Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Житель Лиды во время уборки нашел уникальную 50-долларовую купюру. «Коллекционную редкость» он отнес в обменник и очень пожалел
  2. Россия показала машины, которые должны стать «убийцами „Абрамсов“ и „Леопардов“». Рассказываем, что это за техника
  3. Фронтовые потери, бои под Бахмутом и планы по эвакуации коллаборантов из Луганской области. Главное из сводок
  4. «Это вынужденный шаг». Власти Минска рассказали, куда будут переселять жильцов попавших под снос домов
  5. «Наша Ніва»: Телеграм-канал силовиков, где публикуют «покаянные» видео задержанных, случайно выдал своих админов
  6. Глубокская сгущенка скоро станет уже не та, что прежде. Что происходит и при чем тут Россия
  7. Выпускник БГУИР выиграл более 3 млн долларов на престижном турнире по покеру
  8. В кинотеатрах сняли с показа новую часть российской комедии «О чем говорят мужчины». Рассказываем, с чем это может быть связано
  9. Крупный белорусский производитель яиц прекращает поставки в Россию из-за «нехватки продукции»
  10. В Беларуси пересмотрели «завышенные» требования к годности призывников. Теперь десантником можно стать при весе до 100 кг
  11. Социологи спросили переехавших в Польшу и Литву белорусов, собираются ли они возвращаться на родину. Вот что они ответили
  12. Первое сообщение об уничтожении NASAMS, как идет наступление под Донецком, Путин снова переоценил свою армию. Главное из сводок
  13. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  14. Чешский был на грани исчезновения, иврит — фактически мертв. Рассказываем, как погибали языки разных народов и как их спасали
Чытаць па-беларуску


Она сыграла 49 матчей за национальную сборную Беларуси по гандболу, а после карантина выступала за Польшу и добралась до четвертого места на чемпионате мира. А еще были девять чемпионств в составе «Люблина», три завоеванных Кубка страны, Суперкубок и Кубок Вызова. Неудивительно, что уроженка Минска Кристина Репелевска (в девичестве — Сватко) прочно пустила корни в Польше. Блог «Люди» узнал, чем сегодня занимается спортсменка, что происходило в ставшем для нее родным Люблине после начала войны и хотят ли поляки прибрать к рукам Беларусь. Мы перепечатываем этот текст.

Фото: из facebook - аккаунта Кристины Репелевской
Кристина Репелевска. Фото: Facebook-аккаунт героини

Адреналин, университет, Киев

— Гандбола в моей жизни сегодня минимум, — рассказывает Репелевска. — Муж да, большой фанат. Ходит на все матчи «Люблина», сообщает подробности. Иногда и дочка говорит: «Мама, может, на гандбол?» Но для меня это пройденный этап. Сама долго играла, потом работала начальником женской команды. Не тянет. Хочется уделить и себе время. Хожу на йогу, недавно в тандеме прыгала с парашютом, бегала с препятствиями. Восполняю адреналин другими спортивными активностями. А если брать работу, то мне нравится преподавание.

— Расскажите подробнее.

— В Люблине я состою в Vincent Pol University. Это частный университет. Провожу занятия по методике гандбола, физическому воспитанию, спорту и рекреации. Еще работаю в частном лицее Międzynarodowy Liceum Padewski. Здесь у международных классов веду физическое воспитание. Возраст учеников — 15−17 лет. Если в университете преподаю уже 15 лет, то в лицее пошел четвертый год. Среди моих студентов есть и белорусы, а в лицее только украинцы. Стараюсь передавать знания. На одном из недавних занятий в университете не было игрока — пришлось выйти на площадку. Показала пару штучек. Ребята такие сразу: «Ну, что это вы так с нами!» Посмеялись. Есть еще порох в пороховницах. Думаю, преподавателя с практическим опытом уважают больше. Мотивация приходит через азарт, интерес. Такие вещи всегда будут актуальны — люди любят спорт.

— После августа-2020 заметили в Люблине больше белорусов?

— Нет. Они обычно едут дальше. В Варшаве, Кракове, Вроцлаве больше возможностей найти хорошую работу. Стало и меньше студентов. Раньше по программе обмена в наш университет активно приезжали ребята из Международного экологического института имени Сахарова в Минске. Сегодня все заглохло. Хотя не заметила, чтобы к белорусам в Польше изменилось отношение.

— Вы дебютировали в сборной Беларуси на стыке веков. Причем в Киеве и в матче с россиянками — ныне очень сложно представить такой турнир.

— Да, покойный Леонид Гуско, который тогда руководил нашей командой, дал шанс. Я была, кстати, в Киеве три дня месяц назад. Координирую международный проект в рамках сотрудничества между Украиной и Польшей. Страшно не было. Нас заверили, что все пройдет хорошо, и обеспечили безопасность.

— И какой вам показалась ситуация?

— Люди живут нормальной жизнью. По крайней мере, стараются. Но главное, чтобы не расслаблялись. Не все реагировали на сигналы тревоги. Хотя, когда я находилась в Киеве, то прилетов не было.

Корни, чемпионства, нормальность

— Что дала вам Беларусь, если брать гандбол?

— Я очень довольна тем, что мое становление как игрока произошло на родине. Это привило самодисциплину, любовь к гандболу. Задержалась в нем на 27 лет! Сидела после завершения карьеры и думала: «Это ведь надо было столько лет смотреть в одну точку». Все время тренировки, разъезды, соревнования. Ни о чем не жалею.

—  А Польша?

— Из года в год мы с «Люблином» защищали чемпионское звание. Это было непросто, но справлялись. Конечно, приятные эмоции. Со сборной заняли четвертое место на чемпионате мира-2015 — суперрезультат.

— Почему белоруски не могут пробиться в финальные стадии чемпионатов Европы с 2008 года?

— Вроде школа и база в Беларуси есть. Скорее, соперники ушли вперед. В частности, в техническом плане. У норвежек, представителей Нидерландов с юного возраста прекрасная оснащенность. Налажена система. Знаете, сейчас в подготовке нет мелочей. Сложно представить, что у команды лишь главный тренер и помощник. В серьезных клубах обязательно трудится тот, кто занимается аналитикой и статистикой. Потом специалист по физической подготовке. Врачи, массажисты. Каждый отвечает за свой участок — нет такого, что ответственность лежит на одном.

Кристина Репелевска. Фото: пресс-служба «Люблина»

— Почему решили получить в свое время польское гражданство?

— К тому времени уже долго выступала в этой стране. Муж из Польши. Из Беларуси тогда особо не звали, а хотелось еще поиграть на высоком уровне.

— Вы отбыли трехлетний карантин, чтобы получить возможность играть за Польшу. Как относитесь к нынешнему отстранению белорусов и россиян от международных соревнований?

— Обидно за спортсменов. Им надо кормить семьи, а их исключают из нормальности, назовем так. Забирают хлеб. Война не должна быть поводом для того, чтобы атлеты не участвовали в соревнованиях. Если нет откровенной пропаганды, военной символики, конечно. Все хотят мирного неба.

Шок, добрая воля, Рождество

— Что творилось в Люблине в первые дни войны?

— Толпы людей! У нас в семье жила 40 дней женщина из Киева с двумя детьми. Она первую неделю не выходила из квартиры. Просто сидела на диване и держала детей за руки. У нее был шок… С начала войны в Люблин въехало больше миллиона человек. Большинство вернулись. Но сейчас ждем вторую волну, ведь в Украине неспокойно. К тому же, приближается зима. Возможно, с перебоями электроэнергии.

— В Польше встречали тех, кто поддерживает войну?

— Нет. Эта ситуация ударила по мировой экономике. Полякам тоже непросто. Большая инфляция, люди затягивают пояса. Например, услуги на спортивных объектах подорожали в четыре раза. Помочь беженцам могут не все. Но солидарность большая. Поляки понимают, что украинцы вынуждены бросать все, спасаясь от войны.

— Вы говорили в 2004 году: «Поляки — дружелюбный народ, пусть и не всегда откровенный в намерениях и разговорах. Люди богатой культуры, сохранили свои традиции, язык, кухню. После вступления в Евросоюз Польша переживает подъем. Думаю, у страны большие перспективы». Все так и оказалось?

— Везде есть свои нюансы. Польша движется вперед. И, смотрите, в силу разных причин большинство беженцев из Украины приехали именно сюда. Язык немного похож, да. Но дело и в помощи со стороны местных. Причем по доброй воле.

— А куда движется Беларусь?

— Не хотела бы затрагивать эту тему. Несколько лет не была в стране. За какими-то новостями слежу, но не владею всей информацией. Знаю, что есть люди, которым по-прежнему комфортно в Беларуси.

— Вещи, традиции, которые до сих пор вам кажутся странными в Польше?

— Поляки — католики. Наша с мужем дочь Ванда тоже, но не совсем понятно, зачем изучать религию с первых школьных классов. В моем понимании вера — добровольный выбор каждого, а не обязаловка. Еще не привыкла, что на Рождество готовится огромное количество блюд. Три дня едят одно кушанье за другим. У меня свекровь в основном стряпает. Всегда что-то остается.

Фото: из facebook - аккаунта Кристины Репелевской
Кристина Репелевска с дочерью Вандой. Фото: Facebook-аккаунт героини

Троллейбусы, культура, Рутенко

— Слышали когда-нибудь, чтобы поляки обсуждали захват или раздел нашей страны?

— Нет. Знаю, что у некоторых жили предки на территории Беларуси. Вот они бы хотели поехать, поискать информацию о дальних родственниках, побыть на их могилах.

— А за бензином и сигаретами?

— За этим из Люблина в Беларусь не едут. Может, в приграничных районах иная ситуация.

— Чем вам так мил Люблин?

— Почти 20 лет уже тут. Привыкла. Метро нет, но есть троллейбусы — что-то о Минске да напоминает. Немало русскоговорящих. Люблин — приграничный город, поэтому здесь можно встретить разные народы. То вечер украинской культуры у нас, то еврейской — нескучно.

— А по Беларуси скучаете?

— Бывает. Там родные, друзья детства. Всегда можно кому-то позвонить. В Польше мне не хватает Нарочанского хлеба, сушек, ванильных сырков и маринованного чеснока. Культуру, с которой родился, не перечеркнешь.

— Вы однажды с теплотой отзывались о неожиданной встрече в аэропорту с Сергеем Рутенко.

— Да, мы с Сергеем дружили в Минске, ходили в одну школу. Рутенко (знаменитый белорусский гандболист, ныне председатель теннисной федерации. — Прим. ред.) — очень теплый человек. И хороший пример того, что в Беларуси тоже рождаются спортсмены, которые пробиваются и становятся мировыми звездами.

— Изменили о нем мнение после публичной поддержки Лукашенко?

— Нет. Это выбор Рутенко. Я не должна хлопать ему в ладоши, но и осуждать не собираюсь.