Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Житель Лиды во время уборки нашел уникальную 50-долларовую купюру. «Коллекционную редкость» он отнес в обменник и очень пожалел
  2. Россия показала машины, которые должны стать «убийцами „Абрамсов“ и „Леопардов“». Рассказываем, что это за техника
  3. Фронтовые потери, бои под Бахмутом и планы по эвакуации коллаборантов из Луганской области. Главное из сводок
  4. «Это вынужденный шаг». Власти Минска рассказали, куда будут переселять жильцов попавших под снос домов
  5. «Наша Ніва»: Телеграм-канал силовиков, где публикуют «покаянные» видео задержанных, случайно выдал своих админов
  6. Глубокская сгущенка скоро станет уже не та, что прежде. Что происходит и при чем тут Россия
  7. Выпускник БГУИР выиграл более 3 млн долларов на престижном турнире по покеру
  8. В кинотеатрах сняли с показа новую часть российской комедии «О чем говорят мужчины». Рассказываем, с чем это может быть связано
  9. Крупный белорусский производитель яиц прекращает поставки в Россию из-за «нехватки продукции»
  10. В Беларуси пересмотрели «завышенные» требования к годности призывников. Теперь десантником можно стать при весе до 100 кг
  11. Социологи спросили переехавших в Польшу и Литву белорусов, собираются ли они возвращаться на родину. Вот что они ответили
  12. Первое сообщение об уничтожении NASAMS, как идет наступление под Донецком, Путин снова переоценил свою армию. Главное из сводок
  13. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  14. Чешский был на грани исчезновения, иврит — фактически мертв. Рассказываем, как погибали языки разных народов и как их спасали


Если вы думаете, что у белорусской и российской пропаганды есть только одно любимое слово (нет сомнений, что это «англосаксы»), то глубоко ошибаетесь. В последнее время Владимир Путин и Александр Лукашенко стали не менее активно использовать выражение «коллективный Запад». Существует ли он в реальности? О ком вообще идет речь? Когда и почему появился термин? Разобрались в этом вопросе.

Запад гниет? Надо убедиться в этом на практике, переехав туда жить

Памятник Ленину в Минске. Фото: TUT.BY
Памятник Владимиру Ленину в Минске. Фото: TUT.BY

У термина «коллективный Запад» — длинная предыстория. В первой половине ХIX века в Российской империи сложились два идеологических течения: западники и славянофилы. Если обобщенно (и несколько упрощенно) сформулировать их взгляды, то первые выступали за развитие России по западноевропейскому образцу. А вот вторые говорили о самобытности страны и выступали за ее особый путь, отличный от стран Западной Европы.

Именно один из славянофилов, Степан Шевырев — кстати, одно время декан философского факультета Московского университета — запустил выражение о «гнилом Западе». Это случилось в 1841-м в его статье «Взгляд русского на образование Европы». В правдивости своих взглядов публицист решил убедиться на практике: последние годы жизни он прожил в Париже, где и умер.

Придуманное им выражение продолжало использоваться в дискуссиях на протяжении ХIХ века.

«Ну, и конечно, тут же, кстати, достанется и гнилому Западу. Экая притча, подумаешь! Бьет он нас на всех пунктах, этот Запад, — а гнил! И хоть бы мы действительно его презирали… а то ведь это все фраза и ложь. Ругать-то мы его ругаем, а только его мнением и дорожим», — писал Иван Тургенев в романе «Дым».

Характеристикой Запада как «гнилого» дело не ограничилось. В 1916-м Владимир Ленин написал работу «Империализм как высшая стадия капитализма». «Монополии, олигархия, стремления к господству вместо стремлений к свободе, эксплуатация все большего числа маленьких или слабых наций небольшой горсткой богатейших или сильнейших наций — все это породило те отличительные черты империализма, которые заставляют характеризовать его как паразитический или загнивающий капитализм», — утверждал будущий вождь мирового пролетариата.

После революции и появления СССР пропаганда взяла термин «загнивающий капитализм» (а вместе с ним и «загнивающий Запад») на вооружение. Его использованию также помогли реалии холодной войны — глобального противостояния западного мира против СССР и его союзников.

«Новые явления в развитии империализма подтверждают правильность ленинских выводов об основных закономерностях капитализма на его последней стадии, об усилении его загнивания. В то же время это загнивание не означает полного застоя, закупорки производительных сил и не исключает роста капиталистической экономики в отдельные периоды в отдельных странах», — отмечалось в программе КПСС в 1961-м.

«Гордый и эгоистичный великан вот-вот падет, рассыплется на куски»

Фото: kremlin.ru
Владимир Путин. Фото: kremlin.ru

Но прошло 30 лет, и оказалось, что прогнил не Запад, а Советский Союз, который рухнул в одно мгновение. После этого о «загнивании» резко забыли. А вот понимание Запада как единого механизма в постсоветском обществе сохранилось. О «коллективном Западе» как о синониме западного мира в условиях холодной войны писал исследователь Дмитрий Тренин в 2006-м. Также он говорил о существовании «коллективных западных интересов и ценностей» (речь идет о демократии, рынке, правах человека и других приоритетах общества, характерных для этого региона).

В 2010-е годы термин стал все более активно появляться в российской повестке. Пробные шары запустили на заседаниях Валдайского клуба, приближенного к российской власти (с его участниками традиционно встречается Владимир Путин). «В решении проблем безопасности Россия и коллективный Запад — по разные стороны баррикад, хотя многие вызовы для них являются общими и отвечать на них можно только совместно», — заявлял в 2016-м программный директор клуба Иван Тимофеев.

В 2018-м о коллективном Западе уже говорили как о «Европе без России». А в 2021-м упомянутый Тимофеев отметил, что «тезис об угасании коллективного Запада давно стал консенсусом в среде российских международников. Его можно считать одной из исходных посылок российской внешнеполитической доктрины». Таким образом, из стадии «гниения» Запад перешел к «загниванию», а потом резко перевернул страницу и стал «угасать». Почему так произошло, никто не уточнял.

Правда, российские ученые-пропагандисты признавали, что «гниение Запада» — это долгий процесс.

«Гордый и эгоистичный великан вот-вот падет, рассыплется на куски. А на месте созданного им миропорядка возникнет пока непонятный, но совершенно иной мир. Переход будет болезненным и турбулентным», — с надеждой писал о будущем Тимофеев, но все же признавался, что «„угасание“ само по себе может растянуться на десятилетия, если не столетия». Он констатировал, что «несмотря на очевидные проблемы в структуре западных альянсов, никто другой не смог создать аналогичных структур. Ни ШОС, ни БРИКС (межгосударственное объединение пяти стран: Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. — Прим. ред.), ни какая-либо другая структура пока не могут соперничать по уровню консолидации с западными политическими и экономическими блоками» и что «на ближайшую перспективу коллективный Запад будет оставаться серьезным военно-политическим и нормативным вызовом для России».

Консенсус в среде российских международников во многом объяснялся тем, что термин стал использовать Путин. В апреле 2021-го в послании Федеральному собранию он обвинил «коллективный Запад» в том, что тот не осудил якобы имевшую место попытку покушения на Александра Лукашенко. Вспомнил этот термин в июне и в сентябре того же года. В последний раз — совсем недавно, 30 сентября 2022-го. Российский президент сообщил о том, что «сегодня в условиях глобального кризиса <…> уходит в прошлое гегемония коллективного Запада и формируется новый, более справедливый многополярный мир».

Любопытно, что Александр Лукашенко мгновенно перехватил эстафету у своего коллеги. «Это был бы такой подарок для американцев и коллективного Запада, если бы Россия ставила своей целью включить Беларусь в состав России. Это был бы конец», — заявил он в мае 2021-го. Это первое упоминание термина на его сайте — Путин упомянул «коллективный Запад» всего месяцем раньше. Тут оратор, очевидно, понимал под «коллективным Западом» Евросоюз. В июле 2021-го на Форуме регионов России и Беларуси Лукашенко поправился: в присутствии коллеги обвинил «коллективный Запад» — Вашингтон и Брюссель (то есть уже США и ЕС разом) — в том, что они «не всегда хотят слышать конструктивные предложения» и «намеренно разрушают архитектуру безопасности, созданную после Второй мировой войны». В том же июле он снова рассказал Путину о своих отношения с «коллективным Западом».

Всего же, если верить его сайту, белорусский политик упомянул о «коллективном Западе» 44 раза. У Путина таких высказываний не наберется и десятка.

Беларусь — часть «коллективного Запада»?

Фото: Reuters
Совместные белорусско-российские учения «Запад-2021». Фото: Reuters

Возможно, «коллективный Запад» действительно существовал в прошлом и десятилетиями, если не веками, вел разрушительную политику в отношении Беларуси и России? Может, западные страны действительно сговорились и хотят уничтожить «братские народы»? На этот вопрос относительно каждой из двух стран надо отвечать отдельно.

Начнем с Беларуси. Если бы «коллективный Запад» реально существовал, то до конца ХVIII века (тогда территория нашей страны в результате разделов Речи Посполитой была присоединена к России) мы были его составной частью. Монархов, правивших на наших землях, признавали в Европе, они были в родстве с европейскими династиями. Заграничные титулы вроде князей Священной Римской империи получала знать — например, представители рода Радзивиллов.

Еще более важно, что на территории современной Беларуси проходили общеевропейские процессы (например, Реформация и Контрреформация), развивалось европейское образование (например, иезуитские коллегиумы, существовавшие в других странах Европы), закреплялись европейские художественные направления и архитектурные стили: романский, готика, ренессанс. В России всего этого не было. С европейским влиянием в сфере культуры она полноценно столкнулась лишь в ХVIII веке.

Может, «коллективный Запад» боролся против нас на полях битв? Действительно, против предков современных белорусов воевали Тевтонский орден и Швеция. Но в этой борьбе нас поддерживали другие западные страны.

Сложнее и неоднозначнее ситуация с Россией. Долгое время эта страна не воспринималась как европейская и существовала как самодостаточная цивилизация. Нападений на нее со стороны западных стран не было (несколько попыток крестоносцев, отбитых Александром Невским, не в счет). Скорее, наоборот — именно русским принадлежала инициатива в вооруженных конфликтах с нашими предками, они куда чаще, чем жители Беларуси, были нападавшей стороной.

В войну с западноевропейской державой — Швецией — Россия вступила в начале ХVII века при Петре I. Но ее союзниками тогда были Дания, Саксония (часть нынешней Германии) и Речь Посполитая.

В середине того же века Российская империя вступает в Семилетнюю войну, становясь постоянным участником европейских военных конфликтов. Вместе с Австрией и Францией она противостоит Англии и Пруссии — никаким «коллективным Западом» тут не пахнет.

В 1812-м следует первое полноценное нападение западной страны на саму Россию: туда вторгается армия Наполеона. В ее составе также были союзники — австрийцы и прусаки, а также покоренные Францией народы. Но Россию финансово поддерживала Англия. Скандинавские страны и жители Балканского полуострова в войне не участвовали. Формально Наполеону подчинялась и Испания, но там шла народная война — до России ей не было никакого дела.

В середине века начинается Крымская война. Против России объединились Англия, Франция, Сардинское королевство (теперь часть Италии) и Османская империя — последнюю точно не отнесешь к «коллективному Западу». Австрия и Пруссия сохраняли нейтралитет, хотя скорее были склонны поддержать союзников. Другие страны в войне не участвовали.

Не подходят под модель «коллективный Запад против России» и мировые войны. В обоих случаях союзником Петербурга или Москвы был Лондон, противником — Берлин.

Может, все дело в холодной войне? Но и там западные государства далеко не всегда выступали единым курсом. Например, Франция в 1966-м вышла из военного блока НАТО — его штаб-квартиру даже пришлось переносить в Брюссель, а также выводить из страны американские военные базы. В 2009-м Париж вернулся во все структуры Альянса. Греция тоже позволяла себе выходить из НАТО, а затем возвращаться.

Таким образом, в мировой истории не известно ни одного случая, когда все западные страны объединились против России. Беларусь и вовсе продолжительное время являлась частью западного мира.

Так что с точки зрения истории «коллективного Запада» никогда не существовало. Может, он внезапно возник в наши дни? Белорусская и российская пропаганда использует его для описания противостоящего им западного мира, но на самом деле Запад далеко не един и не однороден.

«Существует Евросоюз (куда не входит, например, Швейцария), существует НАТО (куда не входит англоязычная Австралия, зато входит такая „западная“ страна, как Турция), существует G7 (куда входит Япония — не то „западная“, не то „страна восходящего солнца“). „Коллективный Запад“ — это нечто, чего не существует, это означающее без означаемого», — отмечает проект по мониторингу белорусских СМИ Media IQ. Как подчеркивают его эксперты, «пропаганда сначала приписывает Западу ложное единство, будто это единый субъект, а затем критикует свой же выдуманный конструкт за якобы внутренние противоречия». Так что и здесь ответ отрицательный: «коллективного Запада» не существовало в прошлом, нет его и в настоящем.