Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  2. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  3. «Несанкционированное массовое мероприятие». Силовики задержали организатора встречи с Миланой Хаметовой в Dana Mall
  4. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  5. Фан-встречу с блогершей Хаметовой провели без согласования с властями. Виновных пообещали наказать
  6. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  7. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь. Известно о 15 погибших, среди них семь детей
  8. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»
  9. Лукашенко и Путин проводят переговоры в Сочи. Это их седьмая встреча с начала года
  10. «Удар по пункту управления во время совещания командования». Главное из сводок штабов на 215-й день войны
  11. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  12. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  13. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  14. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко
  15. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  16. «То, что мы не выступили против Путина намного раньше, — огромная ошибка». Легендарный Доминик Гашек — о России, Беларуси и войне
  17. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион


Россия продолжает агрессию в отношении Украины, мир стоит на пороге Третьей мировой войны, а Александр Лукашенко делает акцент на том, что у него получается лучше всего: который год продолжает спасать многострадальное белорусское сельское хозяйство. Сейчас политик находится в «турне» по аграрным предприятиям страны: кормит чиновников с руки хлебом и рассказывает об ошибках в лущении стерни. Насколько он эксперт в этом вопросе? «За два года у меня из худшего в Советском Союзе хозяйство стало „миллионером“», — сказал Лукашенко на днях. Вспомнили, как он руководил белорусским совхозом во времена БССР и чего достиг.

Мечта о колхозе

Александр Лукашенко в 1994 году. Фото: Reuters
Александр Лукашенко в 1994 году. Фото: Reuters

Возглавить колхоз Лукашенко мечтал долгие годы. Впервые вслух он озвучил ее, как минимум, на закате брежневского «застоя».

«В конце 1979 года [я] работал в Могилеве секретарем обкома партии по сельскому хозяйству. Шло совещание в Шклове, и первый секретарь райкома Вера Костенко подвела ко мне Лукашенко, молодого еще, но уже прилично лысеющего, и представила: дескать, вот он хочет быть председателем колхоза», — вспоминал в мемуарах «Работа над ошибками» Василий Леонов.

В советские времена Леонов сделал блестящую карьеру, став первым секретарем Могилевского обкома партии. Лукашенко назначил его министром сельского хозяйства, а затем посадил, обвинив в причастности к убийству начальника Службы контроля президента по Могилевской области Евгения Миколуцкого (что так и не было доказано). В 1999-м Леонов получил четыре года колонии: его признали виновным во взяточничестве и присвоении государственного имущества. В 2000-м бывшего чиновника освободили. Сам Леонов считал это дело сфабрикованным.

К моменту разговора с Леоновым Лукашенко окончил исторический факультет Могилевского пединститута, отслужил два года инструктором политотдела в пограничных войсках КГБ и был ответственным секретарем Шкловской районной организации Всесоюзного общества «Знание».

«После короткой беседы я спросил у претендента: „А кто вы по специальности?“ — „Учитель“. — „А почему не хотите работать в своей сфере, по профессии?“ — „Я родился в деревне и хочу руководить хозяйством“. — „Тогда Вам нужно закончить сельхозинститут и получить специальное образование. А пока я не вижу необходимости человека, никак не связанного с сельским хозяйством, ставить сразу руководителем“», — вспоминал Леонов.

«Хорошо, я буду учиться», — сказал Лукашенко. Приблизительно через полгода он поступил в Горецкую сельхозакадемию на заочное отделение. О серьезности учебы говорить сложно. Из трех лет «заочки» два пришлись на второй срок службы в армии (замполитом в танковой роте). В 1982-м Лукашенко демобилизовался и получил диплом по специальности «экономист-организатор сельскохозяйственного производства».

С учетом настойчивых просьб Шкловского райкома партии (в районе был дефицит работников) и самого Лукашенко его все-таки назначили зампредседателя колхоза — секретарем парткома в колхоз имени Ленина, расположенный около Шклова. Там его проверили в деле. Как писал тот же Леонов, практиковалась следующая вещь: летом в разгар работ руководителя отправляли в отпуск, после чего смотрели, как поведет себя заместитель. Лукашенко этот экзамен выдержал. «Обстановкой в колхозе он владел. Я вернулся в Могилев и доложил: можно попробовать», — отмечал в мемуарах чиновник.

Худший в стране? Нет, в районе

Василий Леонов. Фото: naviny.by
Василий Леонов. Фото: naviny.by

В 1987-м Лукашенко назначили директором. Правда, не колхоза, а совхоза, носившего название «Городец» (расположен в одноименном агрогородке Шкловского района).

«В совхозе — государственном сельхозпредприятии — свободы, конечно, поменьше, чем в колхозе. Зато никакой тебе коллегиальности, никакой пусть даже формальной подотчетности общему собранию колхозников. Тебя назначили — и ты руководишь, подотчетный лишь тем, кто тебя назначил», — писал Александр Федута в книге «Лукашенко. Политическая биография».

Все исследователи единодушны: нового директора отправили в отстающее предприятие.

«Во всем Советском Союзе было только два убыточных хозяйства, одно из них — мое», — заявил Лукашенко американскому историку Григорию Иоффе, автору апологетической книги «Переоценивая Лукашенко: Беларусь в культурном и геополитическом контексте» (фрагменты этой книги публиковал TUT.BY).

Слова про состояние совхоза подтверждали и местные жители, с которыми общался TUT.BY.

«Когда он [Лукашенко] только пришел, навоза было по колено! Он начал все это убирать, песок со щебнем подвозить, подсыпать, а потом и дороги начал асфальтировать везде: на ферме, в поселке», — говорила Валентина Васильева, работавшая в совхозе дояркой. По ее словам, при нем в «Городце» появилась баня, сад, школа и столовая.

Еще одна доярка, Людмила Ухналева, подтверждала, что высота навозной жижи достигала середины бедра. От нее спасали только резиновые сапоги.

И все же разговор об одном из самых убыточных хозяйств Союза — огромное преувеличение. «„Городец“ традиционно считался „лежачим“ совхозом: предшественник Лукашенко отработал в нем десять лет, не добившись серьезных изменений», — вспоминал Леонов, даже назвавший предприятие «пожалуй, самым отстающим в Шклове». Но речь шла о районе, но никак не обо всем Советском Союзе.

«Никто и не собирался предлагать Лукашенко хорошее, передовое хозяйство — даже если бы вдруг кого-то забрали на повышение, и освободилась вакансия. У меня всегда была настороженность: если человек просится на должность, сначала проверь, на что он способен. Вот и в данном случае: просишься — испробуй на отстающем участке», — признавался партийный секретарь.

Но новичку он серьезно помог: «Когда Лукашенко пришел работать в „Городец“, была принята еще одна мера, касающаяся молодых руководителей отстающих хозяйств: все, кто на областном уровне распоряжался материальными и финансовыми ресурсами, „закреплялись“ за такими хозяйствами, осуществляли над ними шефство, обязаны были постоянно навещать, оказывать организационно-методическую и материально-техническую помощь. За Лукашенко персонально был закреплен первый заместитель председателя облисполкома — руководитель облагропрома Евсей Корнеев. Корнееву надоело ездить без конца в совхоз, у него в распоряжении были все ресурсы, и он оказал солидную помощь „Городцу“. В совхозе начали строить жилье, помогли техникой, дорожным строительством, осуществили ряд организационных мер силами специалистов области».

Диалоги с Горбачевым

Александр и Галина Лукашенко. Фото: tvcenter.tu
Александр и Галина Лукашенко. Фото: tvcenter. tu

Но и сам Лукашенко не сидел, сложа руки. В Советском Союзе начинались реформы экономики. О полноценной частной собственности речи тогда не шло. Зато появилась идея аренды.

На практике это выглядело так. Определенный цех, бригада, звено и так далее брал что-то в аренду: помещение, землю, технику. Часть прибыли отдавали этому предприятию, остальное распределяли между собой. В условиях всеобщей уравниловки у работников наконец-то возникал стимул для работы.

Одним из горячих сторонников идеи аренды был как раз Леонов.

«Используя аренду, в нашей бедной Могилевской области нам удалось подтянуть сельское хозяйство так, что даже когда на закате перестройки все начали минусовать, мы все еще держались. А аренду мы ввели и в строительстве, и даже вплотную подобрались к промышленности», — объяснял он в мемуарах.

Сторонником аренды стал и Лукашенко, одним из первых подхвативший эту идею. «Он всегда нюхом чуял, на чем можно, что называется, набрать очки. Начал проводить какие-то реорганизации в совхозе — скажем откровенно, лично мне не всегда понятные. Но „маяки“ были нужны, в ЦК КПБ за молодого, энергичного „маяка“ ухватились и решили обобщить опыт. В хозяйство приехали партийные работники, ученые… Садились в его маленьком кабинете, и он „забалтывал“ всех, часа по четыре говорил без остановки. На фермы, на машинные дворы не ходили», — рассказывал Иван Титенков, экс-управделами Лукашенко (интервью было опубликовано в «Белорусской деловой газете» в июле 2001 года).

Именно благодаря аренде глава колхоза первый раз попал по работе в Москву. В столице Советского Союза проводилось совещание по аренде. Могилевскую область представлял упомянутый первый зампред облисполкома Евсей Корнеев, который и взял с собой Лукашенко.

Позже последний неоднократно вспоминал об этой истории. В августе 1995 года он заявил в интервью российским журналистам: «когда я еще только депутатом стал, еще при Горбачеве, я и пленумы ЦК готовил, несмотря на свою молодость, меня Горбачев приглашал часто в Москву. Мы проработки делали, я рецензировал „500 дней“ Явлинского <…> я очень часто принимал участие в заседаниях правительства в Советском Союзе, то есть я был известным человеком в свое время, но молодым еще».

В интервью газете «Совершенно секретно» Лукашенко рассказывал: «Горбaчев тогдa чaсто собирaл совещaния, и вот нa одно тaкое совещaние я был нaпрaвлен руководством Компaртии Белaруси <…> Он очень жестко вел его. Меня нa трибуне терзaл 13 минут вопросaми тaк, что я вышел и выжaл свой пиджaк, нaстолько он был нaсквозь мокрый, но Горбaчеву зaпомнилось, что я вступил с ним в полемику» (цитата по архиву TUT.BY).

Реальность была совсем другой. О ней в мемуарах «Шкловские страсти» писала местная журналистка Ольга Павлова: «По телевизору все земляки видели <…> Лукашенко как участника Всесоюзного совещания по арендному подряду. И особенно один момент притянул их внимание: с трибуны <…> Лукашенко во время выступления повернулся к <…> Горбачеву, который находился в президиуме, и уточнил: „Я так говорю, Михаил Сергеевич?“ — „Так, так“, — согласно закивал тот головой» (цитата по TUT.BY).

На этом диалог между генсеком и председателем колхоза завершился. Разумеется, ни к каким реформам белорусского агрария не привлекали.

Правда, разговор с Горбачевым резко повысил самооценку директора. «Ехали в Москву — Лукашенко угощал Корнеева и чайком, и водочкой, как водится. Ехали назад — уже от Корнеева потребовал, чтобы тот ему носил чай», — вспоминал Леонов.

«Из двенадцати человек восемь человек он бил тоже»

Фото сделано в музее, посвященном Александру Лукашенко, в александрийской школе. Изображение: TUT.BY
Фото сделано в музее, посвященном Александру Лукашенко, в александрийской школе. Изображение: TUT.BY

Во время работы директором шкловский самородок попал в скандал. «С Лукашенко произошла некрасивая история — приехал в бригаду и избил абсолютно трезвого тракториста [Бондуркова], избил жестоко — сапогами», — вспоминал Василий Леонов.

Сам экс-глава колхоза признавал факт избиения. Но трактовал все по-своему. В интервью Григорию Иоффе он заявил, что нашел около деревни в овраге трактор, двигатель которого даже не был заглушен:

«Я залез в этот трактор, вырулил его из оврага и сам чуть не перевернулся. Затем я вырулил трактор на ровную поверхность, заглушил двигатель, вернулся в машину. Заезжаю в деревню: сидят три человека и среди них этот Бондурков, пьяный вдрабадан. <…> У меня в жилах кровь закипела, когда я все это увидел. Я вообще бардака терпеть не могу. <…> Я спрашиваю его: „<…>, где ты бросил трактор? Это же ты его просил“. В ответ он выругался матом. Ну, я мужик здоровый, и я был еще сильнее тогда. А он ко мне подскакивает, чтобы порисоваться перед друзьями. Ну, вот он ко мне подскочил, я его взял за груди, он поддатый сильно был. Еще и при свидетелях. Если бы один на один, точно бы по-мужски… А так я его взял и бросил, и он кувырком с этой горы с песком полетел. Завернулся, руки отряхнул и пошел».

Но в эту версию слабо верится. Журналист Анатолий Гуляев, тогда собкор главной аграрной газеты СССР «Сельская жизнь» рассказывал о своем расследовании Александру Федуте (цитата по книге последнего):

«Против него возбудили уголовное дело за избиение механизатора. Он ко мне приехал домой: вот эти партократы, они хотят свести со мной счеты. Я спрашиваю: „Саша, ты бил этого механизатора?“ — „Нет, не бил“ <…> Поехали в Шклов в больницу — там врачиха была, не помню, как зовут. Она выдала справку механизатору о побоях. <…> Я вышел от врачихи и попросил: „Саша, чтобы я знал, как себя вести, скажи: ты его бил или нет?“ — „Нет, не бил“ <…> Я попросил, чтобы бригадир мне собрал местных механизаторов на машинном дворе <…> Я показываю: „Не для печати. Вот выключил диктофон — ничего не записываю“. Они говорят: „Ну, если не для печати, то и меня бил, и меня бил, и меня…“ Оказалось, что из двенадцати человек восемь человек он бил тоже. Я вышел оттуда. „Саша, ты же мне только что говорил, что не бил!?“ Он говорит: „Вот какие люди, сволочи. Я им столько хорошего сделал, а они не могут забыть, как пару раз не сдержался“».

Но несмотря на обман Гуляев все же поддержал Лукашенко.

«Прокуратура сразу же завела уголовное дело. <…> Дело было <…> вынесено на сессию райсовета, депутатом которого был Лукашенко. <…> Гуляев приехал на сессию и своим авторитетом сильно поддержал Лукашенко. Тем более, что и среди депутатов было немало лукашенковских коллег — руководителей хозяйств, которые и за собой знали подобные грешки. А прокурор области Николаев просто не стал передавать дело ни в республиканскую прокуратуру, ни на рассмотрение областного совета», — вспоминал Леонов.

Уход в политику

Зенон Позняк и Александр Лукашенко на митинге в Могилеве. 1990 год. Фото: facebook.com/siarhiej.navumchyk
Зенон Позняк и Александр Лукашенко (на заднем плане) на митинге в Могилеве. 1990 год. Фото: facebook.com/siarhiej.navumchyk

В 1990 году Лукашенко победил на выборах в парламент, впервые проводившихся на альтернативной основе, и стал депутатом Верховного Совета 12 созыва.

Современный белорусский парламент юридически является профессиональным. Депутаты Палаты представителей получают зарплату и не могут параллельно где-то работать. А Верховный Совет не был профессиональным парламентом. «На ставку» работало его руководство, а также председатели и секретари комиссий. Например, Зенон Позняк, также избранный депутатом, шел на первые президентские выборы как старший научный сотрудник Института истории Академии наук, где работал (он занимался археологией), а не как депутат Верховного Совета.

Лукашенко уже тогда, в 1990-м, попытался уехать из «Городца» в Минск. Он выставил свою кандидатуру на пост председателя Комиссии по аграрным вопросам, продовольствию и социальному развитию села. В случае победы он перебирался бы в Минск и попадал бы в состав Президиума парламента, часто решавшего узкие вопросы.

Конкурентами Лукашенко оказались четыре первых секретаря райкомов партии, три из которых сняли свои кандидатуры в пользу Владимира Гаркуна, первого секретаря Дзержинского горкома. Как писал Валерий Карбалевич, в своем выступлении Лукашенко предлагал радикальные меры: сократить число чиновников и управленческих структур в сельском хозяйстве. Он рассказал, что с января 1990 года его совхоз отказался от услуг РАПО (районное аграрно-промышленное объединение), от которого нет никакой пользы. Но номенклатура выступила против. Его обвинили в его принадлежности к БНФ, хотя Лукашенко никогда не входил в состав этой организации и лишь поддерживал отдельную часть их программы по тактическим соображениям. Также ему поставили в упрек скромные успехи его совхоза.

В результате за директора совхоза «Городец» проголосовали 105 человек, против — 129. Главой комиссии стал Гаркун. Придя к власти, Лукашенко назначил последнего вице-премьером по сельскому хозяйству, который тот занимал пять лет.

После своего поражения лидер «Городца», оставаясь депутатом, вернулся на родину. Последующие четыре года он занимался делами совхоза куда меньше — его захватила большая политика. При этом ему как депутату стало легче решать многие вопросы.

В 1994-м Лукашенко победил на первых президентских выборах и окончательно переехал в Минск.

«Командовали чиновники и по вертикали, и по горизонтали, щедро раздавая «полезные советы»

Регистрация кандидатов в президенты. Слева направо: Александр Лукашенко, Василий Новиков, Вячеслав Кебич. Фото: газета «Свабода», 1994 год
Регистрация кандидатов в президенты. Слева направо: Александр Лукашенко, Василий Новиков, Вячеслав Кебич. Фото: газета «Свабода», 1994 год

Каким же директором оказался Лукашенко? Сам он считал, что великолепным. «Через год мой совхоз заработал миллион рублей прибыли. После того как несколько лет получали 18, 12 и 9 центнеров зерна с гектара, я собрал 33 центнера, и мы не знали, как от этого зерна избавиться. Я просил обком партии забрать зерно, потому что у совхоза не было складов», — рассказывал Лукашенко в интервью Григорию Иоффе.

Валерий Карбалевич приводил в своем исследовании цифры, ссылаясь на материалы «Сельской газеты». Так, за два года валовая продукция в хозяйстве возросла в 2,2 раза, урожайность зерновых и производство мяса — в 2 раза, надой молока от коровы — в 1,5 раза, рентабельность увеличилась с 2,3% до 47,3%, а прибыль — с 16,3 тысяч до 1,6 млн рублей.

Но есть два нюанса. В издании, на основе которого готовил исследование Карбалевич, тогда работал Анатолий Гуляев, который всячески поддерживал Лукашенко. Кроме того, «Городец» был практически нищим. Рост осуществлялся практически с нуля. В совхоз вкладывались огромные суммы, поэтому логичнее смотреть не на прибыль, а на рентабельность, о которой мы сказали выше. Перед приходом нового директора она была около нуля, спустя два года — перед тем, как Лукашенко стал активно заниматься политикой — не доросла и до половины.

Пожалуй, ближе к истине Василий Леонов. «Говорить о том, что Александр Григорьевич вывел совхоз в передовые, о чем он повторял и повторяет, не приходится: совхоз лежал на боку, его приподняли и поставили кое-как на ноги коллективными усилиями. Дальше этого дело не пошло», — утверждал он.

Впрочем, есть один нюанс. О сути своих методов и опыте совхоза Лукашенко в 1990-м году написал книгу «Городецкие уроки». Говорить «написал», конечно, не совсем корректно. За него это сделал журналист Рем Ткачук, осуществивший литературную запись.

Цитату из этой книги приводил в своем исследовании Александр Федута: «Основные беды исходили от административно-командной системы ведения хозяйства и в связи с этим порочной организации труда. Командовали чиновники и по вертикали, и по горизонтали, щедро раздавая «полезные советы». По указанию сверху пахали, сеяли, убирали, сокращали или увеличивали количество голов скота. <…> Бесконечными понуканиями и указаниями отучили людей думать, соображать».

Можно предположить, что Леонов сознательно преуменьшал заслуги экс-директора совхоза, который посадил его в тюрьму. Но у последнего было почти три десятилетия, чтобы сделать сельское хозяйство Беларуси образцовым. Между тем со времени выхода книги «Городецкие уроки» прошло 32 года, но в сельском хозяйстве Беларуси, кажется, ничего так и не изменилось.