Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  2. «Люди сидели избитые, плакали…» Силовики, уволившиеся в августе 2020-го, — о жизни спустя два года, экс-коллегах и своем решении
  3. Тихановская ответила на ультиматум Прокопьева о «передаче полномочий»
  4. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  5. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  6. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  7. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  8. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  9. «Мы были глупыми и наивными». Монологи четверых белорусов, стоявших в очередях на участках и ждавших итоги выборов 9 августа 2020-го
  10. В Минобороны России озвучили новую статистику по «наемникам» из Беларуси на стороне Украины
  11. Колесникова сбежит, Россия — предала. О чем говорил Лукашенко перед выборами 2020-го (многое сейчас звучит странно или смешно)
  12. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  13. Сто шестьдесят седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  14. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  15. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  16. «Судьба Лукашенко ясна — его осудят». Попросили нейросеть рассказать, как могла повернуться белорусская история в 2020 году
  17. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  18. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  19. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  20. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  21. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать
  22. Уничтожение российских разведгрупп и удар по командному пункту ВСУ. Главное из сводок штабов на 167-й день войны
  23. Синоптики и МЧС предупредили о грозах 9 августа
  24. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет


Немецкий суд 28 июня приговорил к пяти годам тюремного заключения 101-летнего бывшего охранника нацистского концлагеря. Йозеф Шюц — самый пожилой человек, когда-либо представавший перед судом за соучастие в военных преступлениях во время Холокоста, пишет Русская служба BBC.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Суд признал его виновным в соучастии в убийствах во время работы тюремным охранником в лагере Заксенхаузен в Ораниенбурге, к северу от Берлина, в период с 1942 по 1945 год.

Пенсионер, сейчас живущий в земле Бранденбург, признал себя невиновным, заявив, что «абсолютно ничего не делал» и не знал об ужасных преступлениях, совершавшихся в лагере. «Я не знаю, почему я здесь», — сказал он на закрытии судебного процесса.

Но прокуроры заявили, что он «сознательно и добровольно» участвовал в убийствах 3518 заключенных в лагере, и потребовали пятилетнего тюремного срока.

В лагере Заксенхаузен с 1936 по 1945 год содержались более 200 тысяч человек — евреев, цыган, советских военнопленных, противников режима и геев.

По данным Мемориала и музея Заксенхаузена, десятки тысяч заключенных умерли от принудительного труда, убийств, медицинских экспериментов, голода или болезней до того, как лагерь был освобожден советскими войсками.

Содействие расстрелу

Прокуроры заявили, что Шюц содействовал и пособничал расстрелу советских военнопленных в 1942 году и убийству заключенных с использованием ядовитого газа Циклон-Б. В то время ему был 21 год.

Фото: Reuters
Ворота лагеря Заксенхаузен со знаменитой надписью «Труд освобождает». Фото: Reuters

Во время судебного процесса Шюц сделал несколько противоречивых заявлений о своем прошлом, жалуясь, что у него «все путается в голове».

В какой-то момент столетний мужчина заявил, что большую часть Второй мировой войны он работал сельскохозяйственным рабочим в Германии. Однако это заявление опровергается несколькими документами с его именем, датой и местом рождения.

После войны Шюц был переведен в лагерь для заключенных в СССР, а затем вернулся в Германию, где работал фермером и слесарем.

Шюц оставался на свободе во время судебного процесса, который начался в 2021 году, но несколько раз откладывался из-за состояния его здоровья.

Несмотря на обвинительный приговор, он вряд ли окажется за решеткой, учитывая его возраст.

Его адвокат Стефан Ватеркамп заявил агентству Франс пресс перед вынесением приговора, что, если его признают виновным, он подаст апелляцию.

Без срока давности

Даже по прошествии более 70 лет с начала Второй мировой войны немецкие прокуроры пытаются привлечь к ответственности последних оставшихся в живых нацистских преступников.

В 2011 году за военные преступления был осужден бывший охранник Иван Демьянюк. Его дело создало юридический прецедент и проложило путь для нескольких последующих.

С тех пор суды вынесли несколько обвинительных приговоров на основаниях принадлежности к режиму, а не за убийства или зверства, непосредственно связанные с конкретным обвиняемым.

Среди них — Оскар Гренинг, бухгалтер в Освенциме, и Райнхольд Ханнинг, бывший охранник СС в Освенциме.

Оба были осуждены за соучастие в массовых убийствах, но умерли, так и не дождавшись тюремного заключения — им было по 94 года.

Бывший охранник СС Бруно Дей в возрасте 93 лет в 2020 году был признан виновным и получил двухлетний условный срок.

В 2021 году 96-летняя бывшая секретарша нацистского лагеря смерти Ирмгард Фюрхнер предстала перед судом за соучастие в убийстве. Перед началом судебного заседания она попыталась скрыться, но через несколько часов была поймана.

Гийом Муралис, профессор-исследователь Национального центра научных исследований Франции, считает, что такие судебные процессы — это важный сигнал.

«Это вопрос подтверждения политической и моральной ответственности отдельных лиц […] в условиях преступного режима в то время, когда неофашистские ультраправые усиливаются повсюду в Европе», — сказал он Франс пресс.