Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Опубликованы «договоры» аннексии РФ регионов Украины. Там описаны их границы (но из их формулировок ничего не ясно)
  2. Минздрав разрешил вернуться к работе «Нордину» и «Трем Дантистам Плюс» (но приостановил работу еще одного центра)
  3. Отход российских сил в Херсонской области и критика, подрывающая авторитет Путина. Главное из сводок на 222-й день войны
  4. В Беларуси на 4 октября объявлен оранжевый уровень опасности из-за сильного ветра
  5. «Высшее образование получили, в городе сидят — в ус не дуют». Лукашенко потребовал взять на контроль распределение выпускников
  6. Когда ждать бабьего лета? Синоптики рассказали о погоде в октябре и на следующей неделе
  7. МАГАТЭ «серьезно озабочено» похищением гендиректора Запорожской АЭС. Глава организации поедет в Украину и Россию
  8. В Индонезии после футбольного матча начались беспорядки. Известно уже о более 170 погибших — среди них пятилетний ребенок
  9. «Из путей к миру самым реалистичным становится невообразимый еще недавно вариант смены власти в России». Мнение Артема Шрайбмана
  10. «Какой же нормальный мужчина, какой нормальный отец, муж может сидеть сложа руки». Карпенков — о мобилизации в Беларуси
  11. Илон Маск порассуждал в Twitter, чем может закончиться российская агрессия в Украине. Публикация вызвала скандал (ответил даже Зеленский)
  12. Сильный ветер и дождь. На 3 октября в Беларуси объявлен оранжевый уровень опасности
  13. Единогласно. Госдума ратифицировала принятие новых регионов в состав РФ (но это еще не конец)
  14. У Лукашенко — кадровый день. В Беларуси новый министр, много новых мэров и председателей райисполкомов


В последние дни появилось сразу несколько свидетельств тому, что в зоне боевых действий Вооруженные силы Украины используют противорадиолокационные ракеты производства США. Рассказываем, что это за вид вооружений, и почему для России это плохие новости.

Источник: Telegrav-канал УНИАН
Ракета AGM-88. Источник: УНИАН

Что мы знаем

5 августа 2022 года оперативное командование «Юг» ВСУ сообщило о нанесении ракетно-артиллерийских ударов в Херсонском районе — их целями стали в том числе системы противовоздушной обороны российских войск. Только за один этот день украинские военные заявили об уничтожении четырех ЗРК С-300 и радиолокационной станции «Имбирь» (это радар из состава ЗРК С-300В), а всего пяти систем ПВО. На следующий день Генштаб ВСУ отчитался об уничтожении еще четырех систем ПВО, а 7 августа — еще пяти.

В этот же день, 7 августа, в Сети начали распространяться фотографии с обломками ракеты (найденными в зоне боевых действий), на которых отчетливо видна надпись BSU-60 A/B. Так маркируется хвостовая часть известной американской противорадиолокационной ракеты (ПРР) AGM-88 HARM. Это могло свидетельствовать о том, что подобные боеприпасы уже поставлены Вашингтоном Киеву. Однако до этого о поставках ПРР Украине ничего известно не было — кроме того, эта ракета обычно используется с самолетов западного производства, которых в украинской авиации нет.

Наконец, 8 августа заместитель министра обороны США Колин Каль во время брифинга для прессы в Пентагоне заявил, что Вашингтон действительно передал Киеву противорадиолокационные ракеты, причем, по его утверждению, их можно запускать с украинских самолетов.

Что такое противорадиолокационные ракеты и зачем они нужны

История противорадарных ракет неразрывно связана с историей бесконечного противостояния авиации и ПВО. Чем совершеннее становились самолеты, несущие смерть с небес, тем более продвинутые вооружения разрабатывались, чтобы помешать им летать. К 1960-м годам наиболее эффективными системами ПВО были зенитно-ракетные комплексы, обнаруживавшие врага с помощью радаров.

Логично, что с неработающим радаром такая система угрожать противнику не сможет, даже если все ракеты и пусковые установки на месте, — вслепую ведь не постреляешь. Поэтому логичным ответом авиации стала разработка ракет, специально предназначенных для уничтожения радаров. Их системы самонаведения должны были реагировать на мощное излучение радиолокатора, после чего ракета наводилась на его источник, летела к нему и взрывалась, уничтожая или повреждая устройство.

Конечно, радар может и не включаться — обнаружить и навестись на него в этом случае почти невозможно. Однако, если радар не излучает — то он по сути ничего не делает и остается мертвым грузом. Поэтому если у противника много противорадиолокационных ракет, зенитчики всегда становятся перед неприятным выбором: или делать свою работу, постоянно рискуя получить ракету в РЛС, или держать радары в выключенном состоянии большую часть времени, оставляя свои войска без «зонтика» ПВО.

Первые противорадиолокационные ракеты AGM-45A/B были разработаны в США и прошли боевое крещение во Вьетнаме. Это не случайно: именно Вьетнамская война стала первым конфликтом, где самые современные самолеты столкнулись с самыми современными системами ПВО (СССР поставлял Северному Вьетнаму ракетные комплексы С-75 «Двина», на тот момент довольно продвинутые).

Ту схватку выиграла, скорее, авиация: советские ракеты не помешали американцам снова и снова бомбить Северный Вьетнам. Однако против бесчеловечных бомбардировок восстало общественное мнение в США — и их пришлось прекратить. А в 1975 году северяне выиграли войну, заняли южную столицу Сайгон и объединили Вьетнам. Однако противорадиолокационные ракеты показали себя достаточно эффективным оружием, и их продолжили разрабатывать и совершенствовать. В том числе повышая дальность действия — чем дальше может летать ракета, тем больше шанс, что самолет, ее выпускающий, не попадет в зону действия систем ПВО раньше.

В 80-х годах США создали свою лучшую ракету — AGM-88 HARM (High speed Anti-Radiation Missile — «высокоскоростная противорадиолокационная ракета»). Этот боеприпас мог летать уже на 150 километров и поражать ЗРК даже большой дальности — так, в марте 1986 года AGM-88 удачно попала в РЛС подсветки и наблюдения зенитно-ракетного комплекса С-200 «Ангара» в Ливии.

Повышенная дальность стала не единственным плюсом AGM-88. Ракету начали совершенствовать буквально с момента принятия на вооружение. Уже вторая версия боеприпаса имела программируемую головку самонаведения, позволяющую не только наводиться на данный конкретный радар, но и самостоятельно искать цели.

Работало это так: ракета, как и раньше, реагировала на включение радара, но если противник выключал РЛС, ракета могла использовать свою собственную — для на AGM-88 ставился небольшой радиолокатор, позволяющий найти вражескую машину. Правда, при этом ракета сама начинала излучать — так ее было несколько проще обнаружить и сбить (если находилось кому).

Американский истребитель F-16 c различными ракетами. Внизу - AGM-88. Источник: wikipedia.org
Американский истребитель F-16 c различными ракетами. Внизу — AGM-88. Источник: wikipedia.org

В 1990-х годах ракете улучшили боевую часть: к заряду взрывчатки добавили 12 800 вольфрамовых «пуль», позволяющих изрешетить антенну РЛС даже при не самом близком разрыве. Затем к ПРР стали при желании добавлять комплект HCSM — он добавлял возможность корректировать полет по GPS.

США — не монополист в разработке противорадиолокационных ракет, такие есть и у России, и у Китая, и у Израиля. Российские ракеты — версии модели Х-31 — неоднократно использовались в ходе вторжения в Украину, однако уничтожить украинские радары ПВО полностью им так и не удалось.

Как Украина может использовать ракету AGM-88

Будучи поставленными в Украину, противорадиолокационные ракеты AGM-88 могут принести значительную пользу ВСУ. Во-первых, это почти единственная по-настоящему «длинная рука» украинских военных после знаменитого HIMARS (и, с известными оговорками, ракет «Нептун», эффективность которых по наземным целям неизвестна). Дальность в 150 километров позволяет накрывать не только прифронтовые районы, но и ближние и дальние тылы российских войск. При этом, учитывая возможность корректирования ракет по GPS, им не обязательно даже наводиться на радары — достаточно знать координаты нужных целей.

Что же касается работы по «прямому назначению», то противорадарными ракетами можно нанести большой урон российским системам ПВО, причем не только РЛС. К примеру, ракетно-пушечный комплекс «Панцирь» объединяет и орудия, и ракеты, и радар в одной машине — и прилетевшая издалека ракета, не особо разбираясь, может уничтожить все это одним ударом.

Вполне возможно объединение «усилий» AGM-88 и HIMARS — РСЗО наносят удары по объектам, российская ПВО, как обычно, старается их перехватить, на ее радары наводятся ПРР. Однако как это будет происходить на практике, предугадать трудно. И все же у Украины появилась первая реальная возможность уничтожать российские комплексы ПВО на земле.

Носитель переданных Киеву противорадиолокационных ракет неизвестен. Ранее такие боеприпасы адаптировались лишь для применения с самолетов западного производства, никаких однозначных доказательств, что машины «советской школы» вроде МиГ-29 получали возможность использовать AGM-88, не было. Однако некоторые страны НАТО вроде Польши или Словакии проводили модернизацию своих МиГ-29.

Известно, что польские «МиГи» получили шины обмена данными MIL-STD-1553 и модуль доступа к программному обеспечению для снарядов и ракет. Теоретически в числе используемых боеприпасов могли быть и AGM-88. Возможно, в ближайшее время мы получим информацию, какие конкретно украинские самолеты могут использовать противорадарные ракеты.