уменьшилось в 7 раз», — писали авторы комментариев к результатам первой переписи.

Обратим внимание: в 1860-е со времени присоединения к России прошло 200 лет, но как минимум половина населения все еще считала себя белорусами.

Что же произошло за 30 лет с того периода? Как число белорусов могло сократиться в семь раз? На эти вопросы авторы комментариев к переписи отвечают с обезоруживающей прямотой: «Такую большую разницу можно объяснить тем, что народность переписи, как уже было сказано, определялась по родному языку, русский же язык распространяется среди белорусов очень быстро и хотя произношение большинства населения Смоленской губернии указывает на принадлежность его к белорусскому племени (царская администрация не признавала белорусов отдельным народом. — Прим. ред.), но вследствие показания их родным языком русского, оно было причислено к великорусскому племени».

Добавим, что все это время белорусы не имели высшего образования на своем языке. Только в 1905-м российские власти разрешили печатание газет на белорусском, после чего сразу появились «Наша Доля» и «Наша Ніва». У белорусов не было никакой возможности почувствовать себя частью одной нации. Так что итог переписи логичен.

В начале ХХ века не существовало и четких границ между народами. Имелась лишь карта, составленная знаменитым ученым Евфимием Карским (она являлась приложением к его фундаментальной работе «Белорусы»). Согласно ей, Вильнюс, Смоленск и Белосток были белорусскими, но Брест и западное Полесье — украинскими (лингвист Карский делал акцент на языковых критериях, а диалекты западного Полесья имеют как украинские, так и белорусские черты).

Карский включил в состав территории, на которых, по его мнению, проживали белорусы, большую часть Смоленской губернии, но без четырех ее восточных уездов: Вяземского, Сычевского, Гжатского и Юхновского.

Позже историк Митрофан Довнар-Запольский скорректировал эту карту и заявил, что западное Полесье должно находиться в составе Беларуси.

В составе БНР и БССР

Карта территорий, на которые претендовала БНР. Изображение: TUT.BY
Карта территорий, на которые претендовала БНР. Изображение: TUT.BY

В ночь с 24 на 25 марта 1918 года была провозглашена независимость Белорусской Народной Республики.

Как отмечалось в Третьей Уставной грамоте, «Беларуская Народная Рэспубліка павінна абняць усе землі, дзе жыве і мае лічбенную перавагу беларускі народ, <…>: Магілеўшчыну, беларускія часьці Меншчыны, Гродненшчыны (з Гродняй, Беластокам і інш.), Віленшчыны, Віцебшчыны, Смаленшчыны, Чарнігаўшчыны і сумежных часьцяў суседніх губэрняў, заселеных беларусамі».

В 1919-м БНР выпустила карту республики. По сравнению с работой Карского границы несколько скорректировали. Например, на востоке в состав БНР включили Великие Луки, Брянск и Трубчевск.

Реально БНР не контролировала эти территории. А соседние страны выдвигали к ней аналогичные претензии. Например, украинцы включили в состав своей страны часть белорусских земель — в том числе Брест, Пинск и Мозырь. Значит, к претензиям белорусов нельзя относиться серьезно?

Но вскоре коммунисты создали альтернативу БНР. 30 декабря 1918 года в Смоленске открылась VI Северо-Западная областная конференция партии большевиков. Ее делегаты объявили ее первым съездом Коммунистической партии (большевиков) Белорусской республики. Была провозглашена БССР.

Карта БССР в 1919 году. Изображение: wikipedia.org
Карта БССР (выделена тонкой красной линией) в 1919 году. Изображение: wikipedia.org

С докладом о границах новой республики выступил член правительства Григорий Найденков. В результате было принято постановление «О границах Беларуси». В нем отмечалось, что основным ядром БССР считаются Минская, Смоленская, Могилевская, Витебская и Гродненская губернии с частями прилегающих к ним местностей соседних губерний, населенных по преимуществу белорусами (речь шла об отдельных территориях Ковенской, Виленской, Сувалковской и Черниговской губерний). Границы БССР во многом совпадали с границами БНР.

Таким образом коммунисты признали, что Смоленск является белорусским городом.

Потеря Смоленска — и шанс его вернуть

Смоленск. Концертный зал областной филармонии. В этом здании была провозглашена БССР. Фото: Борис Мавлютов, Wikimedia Commons
Концертный зал областной филармонии в Смоленске. В этом здании была провозглашена БССР. Фото: Борис Мавлютов, Wikimedia Commons

Но музыка играла недолго. Уже 8 января 1919 года правительство переехало из Смоленска в Минск. А 16 января Могилевскую, Смоленскую и Витебскую губернии передали в состав РСФСР. Протесты белорусских коммунистов не дали никаких результатов.

В 1920-е годы руководство БССР стало просить вернуть им отобранные территории. «Если подходить исключительно с точки зрения национального состава, тогда не подлежит никакому сомнению, что Витебская и Гомельская губернии и прилегающие к ним районы Смоленской губернии считаются чисто белорусскими по своему составу и логически должны были составлять часть Советской Белоруссии», — писали белорусские коммунисты в Москву. Они отмечали, что «в Смоленской губернии белорусов — 40%».

В итоге в 1924 и 1926 годах произошли так называемые «укрупнения БССР» — на родину вернулись Витебщина, Могилевщина и Гомельщина. Из Смоленской губернии БССР вернули города Горки и Мстиславль. А вот «от обсуждения вопроса о Смоленске» белорусское руководство в конце концов решило воздержаться. Город навсегда остался в России, хотя в двадцатые годы в губернии еще существовали белорусскоязычные школы и выходили газеты на белорусском языке.

Существовал ли шанс вернуть Смоленск в состав БССР или независимой Беларуси? Как ни странно, да.

«У 1990 годзе я быў у складзе беларускай дэпутацкай дэлегацыі, якая ў Маскве сустракалася з дэпутатамі расійскага парламента ад Смаленшчыны і вяла з імі перамовы аб магчымым вяртанні часткі Смаленшчыны ў Беларусь шляхам рэфэрэндуму. Тады якраз у СССР быў прыняты Закон аб рэфэрэндуме. І мы здзівіліся апантанасці ўсіх смаленскіх дэпутатаў у гэтым пытанні. Яны, як высветлілася, добра ведалі сваё этнічнае паходжанне. І яны сказалі нам: „Хлопцы, як толькі будзе рэфэрэндум, мы пойдзем у Беларусь, бо ў Беларусі жывецца лепш“. І каб не хуткі развал Савецкага Саюза, не выключана, што мы б маглі здзейсніць тое, што не здолелі здзейсніць у канцы 1920-х гадоў нашы папярэднікі — вярнуць хоць бы некалькі самых беларускіх раёнаў Смаленшчыны», — рассказывал Олег Трусов, бывший в первой половине 1990-х депутатом парламента.

В своей статье он уточнял, что парламентарии рассматривали передачу в БССР нескольких районов Смоленщины, в которых после войны почти не осталось жителей. «Была ідэя перасяліць туды ахвяр Чарнобыльскай катастрофы з забруджаных тэрыторый», — писал Трусов.

После распада СССР на этих переговорах поставили точку.

Смоленск — наш или нет?

Смоленск. Успенский собор над Днепром. Фото: wiipedia.org
Смоленск. Успенский собор над Днепром. Фото: wiipedia.org

Можно ли считать Смоленск белорусским городом? Ответ можно дать лишь в общем контексте. В первой половине ХХ века все молодые государства — БНР и БССР не были исключением — претендовали на максимально большие территории, когда-либо принадлежавшие им (даже если это имело место в незапамятные времена). Часто ряд земель или городов были спорными. Например, на Полесье претендовали БНР и Украинская народная республика — последняя руководствовалась той же логикой.

Не было ни одного государства, в итоге получившего все, о чем мечтала его элита. Например, в состав Беларуси не вошли три крупных города: Вильнюс, Белосток и Смоленск. Но были ли они и соседние регионы на 100% белорусскими?

Как писал гродненский историк Станислав Силванович, перед Великой Отечественной войной в 17 из 24 районов Белостокской области преобладающим населением было польское. «Белорусские» районы находились недалеко от современной белорусско-польской границы. Сам город Белосток можно считать польским или польско-белорусским, но никак не белорусским.

Вильнюс в начале ХХ века был центром белорусского национального возрождения. Но такую же роль он сыграл и для литовцев. Какая-то конкретная нация не преобладала. Поэтому город мог стать как частью Литвы, так и частью Беларуси. Называть его белорусским городом не совсем корректно.

Вильнюс и Белосток всегда существовали в мультикультурном пространстве. В отличие от них, на Смоленщине проходила активная русификация. Да и сами коммунисты считали его частью Беларуси. Поэтому этот город и регион можно считать в большей степени белорусскими, чем первые два.

Но следует ли из этого, что Смоленск должен был вернуться в Беларусь в начале 1990-х? Разумеется, нет.

На протяжении всего ХХ века он существовал в совершенно другом пространстве с совершенно другими культурными кодами, чем белорусские земли, попавшие в состав БССР, а затем и независимой Беларуси. Каким бы он ни был изначально, Смоленск в итоге стал русским. Стоит отметить и потенциальную опасность: если бы город вопреки всей логике истории передали Беларуси, его жители могли бы замедлить процесс роста национального самосознания и развития белорусской культуры. А потому все сложилось так, как должно было сложиться.