Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  2. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  3. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  4. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  5. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  6. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  7. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  8. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  9. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге
  10. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь
  11. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  12. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  13. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  14. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ


В тюрьмах Германской демократической республики пытали заключенных, пограничники этой страны убивали людей, пытавшихся бежать через Берлинскую стену в ФРГ, вся страна кишела агентами секретной полиции — Штази. Руководство ГДР считало, что такое положение будет сохраняться всегда. Но наступил 1990 год, социалистический режим на востоке страны рухнул, Германия объединилась — и немецким коммунистам пришлось предстать перед судом. Рассказываем, как их привлекали к ответственности, в чем обвиняли, какие приговоры вынесли и сколько им пришлось пробыть в тюрьме (некоторым повезло ее избежать).

Эвакуация на военном самолете и жизнь в чилийском посольстве

Михаил Горбачев и Эрих Хонеккер. Фото: Reuters
Михаил Горбачев и Эрих Хонеккер. Фото: Reuters

Консервативный режим Эриха Хонеккера, возглавлявшего ГДР с 1971 года, до последнего сопротивлялся переменам. Но в конце 1980-х власти Венгрии открыли границу с «капиталистической» Австрией. Десятки тысяч жителей других соцстран — в том числе и немцы — устремились через нее на запад. В ответ ГДР полностью закрыла границы на выезд — не только с капиталистическими странами, а даже с социалистическими Венгрией и Чехословакией. По всей стране вспыхнули массовые протесты. На их фоне в руководстве немецкой компартии возник заговор. Эгон Кренц — член Политбюро (высшего коллективного органа) правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) — заручился поддержкой армии и спецслужб. В результате 17 октября 1989-го Хонеккера осудили все его ближайшие соратники, после чего на следующий день он официально ушел в отставку.

Вместе с ним на пенсию отправили еще нескольких человек. Среди них — Гюнтера Миттага, друга юности престарелого диктатора, отвечавшего за экономику. На заседании Политбюро он попытался отмежеваться от Хонеккера, но это его не спасло. Вынужденно ушел на пенсию и лидер немецких профсоюзов Гарри Тиш — хотя именно он незадолго до этого встретился с советским генсеком Михаилом Горбачевым и проинформировал его о будущем перевороте.

Гюнтер Миттаг. Фото: Бундесархив
Гюнтер Миттаг. Фото: Бундесархив

Уже в ноябре началось расследование по вопросам коррупции и злоупотребления служебным положением среди восточнонемецкой элиты. В декабре в отношении 30 высокопоставленных чиновников (в том числе 10 членов Политбюро) началось следствие. Многие подозреваемые оказались под арестом.

Гарри Тиша обвинили в злоупотреблении доверием (такая норма существовала в немецком праве) — он годами позволял Миттагу и его семье отдыхать в комфортных условиях за счет профсоюзов. В 1991-м его приговорили к 18 месяцам тюрьмы и выпустили, засчитав месяцы за решеткой во время следствия и дав ему отсрочку. Спустя четыре года Тиш умер от сердечной недостаточности.

Тогда же задержали и Миттага, обвинив в развале экономики и принятии решений на основании бесед с Хонеккером, без обсуждения с коллегами. Но у политика был хронический диабет, ранее ему ампутировали две голени, поэтому его вскоре освободили по состоянию здоровья. Второй раз экс-чиновника задержали в 1991-м, обвинив в строительстве частных домов для партийной элиты за счет государственных средств. Но здоровье к тому времени не улучшилось, поэтому Миттага вновь освободили. Он умер спустя три года.

Но вернемся к экс-лидеру страны. И Миттаг, и Тиш, и Хонеккер жили в коттеджном поселке Вандлиц под Берлином, но новые власти решили отдать его под санаторий. Решение приняли 22 декабря, а уже 3 января 1990-го Хонеккеру и его жене пришлось покинуть свой дом. Экс-лидер ГДР тогда находился на свободе: у него нашли рак почки. После операции по удалению опухоли его арестовали, но вскоре отпустили на свободу. К тому времени чета Хонеккеров осталась без жилья. Им пришлось обратиться за помощью к церкви, хотя во время правления диктатора священников неоднократно преследовали.

В конце концов диктатор перебрался в советский военный госпиталь. В марте 1991 года его — несмотря на выписанный в Германии ордер об аресте — вывезли в Москву. Впрочем, Кремль предупредил об этом немецких дипломатов уже единой страны.

В начале декабря 1991-го Михаил Горбачев практически потерял власть, ему уже было не до Хонеккера. Бразды правления перешли команде Бориса Ельцина, которая потребовала от экс-лидера ГДР в трехдневный срок покинуть страну, угрожая экстрадицией. Хонеккер укрылся в чилийском посольстве в Москве.

Слева направо: главком ГСВГ, белорус Евгений Ивановский, министр обороны ГДР Хайнц Гофман и руководитель ГДР Эрих Хонеккер. 1980 год. Фото: wikipedia.org
Слева направо: главком Группы советских войск в Германии белорус Евгений Ивановский, министр обороны ГДР Хайнц Гофман и руководитель ГДР Эрих Хонеккер, 1980 год. Фото: wikipedia.org

Посол Чили в Москве Клодомиро Альмейда помнил, как ГДР приютила его и многих других чилийцев после переворота Пиночета в 1973-м. Поэтому он всячески пытался отстоять право Хонеккера находиться на территории диппредставительства. Правительство России в свою очередь заявило, что выдаст его Германии, где против него уже было возбуждено уголовное дело, как только он выйдет за порог посольства. В итоге власти Германии надавили на Чили. Посла Альмейду сняли с должности, а Хонеккер, уже будучи тяжело больным онкологией, был выдан ФРГ, проведя в посольстве чуть более полугода. В июле 1992 года он вернулся на родину, где был арестован.

Экс-главу ГДР обвинили в ответственности за убийства людей у Берлинской стены, а также в нанесении ущерба социалистической собственности (речь шла о строительстве того самого элитного поселка Вандлиц). Но основным обвинением было, разумеется, первое.

Хонеккер признал за собой политическую ответственность за смерти, но отказался признавать юридическую и моральную вину. Дескать, число убитых необходимо сравнивать с числом жертв от американской агрессии во Вьетнаме и количеством людей на Западе, совершивших самоубийства. Якобы это показывало преимущество социализма над капитализмом.

Процесс так и не довели до конца. Медицинское исследование показало, что в печени Хонеккера есть метастазы — диктатор вполне мог не дожить до суда. В январе 1993 года суд закрыл дело, что вызвало протесты. Немецкий коммунист сразу вылетел к семье в Сантьяго — столицу Чили. Там он умер в мае 1994-го.

Охотничье угодье в заповеднике и убийство полицейских

Вилли Брандт и Вилли Штофф (справа). Фото: Бундесархив
Канцлер ФРГ Вилли Брандт и председатель Совета министров ГДР Вилли Штоф (справа), 1970 год. Фото: Бундесархив

Избавившись от Хонеккера и нескольких его соратников, новое восточногерманское руководство считало, что имеет в запасе много лет. Но события разворачивались очень быстро.

7 ноября 1989-го было отправлено в отставку правительство сталинского ортодокса Вилли Штофа — именно он препятствовал проведению даже ограниченных реформ, предлагавшихся Миттагом. А в октябре первым предложил отправить Хонеккера в отставку. Но это его не спасло: 8 ноября в политическое небытие вслед за бывшим шефом ушли все члены Политбюро — включая Штофа, а также многолетнего министра госбезопасности Эриха Мильке.

В ночь с 9 на 10 ноября открылись проходы через Берлинскую стену. Тогда преграда устояла, хотя счастливые немцы уже начали ее демонтаж.

В начале декабря Штофа и Мильке — одновременно с упомянутыми выше Тишем и Миттагом — арестовали.

Министр государственной безопасности ГДР Эрих Мильке (в центре). Фото: stephanr66/flickr
Министр государственной безопасности ГДР Эрих Мильке (в центре). Фото: stephanr66/flickr

Штофа обвинили в коррупции и злоупотреблением служебным положением. Например, специально для него в центре одного из заповедников создали государственные охотничье угодья площадью 14 тысяч гектаров. Ради удобства премьера ему построили там дом, прорыли канал, а также создали искусственный остров.

В феврале 1990-го Штофа выпустили по состоянию здоровья — ему было уже 75 лет. По примеру Хонеккера он попытался получить убежище в СССР, но Горбачев отказал ему в этом.

Второй раз экс-премьера задержали в мае 1991 года — в объединенной Германии началось следствие по факту убийства людей у Берлинской стены или соучастии в этом. По делу судили шестерых человек: Хонеккера, Штоффа, Мильке, министра обороны Хайнца Кесслера, его заместителя Фрица Штрелеца и Ханса Альбрехта, бывшего первым секретарем одного из округов ГДР.

Ханс Альбрехт. Фото: Бундесархив
Ханс Альбрехт. Фото: Бундесархив

Кесслер получил 7,5 года, Штрелец — 5,5 года, Альбрехт — чуть более 5. Лишь последний отсидел весь срок, военные вышли досрочно по состоянию здоровья, отсидев по четыре-пять лет. Это обстоятельство казалось странным. Ведь Альбрехт попал в компанию подсудимых несколько случайно. Как отмечало издание Zeit, он входил в Совет обороны страны в качестве партийного лидера пограничного округа, но все решения в нем принимались Политбюро.

Что произошло с двумя другими обвиняемыми? Слушание дела началось в ноябре 1992 года, но Штоф к тому времени был дома по состоянию здоровья. В 1993-м суд над экс-премьером остановили из-за возраста и плохого самочувствия. Эксперты обнаружили у политика проблемы с сердцем и депрессивное беспокойство. По их словам, сопутствующие «кризы артериального давления» могли быть опасными для жизни при стрессах во время судебного процесса. В итоге Штоф умер на свободе в 1999-м.

А вот Мильке все же пришлось отсидеть — правда, по другому обвинению. Первоначально его арестовали, обвинив в нанесении ущерба экономике и государственной измене. В марте 1990-го выпустили по состоянию здоровья, в июле вновь посадили. Но против него у правосудия был серьезный аргумент: в 1931-м, еще до прихода к власти Адольфа Гитлера, он вместе с товарищем убил двух полицейских, после чего бежал в Москву. В ГДР материалы по делу положили под сукно, но теперь появилась возможность расследовать преступление. В 1993-м бывшего министра приговорили к шести годам заключения — относительно скромный срок объяснялся давностью лет. Спустя два года Мильке условно-досрочно вышел на свободу в возрасте 88 лет.

Суд, связанный с Берлинской стеной, проходил во время расследования этого убийства. Поэтому второе дело приостановили, а затем и прекратили. Думается, причина заключалась как в возрасте и состоянии здоровья Мильке, так и в первом приговоре. Экс-глава восточногерманской службы безопасности умер в 2000-м.

Преемник на полтора месяца

Эгон Кренц. 1984 год. Фото: Бундесархив
Эгон Кренц. 1984 год. Фото: Бундесархив

Упомянутые выше чиновники оказались не единственными, кого привлекли к ответственности. Всего в убийствах людей у Берлинской стены или соучастии в этом обвиняли более 275 человек.

В 1997-м завершился процесс над несколькими членами Политбюро. За решетку отправился и последний руководитель ГДР. Как вы помните, Эгон Кренц в середине октября 1989-го организовал заговор против Эриха Хонеккера. Но уже 3 декабря того года ушел в отставку с поста генсека СЕПГ, 6 декабря — с поста председателя Госсовета ГДР. Его осудили на 6,5 года тюрьмы, из которых Кренц отсидел четыре.

Экс-политик остался верен своим коммунистическим взглядам. В июне 2022-го он опубликовал новые мемуары. Впрочем, их содержание приблизительно совпадает с предыдущими его книгами. Кренц пишет, что «ГДР пыталась построить социализм в Германии. Советский Союз, возможно, не был настоящим раем на земле, но был на грани того, чтобы им стать. Китай пошел еще дальше. Куба достигла бы еще больших успехов, если бы не США и Запад, которые только и делали, что мешали развитию этих стран». Во время презентации он выступил за отмену санкций против воюющей России, и поддержал действия Владимира Путина. Кроме Кренца, в живых из числа высших руководителей ГДР остался лишь Фриц Штрелец. Ему 96 лет, Кренцу — 85.

На том же процессе были осуждены и другие высокопоставленные чиновники, отсидевшие меньшие сроки. Например, журналист и секретарь ЦК по вопросам информации Гюнтер Шабовски и отвечавший за промышленность Гюнтер Кляйбер — всего по году. Кстати, Шабовски оказался едва ли не единственным осужденным, признавшим свою вину за политику ГДР.

Фриц Штрелец. Фото: Бундесархив
Фриц Штрелец. Фото: Бундесархив

Что касается силовиков, то руководителя пограничной службы страны Клауса Дитера Баумгартена осудили на 6,5 года тюрьмы, но он также вышел досрочно по состоянию здоровья, так и не раскаявшись. Наказанию подверглись некоторые высокопоставленные военные (генералы и адмиралы получили сроки от одного до трех лет), а также многочисленные пограничники. Последние чаще получали условные сроки, их командиры — более суровые приговоры.

Самый большой срок — 10 лет — получил пограничник, убивший одного из беглецов, — он произвел более 30 выстрелов.

Процессы над руководством ГДР оказались не во всем последовательными. Не все были привлечены к ответственности. «С юридической точки зрения вся процедура была фарсом: либо ответственные за диктатуру СЕПГ должны были быть посажены в тюрьму навсегда, либо после того как были собраны улики, дающие важный материал для историков, их всех следовало отпустить. Мелкобуржуазная идиллия с базовой пенсией, так как не было риска повторения [их диктатуры]», — писал историк Илько-Саша Ковальчук.

Впрочем, сам факт суда и реальные, а не условные сроки преступников сделали самое главное: закрепили в сознании людей факт ответственности за совершенные преступления во время руководства государством.