Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Опубликованы «договоры» аннексии РФ регионов Украины. Там описаны их границы (но из их формулировок ничего не ясно)
  2. Минздрав разрешил вернуться к работе «Нордину» и «Трем Дантистам Плюс» (но приостановил работу еще одного центра)
  3. Отход российских сил в Херсонской области и критика, подрывающая авторитет Путина. Главное из сводок на 222-й день войны
  4. В Беларуси на 4 октября объявлен оранжевый уровень опасности из-за сильного ветра
  5. «Высшее образование получили, в городе сидят — в ус не дуют». Лукашенко потребовал взять на контроль распределение выпускников
  6. Когда ждать бабьего лета? Синоптики рассказали о погоде в октябре и на следующей неделе
  7. МАГАТЭ «серьезно озабочено» похищением гендиректора Запорожской АЭС. Глава организации поедет в Украину и Россию
  8. В Индонезии после футбольного матча начались беспорядки. Известно уже о более 170 погибших — среди них пятилетний ребенок
  9. «Из путей к миру самым реалистичным становится невообразимый еще недавно вариант смены власти в России». Мнение Артема Шрайбмана
  10. «Какой же нормальный мужчина, какой нормальный отец, муж может сидеть сложа руки». Карпенков — о мобилизации в Беларуси
  11. Илон Маск порассуждал в Twitter, чем может закончиться российская агрессия в Украине. Публикация вызвала скандал (ответил даже Зеленский)
  12. Сильный ветер и дождь. На 3 октября в Беларуси объявлен оранжевый уровень опасности
  13. Единогласно. Госдума ратифицировала принятие новых регионов в состав РФ (но это еще не конец)
  14. У Лукашенко — кадровый день. В Беларуси новый министр, много новых мэров и председателей райисполкомов


Премьер-министр Роман Головченко анонсировал масштабные раскопки следующим летом на городище у реки Менки, которое, по его мнению, «значимое по масштабности не только для Беларуси, но и всей Восточной Европы». Причина выбора именно этого места — предположение, что нынешний Минск изначально появился именно там. Рассказываем, что не так с этим подходом, а также какие среди ученых существуют теории о том, как появилась нынешняя белорусская столица.

Скриншот видео программы СТВ
Камень на городище у реки Менка. Скриншот видео программы СТВ

О первом упоминании Минска в летописях должен знать каждый школьник — это 1067 год. Тогда полоцкий князь Всеслав Чародей боролся против трех братьев: Изяслава (правившего в Киеве), Святослава (в Чернигове) и Всеволода (в Переяславле).

Полная цитата звучит так: «Поднял рать в Полоцке Всеслав, сын Брячеслава, и занял Новгород. Трое же Ярославичей, Изяслав, Святослав, Всеволод, собрав воинов, пошли на Всеслава в сильный мороз. И подошли к Менску, и меняне затворились в городе. Братья же эти взяли Менск и перебили всех мужей, а жен и детей захватили в плен и пошли к Немиге, и Всеслав пошел против них. И встретились противники на Немиге месяца марта в 3-й день; и был снег велик, и пошли друг на друга. И была сеча жестокая, и многие пали в ней, и одолели Изяслав, Святослав, Всеволод, Всеслав же бежал».

Но здесь есть одна нестыковка. Получается, князья сперва взяли Минск, а уже затем пошли к Немиге. Но ведь одноименная река протекает в центре теперешней белорусской столицы (сейчас она заключена в коллектор). В чем же дело? Существует несколько объяснений — расскажем о каждом подробнее.

Ясинский и Штыхов — идея о переносе Минска

Археолог Георгий Штыхов. Портрет художника Евгения Тихановича. Изображение: wikipedia.org
Археолог Георгий Штыхов. Портрет художника Евгения Тихановича. Изображение: wikipedia.org

90 лет назад, в начале 1930-х, археолог Антон Ясинский выдвинул гипотезу о переносе Минска. По его мнению, поселение с таким названием первоначально могло находиться на другом месте. Город, вероятно, получил свое название от реки. Значит, необходимо искать городище возле водного объекта с корнем «мен». Ясинский обнаружил его около деревень Городище и Строчицы. Теперь они находятся недалеко от столичной кольцевой, а тогда были в 15 км от центра города. Возле городища протекает небольшой ручей Менка. Именно там, по мнению Ясинского, и был основан город Менск. Якобы он был разрушен киевскими князьями и затем перенесен на берега Свислочи — то есть на современное место.

Уже после Второй мировой войны концепцию Ясинского поддержали другие археологи. Среди них выделялся Георгий Штыхов, который провел в 1970-е большие исследования в районе Менки. «Он установил наличие там двух связанных между собой городищ — малого и большого, нескольких очень больших селищ, площадью около 30 га. Более ранние находки датируются VI—VIII веками и показывают, что объект существовал в племенную эпоху», — рассказывала его коллега Ольга Левко.

По ее словам, «в целом переносы ранних городов происходили нередко», о чем и писал Штыхов в 1970-е.

«Находок, которые можно было бы датировать ранее, чем последняя четверть XI века, на Минском замчище (имеется в виду замчище в современном Минске — на месте впадения Немиги в Свислочь. — Прим. ред.) практически нет, — считает Левко. — А на Менке, кроме материалов 3-й четверти первого тысячелетия, выявлено изобилие материалов IX—XI веков. Они свидетельствуют о высоком развитии этого поселения в качестве племенного, а затем городского центра волости. Поселение на Менке более раннее, а Минск на Свислочи был основан позже. Здесь выявлены материалы, подтверждающие его статус центра удельного княжества, относящиеся к концу XI—XII века».

Археолог высказала мнение, что окончательный перенос Минска состоялся даже не в 1067-м, а в 1085-м — после кровавого похода князя Владимира Мономаха, когда Менская волость была разграблена.

С Левко согласны и ее коллеги. «В процессе работ в самом Минске материалы, которые могут датироваться XI веком, настолько единичны, что не создают картины города хотя бы с середины XI века. В районе Менки всегда находятся материалы, которые датируются X—XI веком, и которые представлены очень массово», — рассказывал в 2011-м археолог Вадим Кошман.

«Материалов ранее конца XI столетия в столице Республики Беларусь не обнаружено. <…> В городище на реке Менке <…> наибольшее количество археологических находок <…> датируется второй половиной X — XI веком. В начале XI столетия меняне соорудили высокие валы, появилось Большое городище. Можно сказать, что поселение на Менке являлось протогородом (предшественник средневекового города). Кроме того, вокруг городища сформировалась система сельских поселений. Плотность заселения в радиусе 15 км от него была одной из самых высоких в Полоцком княжестве для того времени. Все это говорит, что в 1067-м самым крупным поселением являлось городище на Менке», — заявил в 2021-м археолог Андрей Войтехович, который ведет там раскопки.

Концепция Загорульского — Минск возник там, где и стоит до сих пор

Эдуард Загорульский. 2005 год. Фото: Frantishak, Wikipedia Commons
Эдуард Загорульский. 2005 год. Фото: Frantishak, Wikipedia Commons

Но существует и альтернативная версия. Ее автор — археолог Эдуард Загорульский, заявивший, что никакого переноса будущей белорусской столицы не было. В 1982-м он выпустил книгу «Возникновение Минска». А в 2018-м опубликовал краткую статью об этой проблеме, где он собрал свои основные аргументы.

В летописном «Списке русских городов дальних и ближних» между городами Оршей и Друцком назван город Немиза. В этом же списке представлен и Минск. Поэтому, по мнению Загорульского, после взятия последнего города князья могли пойти к Немизе — ее месторасположение, кстати, до сих пор не установлено. Тем более что предлог «к» означает город. Если бы речь шла о реке, писали бы «на». То есть, никакого противоречия в летописях нет: Ярославичи сначала захватили Минск, а потом двинулись к городу Немига, местоположение которого неизвестно.

По мнению археолога, итоги раскопок в городище на Менке, в том числе, сделанные Штыховым, говорят о существовании на этом месте поселка, но не города: «Никаких признаков становления ремесла как одного из важнейших показателей города мы здесь не видим. В комплексе находок отсутствуют типичные для городских женщин украшения, практически отсутствует импорт (амфоры) и набор предметов, присущих феодалам: различные виды оружия и оснащения конного воина и боевого коня, шпоры, стремена и т.д.», — пишет археолог.

Загорульский отмечает, что при раскопках городища на Менке так и не смогли «выявить характерной для города <…> уличной планировки, изолированных городских дворов-усадеб. В коллекции найденных вещей нет даже предметов христианского культа».

Скриншот видео программы СТВ
Найденные в городище на Менке предметы. Скриншот видео программы СТВ

По словам Загорульского, «города не может быть без укреплений. Их исследования могут показать, возникает ли поселение сразу же как укрепленный пункт или ему предшествовало неукрепленное поселение». В последнем случае под валом должен быть культурный слой (наслоение грунта на месте поселения человека, сохраняющие материальные следы его деятельности: остатки строений, жертвоприношений и так далее), отложившийся в период, когда существовал неукрепленный поселок. Когда поселение становится городом, нарастающий культурный слой одновременно откладывается на нижней части склона вала.

Но в результате раскопок Загорульский сделал вывод, что вал насыпали поверх культурного слоя, который относится к неукрепленному древнерусскому селищу. Этот слой ни в одном случае не отложился на склонах вала. Поэтому археолог сделал вывод, что поселение, существовавшее до возведения вала, не имело укреплений и не могло быть городом. Хотя в летописи указывается, что минчане укрылись в «граде», то есть за городскими укреплениями.

По мнению ученого, нынешний вал не связан с древнерусским селищем, а был насыпан в более позднее время как укрепления позднесредневекового замка.

Наконец на раскопках Загорульский нашел восемь кресал (тогда огонь получали высеканием искры из кремня железным кресалом) — и все они по своей форме относились к более раннему периоду, чем середина XI века. «Одних кресал достаточно, чтобы сделать вывод, что древнерусское поселение на Менке прекратило свое существование в начале XI в. Как свидетельствуют раскопки, оно сгорело. Когда в 1067 г. южнорусские войска штурмовали Минск, этой деревни давно уже не было», — утверждает историк.

Трезубец Изяслава

Фото: facebook.com/gleb.labadzenka
Дно сосуда, найденного в городище на Менке. Фото: facebook.com/gleb.labadzenka

Отдельная тема для разговора — недавняя «сенсация». В августе 2022 года во время раскопок городища на Менке археологи нашли донышко глиняного сосуда с трезубцем — геральдическим знаком, принадлежавшим Изяславу — сыну киевского князя Владимира и полоцкой княгини Рогнеды.

«Сенсацыя на раскопках у Старым Менску — знойдзена донца гаршка з асабістым гербам князя Ізяслава. То бок, гэта канец Х — пачатак ХІ ст., аналагаў няма, гэта першая такая знаходка ў Беларусі!», — сообщил белорусский журналист и активист Глеб Лободенко.

Археолог Андрей Войтехович в комментарии российскому информационному агентству Sputnik Беларусь назвал находку «очень значимой». «Такой знак размещался на печати Изяслава, которая была найдена в Великом Новгороде. Это личный знак князя. Вопрос, почему он был поставлен на дно горшка», — отметил археолог.

Но Лободенко ошибся, а Войтехович — погорячился. Глиняные сосуды с клеймами в виде трезубцев находил Штыхов еще в 1970-е годы. По словам Загорульского, «в качестве доказательства присутствия в составе населения [городищ на Менке] знати Штыхов указывает на находки нескольких обломков днищ глиняных горшков с отпечатками на них трезубца. Но такие знаки встречаются и на сосудах в деревенских курганах, а интерпретация типов клейм в научной литературе далеко не однозначна. Интересно, что в действительно княжеском, населенном феодалами городе Минске на Свислочи, такой керамики нет».

Значит, эта находка никак не подтверждает статус городища на Менке как места возникновения Минска.

Работа для студентов и будущий музей

Городище на Менке. Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by
Городище на Менке. Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by

Из описания выше очевидно, что перед нами классическая научная дискуссия, в которой однозначного правильного ответа нет. Вполне возможно, что городище на Менке — не древний Минск, а обычная (пусть и очень старая) деревня. Тем не менее у Романа Головченко нет никаких сомнений, что это «уникальный объект».

«Как отметили историки, он значимый по масштабности не только для Беларуси, но и всей Восточной Европы. Наше упущение, что его развитию государство не придавало должного значения. <…> У историков существует консенсус, что это городское поселение более древнее, чем то, которое возникло на Немиге. Также есть гипотезы, что они существовали параллельно. На самом деле это не так существенно, потому что без учета того, было ли это городище предшественником современного Минска либо нет, это, безусловно, значимый памятник. Это еще одно свидетельство того, что белорусская государственность не придуманная, не кем-то привнесенная, а исконно наша», — заявил премьер.

Разумеется, Головченко — не специалист в этом вопросе. Он опирался на мнение археологов, последователей Штыхова. «О переносе города вопрос, на мой взгляд, решен. Все материа­лы доказывают хронологическую преемственность двух археологических объектов», — утверждала Ольга Левко, которая долгие годы возглавляла в Академии наук Центр истории доиндустриального общества, а затем Центр археологии и древней истории Беларуси.

Но с «решением вопроса о переносе города» все не однозначно. Консенсус существует по поводу того, что городище на Менке действительно древнее Минска на Свислочи. Вопрос в его значимости.

Предложение Головченко провести новые масштабные раскопки действительно может привести к новым открытиям. Смущают лишь установки — на городище обратили внимание только сейчас, когда речь зашла о поисках корней белорусской государственности. В последнее время власть ищет точку опоры в идеологии. Существует мнение, что Александр Лукашенко делает ставку на национализм и потому в последнее время в публичных выступлениях выставляет в роли врага № 1 Польшу. Но нужен и положительный пример, которым могла был стать история Полоцкого княжества или ВКЛ. Возможно, из-за этого властям очень важно заявить о каком-то открытии.

По словам заведующего Центра археологии Института истории НАН Беларуси Алексея Авласовича, в ближайшие два сезона планируется провести в этом месте крупномасштабные раскопки, чтобы представить доказательства, что первоначально княжеская администрация будущего Минска действительно находилась здесь.

«У нас уже есть этому подтверждения, но для широкой научной общественности мы бы хотели представить это более красноречиво и снять несколько других вопросов», — сказал он.

Исходя из этих установок, а также внимания властей, археологи скорее всего найдут желаемые доказательства. Тем более что Роман Головченко предложил, чтобы следующим летом в раскопках приняли участие студенты всех 16 исторических факультетов страны. А еще дал четкое обещание: «параллельно будем заниматься вопросами создания здесь непосредственно историко-археологического музея или комплекса, как его назвать правильно».

Но есть еще один нюанс. В своей статье Загорульский опроверг и аргумент о частых переносах древних городов (говоря о возможном переносе Минска, ученые нередко приводили в пример другие славянские города, которые якобы сменили «прописку» — например, Рязань и Смоленск). «Примеры неудачные и отвергнутые наукой. Ни Рязань, ни Смоленск никогда не переносились, и сама идея переносов городов считается ошибочной, о чем пишут даже современные учебники по археологии», — отмечает он.

Действительно, об этом можно прочесть в общесоюзном учебнике «Основы археологии», написанном Даниилом Авдусиным еще в 1989-м: «Теперь, когда найдены ранние слои, датируемые X веком, на Городище под Новгородом и в самом Новгороде, на Сарском городище и в Ростове Великом, стало ясно, что гипотеза об изменении места ранних городов потерпела крах. „Двойники“ крупных городов были самостоятельными поселениями».

Получается, что Минск стал исключением? Далеко не факт. Например, насчет Смоленска в археологии идет огромная дискуссия, и с Авдусиным тоже согласны далеко не все. Но поставленные вопросы все же надо решать ученым, а не властям.