Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. На 69-м году жизни скончался уроженец Могилева, певец Борис Моисеев
  2. Минобороны Беларуси сообщило о внезапной проверке «боевой и мобилизационной готовности» войсковой части в Мачулищах
  3. Прибытие на фронт мобилизованных и «контртеррористическая» операция вместо «специальной». Главное из сводок на 217-й день войны
  4. Один диктатор уже пытался спасти проигранную войну с помощью мобилизации стариков и ядерного оружия. Рассказываем о нем (это не Путин)
  5. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион
  6. Стартуют заочные суды для уехавших? СК начал «спецпроизводство» по делу «Черной книги Беларуси». Среди фигурантов — Дмитрий Навоша
  7. Запад наконец передаст Украине зенитные комплексы NASAMS. Рассказываем, что они собой представляют и почему их важность огромна
  8. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  9. «Тестово уже начали». В ГАИ рассказали, когда по камерам фотофиксации начнут полноценно штрафовать за непройденный техосмотр
  10. Лукашенко приехал в Абхазию с неофициальным визитом. Спросили экспертов, зачем ему это
  11. Лукашенко до сих пор не улетел из Сочи. В Кремле заявили, что он продолжает общаться с Путиным
  12. «Официально». На оккупированных территориях Украины подвели итоги «референдумов»
  13. МИД Грузии вызвал белорусского посла в связи с визитом Лукашенко в Абхазию
  14. «Уничтожили до ста военнослужащих полка специального назначения «Гепард». Главное из сводок на 216-й день войны
  15. «Защищал бы Путина после войны? Это очень простой моральный выбор». Интервью с российским адвокатом Ильей Новиковым
  16. В Минске начали включать отопление в квартирах. А что в других регионах?
  17. Соцопрос: Протестно настроенные белорусы сменили мирный настрой на поддержку силового метода разрешения политического кризиса
  18. В СК рассказали, кого еще собираются судить заочно — членов Координационного совета, правозащитников, Цепкало
  19. Пятерых россиян из-за мобилизации сняли с поезда на границе с Беларусью
  20. Лукашенко — главе Абхазии: Вчера мы обсуждали ваши проблемы с нашим старшим братом Владимиром Владимировичем Путиным


В самопровозглашенных ЛНР и ДНР призвали немедленно провести референдум о вхождении в состав России (в обеих республиках уже даже подписаны соответствующие законы и назначены даты плебисцитов). Об аналогичных планах говорят в оккупированных Херсонской и Запорожской областях. Но к чему такая спешка? Ведь первые две «республики» провозгласили еще в 2014-м, причем Россия долго их не признавала и даже тормозила их желание объединиться друг с другом. Объясняем, в чем тогда была проблема и что поменялось в последнее время.

Харьков отбили, Донецк и Луганск — нет

Митинг возле захваченного здания Донецкой ОГА, проходивший 7 апреля 2014 года. Фото: Andrew Butko (CC BY-SA 3.0)
Митинг возле захваченного здания Донецкой ОГА, проходивший 7 апреля 2014 года. Фото: Andrew Butko (CC BY-SA 3.0)

Самопровозглашенные Луганская и Донецкая народная республики появились еще восемь лет назад.

На рубеже 2013−2014 годов в Украине произошла «революция достоинства». 22 февраля 2014-го Верховная Рада признала президента Виктора Януковича самоустранившимся от выполнения конституционных обязанностей и назначила дату внеочередных президентских выборов. На этом фоне на востоке Украины начались пророссийские митинги, продолжавшиеся весь март.

В начале следующего месяца ситуация резко обострилась. 7 апреля пророссийские митингующие захватили здания Службы безопасности Украины и областные администрации в ряде городов в восточных регионах. В их руках оказались арсеналы с оружием.

В Харькове в результате антитеррористической операции муниципальные здания удалось отбить. В двух других городах события развернулись по-другому. В захваченной обладминистрации в Донецке приняли декларацию о суверенитете Донецкой Народной Республики и назначили референдум о самоопределении на 11 мая.

В Луганске в захваченном здании СБУ пророссийские активисты забаррикадировались и начали требовать проведения референдума о самоопределении региона. Но саму ЛНР объявили позже — 27 апреля на митинге, в котором участвовали несколько сотен человек. Заявление о будущем плебисците зачитали неизвестные женщины, назвавшие себя «координаторами народного совета Луганской области».

Референдумы прошли 11 мая. Голосование проходило в районах, подконтрольных сепаратистам. Вопрос был одинаковый: «Поддерживаете ли вы Акт о государственной самостоятельности Луганской (или Донецкой) народной республики?». В ДНР заявили, что явка на референдум составила 75%, в ЛНР назвали цифру в 81%. И там, и там, по официальным данным, поддержали отсоединение от Украины: за независимость проголосовали 89% жителей ДНР и 96% — ЛНР. Правда, обе «народные республики» провозглашались на всей территории Донецкой и Луганской областей, но значительная часть населения этих областей не могла и не принимала участие в референдумах, так как земли не находились под контролем сепаратистов.

Международное сообщество не признало результаты референдумов. На них отсутствовали наблюдатели от ОБСЕ и даже наблюдатели от России. Любопытно, что за несколько дней до голосования президент России Владимир Путин даже публично предлагал перенести даты референдумов и наладить «прямой полноценный диалог между сегодняшними киевскими властями и представителями юго-востока Украины».

ДНР и ЛНР в свою очередь явно рассчитывали на повторение крымского сценария: там на референдуме, который прошел 16 марта, тоже объявили о независимости, — и в России признали итоги голосования, а затем аннексировали регион. Но в Кремле всего лишь заявили, что «с уважением относятся к волеизъявлению населения Донецкой и Луганской областей» и понадеялись на диалог с Киевом.

АТО — первая преграда к признанию Кремлем

Вооружённые люди с георгиевскими ленточками у здания Славянского горсовета, 14 апреля 2014 года. Фото: Yevgen Nasadyuk
Вооруженные люди с георгиевскими ленточками у здания Славянского горсовета, 14 апреля 2014 года. Фото: Yevgen Nasadyuk

Почему же Путин уже тогда не пошел на признание ДНР и ЛНР? Ведь следующим шагом было бы включение этих республик в состав России. Ответов на этот вопрос несколько. Причем они связаны друг с другом.

Первая причина — антитеррористическая операция (АТО) с привлечением Вооруженных сил Украины, начавшаяся с 14 апреля.

Крым сдался россиянам без боя. Сопротивления «зеленым человечкам» местные Вооруженные силы практически не оказывали. Теперь же украинцы вышли из оцепенения и взялись за оружие.

Первоначально АТО развивалась успешно. В июне ВСУ развернули наступление по всему фронту. Под их контроль перешли Славянск, Краматорск, Мариуполь, Северодонецк и Лисичанск. Порошенко заявлял, что вскоре будут взяты Донецк и Луганск. К середине августа территория, контролировавшаяся сепаратистами, сократилась в четыре раза. Донецк и Луганск практически находились в кольце окружения. Украинская армия контролировала большую часть границы (подробности вы можете увидеть на карте ниже). Дело шло к развязке.

Ситуация на востоке Украины по состоянию на 14 августа 2014 года. Фото: mediarnbo.org
Ситуация на востоке Украины по состоянию на 14 августа 2014 года. Фото: mediarnbo.org

На тот момент признавать ДНР и ЛНР со стороны России было бессмысленно: Украина могла скоро занять их территории.

Но позже, примерно в середине августа, в войне случился перелом — украинцы попали в окружение под Иловайском. По наиболее распространенной версии, этому способствовала прямая помощь сепаратистам от России — якобы несколько тысяч кадровых российских военнослужащих вместе с техникой и оружием были направлены на помощь республикам. В начале АТО такое развитие событий предсказать было невозможно.

Новороссия от Путина

Инфографика: Русская служба «Би-Би-Си»
Развитие ситуации на востоке Украины в 2014 году. Инфографика: Русская служба Би-би-си

Вторая причина того, что Кремль сразу не признал ЛНР и ДНР, — проект «Новороссия». Впервые этот термин появился в речи российского президента Владимира Путина 17 апреля 2014 года, спустя три дня после начала АТО.

«Это Новороссия, и этот Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одесса не входили в состав Украины в царские времена. Это все территории, которые были переданы в Украину в 20-е годы советским правительством», — сказал тогда Путин.

Это не соответствовало действительности. Единственная попытка создать аналог Новороссии была рукотворной. 9 февраля 1918 года в Харькове открылся IV съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Три дня спустя большевики заявили на нем о создании Донецко-Криворожской советской республики.

«По мере укрепления советской власти на местах федерации Российских Социалистических Республик будут стро­иться не по национальным признакам, а по особенностям экономически-хозяйственного быта. Такой самодовлеющей в хозяйственном отношении единицей является Донецкий и Криворожский бас­сейн. Донецкая республика может стать образцом социалистиче­ского хозяйства для других республик», — заявил один из ораторов. По его предложению новое образование постановило выйти из состава Украины и войти в состав Советской России.

Но уже 19 марта территории этого объединения — как, впрочем, и созданной большевиками Одесской советской республики — вошли в состав Украинской Народной Республики Советов, еще ранее организованной большевиками. Спустя месяц этот регион оккупировали немцы.

В истории это государственное образование осталось однодневкой. Если бы не Путин со своей «Новороссией», о нем бы никто не вспомнил.

На слова российского президента отреагировали оперативно. Уже 23 апреля так называемый народный губернатор Донецкой области Павел Губарев призвал сторонников к формированию Новороссии, которая в дальнейшем сможет выстраивать собственные отношения с Таможенным союзом и странами ОДКБ. 6 мая тогдашний депутат Верховной Рады Олег Царев, поддержавший сепаратистов, заявил о планах по созданию Новороссии. В нее должны были войти юго-восточные регионы Украины. Политик надеялся включить в образование территории Донецкой, Луганской, Днепропетровской, Харьковской, Одесской, Николаевской, Херсонской, Запорожской областей. Но «народные республики» удалось провозгласить только на территории первых двух, в остальных регионах сепаратистские движения подавили в зародыше.

24 мая ДНР и ЛНР подписали документ об объединении в составе единого государства Новороссия. По первоначальному замыслу, она должна была стать конфедерацией — союзом независимых государств с правом выхода и вступления в нее. В июне 2014 года в ЛНР и ДНР объявили о создании Союза народных республик, а в июле де-юре назвали этот союз Новороссией, приняв Конституцию. Царева «избрали» спикером парламента. Очень скоро речь могла зайти и о присоединении этого образования, уже не претендовавшего на полный контроль над Донецкой и Луганской областями Украины, к России.

Но музыка играла недолго. Уже в мае 2015-го министр иностранных дел ДНР Александр Кофман заявил, что проект Новороссии поставлен на паузу: «До тех пор, пока во всех этих регионах [где провалились выступления сепаратистов] вырастет новая политическая элита, способная возглавить движение». Царев оказался более откровенным. Он заявил, что «деятельность структур Новороссии заморожена, поскольку она не вписывается в план мирного урегулирования, подписанный в присутствии стран „нормандской четверки“» (имелись в виду подписанные в феврале 2015-го Минские соглашения — о них мы скажем ниже).

«В Москве сделали ставку на местные элиты, и Царев, представитель днепропетровского клана, оказался ненужным. Царев с самого начала не ассоциировался с Донбассом, — объяснял источник gazeta.ru. — Он все это время воспринимался как украинский политик и пытался вернуться к теме Украины. Публично он больше выступал по теме Украины, а не Новороссии. Новороссия для него была символом идеальной Украины».

Минские соглашения

Бойцы батальона «Донбасс» в зоне боевых действий. Фото: wikipedia.org
Бойцы батальона «Донбасс» в зоне боевых действий. Фото: wikipedia.org

Основной причиной свертывания проекта Новороссии, видимо, действительно были Минские соглашения. Их идея появилась еще в июле 2014-го. На тот момент победа АТО была вполне реальна. Поэтому украинцы предпочитали вести разговор об освобождении заложников, которых удерживали сепаратисты, а также о допуске международных экспертов к месту крушения лайнера Malaysia Airlines, сбитого последними.

Но после начала контрнаступления ДНР и ЛНР под Иловайском Киев решился на переговоры о прекращении огня и принципиальном мирном разрешении конфликта.

5 сентября 2014-го в минском «Президент-отеле» был подписан Минский протокол (его еще называют первыми Минскими соглашениями). В документе изложена механика разрешения конфликта на Донбассе. В контексте темы нашего текста наиболее важными было несколько положений:

  1. Обе стороны должны были немедленно прекратить огонь и допустить в зону АТО экспертов ОБСЕ для проверки соблюдения режима неприменения оружия, а также направить сотрудников ОБСЕ на российско-украинскую границу для создания зоны безопасности;
  2. ДНР и ЛНР предписывалось расформировать или вывести с территории Украины незаконные вооруженные формирования, военную технику, боевиков и наемников;
  3. Украина обязалась провести децентрализацию власти в стране, приняв отдельный закон, который кратко называют «законом об особом статусе Донбасса», а затем провести досрочные местные выборы в этих регионах и «продолжить инклюзивный общенациональный диалог».

Но документ так и не начал действовать. Режим прекращения огня постоянно нарушался. Бои затихли только к декабрю, однако в январе 2015-го разгорелись с новой силой. Миссия ОБСЕ не получила полноценного доступа к границе России и Украины. Проект восстановления Донбасса официальный Киев также не разработал, вместо этого Нацбанк перестал обслуживать население и юрлица в зоне АТО, было ограничено и транспортное сообщение с непризнанными республиками и так далее.

Новые переговоры состоялись в Беларуси ночью с 11 на 12 февраля 2015 года с участием президента Украины Петра Порошенко, президента России Владимира Путина, президента Франции Франсуа Олланда и канцлера Германии Ангелы Меркель.

Фото: Reuters
Переговоры «нормандской четверки» в Минске. Фото: Reuters

Итогом встречи стала Декларация в поддержку комплекса мер по выполнению Минских соглашений. Новый документ во многом повторял тот, что был подписан ранее, однако с указанием более конкретных сроков, мероприятий и других параметров. Из совершенно нового в документе было несколько важных положений:

  • требование провести в Украине реформу, итогом которой должно было стать вступление в силу к концу 2015 года новой Конституции, предусматривающей децентрализацию (то есть предоставление широкой автономии Донецку и Луганску);
  • восстановление полного контроля Украины над границей с Россией после проведения досрочных местных выборов.

Также документ предполагал постоянную работу трехсторонней контактной группы в Минске для реализации этих самых соглашений, что было осуществлено: в столице Беларуси постоянно проходили такие встречи.

Но остальные положения документа так и не были реализованы. Принципиальным стало представление о том, в каком порядке реализовывать пункты соглашений.

Украина хотела полностью прекратить огонь и предоставить доступ миссии ОБСЕ в зону конфликта. А уже затем менять собственное законодательство и проводить выборы на Донбассе. ДНР и ЛНР отказывались сложить оружие, пока Украина не начнет выполнять свою часть политических обязательств.

Россия настаивала на одновременном выполнении военных и политических пунктов. Но при этом хотела сначала провести в непризнанных республиках выборы (то есть на территории, которую контролировали сепаратисты), а уже затем передать контроль над ними Украине — по сути заложив под регион «бомбу».

В целом же Россию полностью устраивали Минские соглашения. Запланированная документами децентрализация Украины позволила бы увеличить влияние восточной соседки на эту страну, в частности — на ее внешнюю политику. Ведь в унитарном прежде государстве должны были появиться регионы с широкой автономией, ориентированные главным образом как раз на Россию. Вступление Украины в ЕС и НАТО в таком случае значительно бы усложнялось.

Поэтому признание ЛНР и ДНР и присоединение их к РФ даже не выносились на повестку дня.

Вместо Новороссии — Малороссия

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Спустя два года после Минских соглашений сепаратисты неожиданно решили вернуться к проекту Новороссии. Только название уже использовали другое. 18 июля 2017-го представители самопровозглашенной ДНР, а также «19 регионов Украины» объявили о создании государства Малороссия. Конституционный акт нового государства зачитал на встрече делегатов в Донецке и. о. заместителя председателя Совета министров ДНР Александр Тимофеев, сообщало Донецкое агентство новостей.

«Мы, представители бывших регионов „Украины“ (за исключением Крыма), заявляем об учреждении нового государства, которое является правопреемницей „Украины“. Мы согласны с тем, что новое государство будет называться Малороссия, так как само название „Украина“ дискредитировало себя», — говорилось в «конституционном акте».

Но то ли идею высказали просто, чтобы попугать Киев, то ли до конца не согласовали ее в Кремле — только ничего из проекта не вышло. Уже 9 августа того же года все открутили назад. «Идея переучреждения Украины вызвала большой интерес, однако название „Малороссия“ вызвало у большинства отторжение», заявил глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко.

В итоге статус-кво сохранился. До объединения с Россией дело опять не дошло. Существование ЛНР и ДНР как формально самостоятельных государств по-прежнему позволяло Москве использовать их в переговорном процессе, отрицая на международной арене свою причастность к конфликту на востоке Украины.

Киев же отказывался общаться по вопросам урегулирования напрямую с представителями ДНР и ЛНР, не считая их самостоятельными сторонами конфликта, а лишь представителями оккупационной администрации России. Москва настаивала на обратном.

Вплоть до начала войны в 2022 году оставались надежды, что Кремль не рискнет отказаться от такого козыря в переговорах, как Минские соглашение и существование ДНР и ЛНР (ведь то, что Украина не контролировала часть своей территории, и так значительно усложняло ее потенциальное вступление в ЕС или НАТО). Но, кажется, желание Путина захватить страну полностью пересилило. 21 февраля 2022 года Россия признала суверенитет самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. А спустя три дня начала в Украине войну.

После российского вторжения в Украину власти самопровозглашенных республик практически сразу стали заявлять о планах провести референдумы о вхождении в состав РФ, но называемые даты все время сдвигались. Сначала называлась дата 11 сентября, а уже в сентябре СМИ писали, что российские власти планируют провести референдумы в ДНР и ЛНР до конца осени. Однако ситуация еще больше осложнилась успешным украинским контрнаступлением — вероятно, именно этим объясняется требование ЛНР и ДНР «немедленно провести референдум».