Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  2. Подготовка к насильственной мобилизации военнопленных и изменения в Минобороны. Главное из сводок штабов на 214-й день войны
  3. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  4. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  5. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»
  6. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  7. «Для призыва остаются россияне, которые продемонстрировали, что они не хотят воевать». Главное из сводок на 215-й день войны
  8. СК: после ЧП в Dana Mall за медпомощью обратились пятеро детей
  9. «Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал». Что говорят белорусы с российским паспортом, которых могут призвать на войну
  10. «Несанкционированное массовое мероприятие». Силовики задержали организатора встречи с Миланой Хаметовой в Dana Mall
  11. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  12. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь по детям. Известно о 13 погибших, среди них семь детей
  13. Лукашенко и Путин проводят переговоры в Сочи. Это их седьмая встреча с начала года
  14. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  15. Атаки российской армии и до «300 ликвидированных иностранных наемников». Главное из сводок штабов на 213-й день войны
  16. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко
  17. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  18. Бабьего лета в ближайшее время не будет


Светлана Тихановская приняла решение создать переходный Кабинет. По своей сути структура очень напоминает правительство в изгнании, что для истории нашей страны не ново. Вспоминаем, как эта идея уже реализовывалась в белорусском прошлом, какие структуры боролись за власть и что за Рада до сих пор существует на Западе.

Борьба за легитимность

Народный секретариат БНР в 1918
Народный секретариат БНР в 1918 году. Фото: wikipedia.org

Первое полноценное белорусское правительство в изгнании появилось лишь в ХХ веке. Почему так поздно? До конца ХVIII века в этом не было никакой нужды, ведь у белорусов существовала своя государственность: Великое княжество Литовское, затем объединившееся с Польшей в федеративную Речь Посполитую (РП). Последнюю в 1795 году разделили между собой соседи, а земли Беларуси вошли в состав Российской империи.

Первое освободительное восстание под руководством Тадеуша Костюшко произошло еще в 1794-м, когда РП формально существовала, а значит нужды в эмиграционных структурах не было.

Следующий раз наши предки поднялись на борьбу в 1830—1831 годах. После того, как выступление было подавлено, историк Иоахим Лелевель создал в декабре 1831 года в Париже Польский национальный комитет. При некоторых допущениях его можно назвать руководящей структурой в изгнании. ПНК получал финансовую поддержку от французских республиканцев (тогда страна была монархией). Но год спустя, в декабре 1832-го, его закрыла французская полиция — и Комитет распался на отдельные группы. Важно отметить, что отдельно он не рассматривал вопросы ВКЛ и выступал за единую Польшу, а потому к Беларуси и белорусам имеет весьма косвенное отношение.

Третье восстание произошло в 1863—1864 годах (в Беларуси им руководил Кастусь Калиновский). Но после его поражений каких-либо эмигрантских структур не появилось.

Поэтому полноценное правительство в изгнании появилось уже в ХХ веке. Сначала в ночь с 24 на 25 марта 1918 года была провозглашена независимость Белорусской Народной Республики. Увы, но БНР по ряду причин просуществовала меньше года. Например, ее руководство так и не смогло создать свою армию (хотя такие попытки неоднократно предпринимались). А без оружия в руках защитить интересы страны от агрессоров с запада и востока тогда было нереально.

В конце 1918-го территорию Беларуси заняли большевики, провозгласившие позже БССР. Рада БНР — высший государственный орган республики — уехала на запад: сначала в Вильнюс, затем в Гродно, после чего в Каунас. Ее представители предпринимали отчаянные попытки реализовать идеи демократической республики на практике.

На фоне многочисленных неудач и сложностей вопрос, на кого ориентироваться, привел к скорому расколу. В декабре 1919-го появилось сразу две организации. Первая, Наивысшая («Найвышэйшая») Рада БНР, пыталась делать ставку на Польшу. Вторая, Народная Рада БНР, считала своими союзниками республики Балтии, которые в межвоенный период смогли восстановить свою независимость.

Но ставка на Польшу оказалась бесперспективной. Варшава вместе с Москвой поделили белорусские земли. Западная часть нашей страны вошла в состав Польши, на востоке была восстановлена БССР. В этих условиях Наивысшая Рада БНР прекратила свое существование, перед этим признав полномочия конкурентов. Представители Народной Рады (которая снова стала называться просто Радой БНР) переехали в Прагу — они не смогли договориться с Литвой из-за статуса Вильнюса. С этого момента их деятельность проходила исключительно в Западной и Центральной Европе.

Роспуск правительства и временная ставка на Гитлера

Василь Захарко. Фото: wikipedia.org
Василь Захарко. Фото: wikipedia.org

Советскую власть серьезно напрягало наличие за границей правительства в изгнании. Они сделали все, чтобы уничтожить Раду. В 1925 году в Берлине была созвана Вторая Всебелорусская конференция, деньги на которую дал Советский Союз. В результате закулисных интриг со стороны советских спецслужб правительство БНР во главе с Александром Цвикевичем передало на этой конференции свои полномочия правительству БССР и признало Минск «единым центром национально-­государственного возрождения Беларуси».

Юридической силы принятый ими документ не имел. Еще до начала конференции Петр Кречевский, председатель Рады БНР, убедил трех министров подать в отставку, чтобы «иметь свободными руки для защиты белорусской государственности». Это было сделано не случайно. Андрей Чернякевич, автор книги «БНР. Триумф побежденных» цитировал позднейшее высказывание Кречевского: «До самого момента созыва конференции <…> никто не знал, что это будет за конференция и кто на самом деле на нее приедет. Не было известно даже, за чей счет она созывается». Поэтому министры присутствовали в Берлине как частные лица. Но в любом случае Президиум Рады БНР их решение не поддержал.

Часть руководства БНР, воспользовалась амнистией, которую провозгласила советская власть, и вернулась в БССР. Тем более, что в республике во всю шли процессы белорусизации. Но в 1930-е годы все они, в том числе и Цвикевич, были репрессированы.

Кречевский решение конференции не признал. Он сохранил государственную печать и архив. После его смерти преемником стал Василь Захарко, изменивший название своей должности и ставший президентом БНР.

Юридические основы и традиции белорусской государственности за рубежом сохранились. На практике же к середине 1930-х годов руководство БНР практически прекратила какую-либо активность. Захарко регулярно выступал от имени белорусского народа с заявлениями и меморандумами, направляя соответствующие письма в международные организации (прежде всего в Лигу Наций — предшественницу ООН), а также руководителям различных стран. Но президентом он являлся лишь номинально.

Тем временем Европа стремительно шла ко Второй мировой. Возникал вопрос, на кого ориентироваться. В СССР шли массовые репрессии. Польша делала ставку на полонизацию Западной Беларуси. Страны Запада (Англия и Франция) проводили пассивную «политику умиротворения» агрессора. В этих условиях Захарко решил обратиться к Адольфу Гитлеру. Он помнил о сотрудничестве с немецкой администрацией во времена Первой мировой. А также видел, что после присоединения к Рейху в Чехословакии было создано марионеточное Словацкое государство. Захарко надеялся на похожий сценарий по отделению от СССР для Беларуси.

Радослав Островский. Фото: wikipedia.org
Радослав Островский. Фото: wikipedia.org

В апреле 1939 года политик подписал меморандум Гитлеру, в котором содержалась просьба «взять под <…> высокую защиту и белорусский народ и поддержать при этом его право на самостоятельное государственное существование». Впрочем, в августе того же года соглашение с нацистами (печально известный «пакт Молотова-Риббентропа) заключил и Советский Союз. Лишь после начала Великой Отечественной войны нацисты предложили Захарко сотрудничество. Тот, уже поняв свою ошибку, отказался — и таким образом спас БНР от идеологического краха, дав ей шанс на возрождение.

Полноценными же коллаборантами (людьми, сотрудничавшими с нацистами) стали другие люди. В декабре 1943 года в Минске была провозглашена Белорусская центральная рада (БЦР), которую возглавил Радослав Островский. Немцы передали ей контроль за сферами культуры, образования и социальной сферой. Была сделана попытка создать под контролем нацистов белорусские вооруженные формирования.

А 27 июня 1944 года в Минске состоялся Второй Всебелорусский конгресс. В самом названии имелась претензия на преемственность. Первый конгресс (точнее, чаще он называется съездом) прошел в белорусской столице еще в 1917-м. После его разгона большевиками делегаты собрались нелегально и избрали Раду Всебелорусского съезда. В свою очередь из ее состава был избран Исполком Рады, который позже провозгласил БНР, а сам стал Радой БНР.

А в 1944-м в оккупированном Минске Второй конгресс назвал БЦР единственным представителем белорусского народа и правопреемницей Рады БНР. Впрочем, уже через несколько дней делегатов эвакуировали в Германию, а город 3 июля освободила Красная Армия.

Борьба во время «холодной войны»

Николай Абрамчик. Фото: wikipedia.org
Николай Абрамчик. Фото: wikipedia.org

На этом в истории БЦР и — как, впрочем, и Рады БНР — можно было бы поставить точку, если бы не «холодная война». Конфликт Запада с Советским Союзом был более, чем реален, сторонами всерьез разрабатывались планы военных действий. В этих условиях возникал вопрос, что делать с белорусами.

Литву или Польшу как независимые государства признали еще до войны. А белорусов на Западе никто не знал. Кроме того, русская эмиграция настаивала на возрождении единой и неделимой России (на основе границ Российской империи — то есть, с Беларусью в ее составе).

Белорусам нужны были представители, которые боролись бы за их права. Тогда на арену вышел Николай Абрамчик. В молодости он сотрудничал с Радой БНР, в межвоенные годы жил в Чехословакии и Франции. Во время войны был редактором газеты, издававшейся в Берлине. Но при этом арестовывался гестапо, не входил в коллаборантские структуры, действовавшие на территории Беларуси, и потому был чист от обвинений в сотрудничестве с нацистами. Упомянутый Василь Захарко умер в 1943-м. За несколько дней до смерти он написал завещание, в котором передал Абрамчику свой пост.

Тот воспользовался этим шансом после войны. 27 декабря 1947 года по инициативе политика на территории американской оккупационной зоны Германии прошел съезд представителей белорусских эмигрантских организаций. На нем был утвержден состав новой Рады БНР, Абрамчика избрали ее президентом. В ее статуте отмечалось, что через завещание Захарко обеспечивается преемственность от довоенной к послевоенной Раде.

Уехавший на запад Островский узнал об этих планах. Поэтому 30 декабря обратился к белорусской эмиграции в Германии с призывом «прекратить всякие споры» и провести выборы в Белорусское Центральное Представительство, которое должно было объединить сторонников БЦР. А в следующем 1948-м деятельность Рады этой организации была восстановлена (после войны БЦР не демонстрировала никакой активности), она была объявлена «выканаўчым і прадстаўнічым на эміграцыі органам незалежнай Беларускай Народнай Рэспублікі».

Между БЦР и БНР развернулась борьба за симпатии эмигрантов, но чаша весов в конце концов склонилась на сторону последней. Это можно объяснить как дипломатическими талантами Абрамчика, так и его незапятнанностью в глазах западной элиты. Да, в структурах БНР были коллаборанты, но одновременно и люди, с оружием в руках боровшиеся против нацистов. А БЦР изначально выглядела дискредитированной, так как была создана под покровительством нацистов.

Особенно активно борьба шла в 1950-е. После болезни Островского активность БЦР пошла на спад. Окончательно эта организация прекратила деятельность в 1995-м.

Слева — герб ВКЛ, справа — герб БНР. Фото: wikipedia.org
Слева — герб ВКЛ, справа — герб БНР. Фото: wikipedia.org

БНР — в результате своеобразного ребрендинга — оказалась более жизнестойкой. Исследователи белорусской эмиграции отмечали, что Абрамчик очень активно контактировал с представителями западных правительственных кругов: встречался с сотрудниками американского Госдепа и администрации президента, выступал в британской палате лордов по белорусскому вопросу. Долгое время он даже был руководителем Лиги освобождения народов СССР (организации, объединявшей организации эмигрантов из разных республик Советского Союза).

В 1959-м американский Конгресс принял закон, который объявил «Неделю порабощенных народов» — в число ее участников включили и белорусов. Благодаря Раде возникла белорусская редакция «Радыё Вызваленне» (теперь «Радыё Свабода»).

В то время значительная часть эмигрантов искренне верила, что вскоре начнется новая война, а потому на новом месте жительства они не просили иностранного гражданства и даже не брали долгосрочных кредитов. Лишь в 1960-х годах пришло понимание, что жизнь за границей — это серьезно и надолго.

Абрамчик умер в 1970-м. После его смерти Раду БНР возглавил Винцент Жук-Гришкевич (1970−1982), затем Иосиф Сажич (1982−1997). После его выхода в оставку эту должность занимает Ивонка Сурвилла. В отличие от Абрамчика, руководившего Радой по завещанию Захарко, все они выбирались на шестилетние сроки. Но при этом ограничений по количеству сроков в Раде БНР не существует.

Когда Беларусь восстановила свою независимость, обсуждался вопрос, что делать с Радой. Тем более, что правительство Укранской народной республики официально передало свои полномочия первому президенту этой страны Леониду Кравчуку. В начале 1990-х Сажич даже побывал в Беларуси с визитом, обсуждая такое решение с представителями администрации премьер-министра Вячеслава Кебича. Но во власти находились представители коммунистической номенклатуры, которые в своей риторике ориентировались исключительно на Россию. Рада решила поставить этот вопрос на паузу. А после прихода к власти Александра Лукашенко решила продолжить свою деятельность, не передавая полномочия в Минск.

В интернете Раду иногда называют старейшим в мире правительством в изгнании, но это, скорее, преувеличение. Как активный политический институт она действовала в период правления Абрамчика. Позже, когда стало понятно, что конфликта между двумя сверхдержавами не будет, Рада стала эволюционировать. Теперь это скорее общественная организация с давней историей. Как говорится на ее официальном сайте, «Рада БНР не з’яўляецца ўдзельнікам унутранай палітыкі Беларусі. Рада бачыць сваёй задачаю спрыянне дэмакратычным пераўтварэнням у Беларусі, а таксама забеспячэнне незалежнасці Беларусі. Пасля ўсталявання ў Беларусі дэмакратычнага дзяржаўнага ладу і пры ўмовах адсутнасці пагрозаў незалежнасьці Беларусі Рада БНР перадасць свае паўнамоцтвы дэмакратычным уладам Беларусі».