Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  2. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление пакета помощи Украине на 61 миллиард долларов
  3. Эксперты: Авиация России свободно и без угроз действует на критических участках фронта (в чем причина)
  4. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  5. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  6. На свободу вышел экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев
  7. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть
  8. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  9. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  10. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  11. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  12. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  13. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  14. Мобильные операторы вводят очередные изменения для клиентов
  15. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
Чытаць па-беларуску


Она сыграла 49 матчей за национальную сборную Беларуси по гандболу, а после карантина выступала за Польшу и добралась до четвертого места на чемпионате мира. А еще были девять чемпионств в составе «Люблина», три завоеванных Кубка страны, Суперкубок и Кубок Вызова. Неудивительно, что уроженка Минска Кристина Репелевска (в девичестве — Сватко) прочно пустила корни в Польше. Блог «Люди» узнал, чем сегодня занимается спортсменка, что происходило в ставшем для нее родным Люблине после начала войны и хотят ли поляки прибрать к рукам Беларусь. Мы перепечатываем этот текст.

Фото: из facebook - аккаунта Кристины Репелевской
Кристина Репелевска. Фото: Facebook-аккаунт героини

Адреналин, университет, Киев

— Гандбола в моей жизни сегодня минимум, — рассказывает Репелевска. — Муж да, большой фанат. Ходит на все матчи «Люблина», сообщает подробности. Иногда и дочка говорит: «Мама, может, на гандбол?» Но для меня это пройденный этап. Сама долго играла, потом работала начальником женской команды. Не тянет. Хочется уделить и себе время. Хожу на йогу, недавно в тандеме прыгала с парашютом, бегала с препятствиями. Восполняю адреналин другими спортивными активностями. А если брать работу, то мне нравится преподавание.

— Расскажите подробнее.

— В Люблине я состою в Vincent Pol University. Это частный университет. Провожу занятия по методике гандбола, физическому воспитанию, спорту и рекреации. Еще работаю в частном лицее Międzynarodowy Liceum Padewski. Здесь у международных классов веду физическое воспитание. Возраст учеников — 15−17 лет. Если в университете преподаю уже 15 лет, то в лицее пошел четвертый год. Среди моих студентов есть и белорусы, а в лицее только украинцы. Стараюсь передавать знания. На одном из недавних занятий в университете не было игрока — пришлось выйти на площадку. Показала пару штучек. Ребята такие сразу: «Ну, что это вы так с нами!» Посмеялись. Есть еще порох в пороховницах. Думаю, преподавателя с практическим опытом уважают больше. Мотивация приходит через азарт, интерес. Такие вещи всегда будут актуальны — люди любят спорт.

— После августа-2020 заметили в Люблине больше белорусов?

— Нет. Они обычно едут дальше. В Варшаве, Кракове, Вроцлаве больше возможностей найти хорошую работу. Стало и меньше студентов. Раньше по программе обмена в наш университет активно приезжали ребята из Международного экологического института имени Сахарова в Минске. Сегодня все заглохло. Хотя не заметила, чтобы к белорусам в Польше изменилось отношение.

— Вы дебютировали в сборной Беларуси на стыке веков. Причем в Киеве и в матче с россиянками — ныне очень сложно представить такой турнир.

— Да, покойный Леонид Гуско, который тогда руководил нашей командой, дал шанс. Я была, кстати, в Киеве три дня месяц назад. Координирую международный проект в рамках сотрудничества между Украиной и Польшей. Страшно не было. Нас заверили, что все пройдет хорошо, и обеспечили безопасность.

— И какой вам показалась ситуация?

— Люди живут нормальной жизнью. По крайней мере, стараются. Но главное, чтобы не расслаблялись. Не все реагировали на сигналы тревоги. Хотя, когда я находилась в Киеве, то прилетов не было.

Корни, чемпионства, нормальность

— Что дала вам Беларусь, если брать гандбол?

— Я очень довольна тем, что мое становление как игрока произошло на родине. Это привило самодисциплину, любовь к гандболу. Задержалась в нем на 27 лет! Сидела после завершения карьеры и думала: «Это ведь надо было столько лет смотреть в одну точку». Все время тренировки, разъезды, соревнования. Ни о чем не жалею.

—  А Польша?

— Из года в год мы с «Люблином» защищали чемпионское звание. Это было непросто, но справлялись. Конечно, приятные эмоции. Со сборной заняли четвертое место на чемпионате мира-2015 — суперрезультат.

— Почему белоруски не могут пробиться в финальные стадии чемпионатов Европы с 2008 года?

— Вроде школа и база в Беларуси есть. Скорее, соперники ушли вперед. В частности, в техническом плане. У норвежек, представителей Нидерландов с юного возраста прекрасная оснащенность. Налажена система. Знаете, сейчас в подготовке нет мелочей. Сложно представить, что у команды лишь главный тренер и помощник. В серьезных клубах обязательно трудится тот, кто занимается аналитикой и статистикой. Потом специалист по физической подготовке. Врачи, массажисты. Каждый отвечает за свой участок — нет такого, что ответственность лежит на одном.

Кристина Репелевска. Фото: пресс-служба «Люблина»

— Почему решили получить в свое время польское гражданство?

— К тому времени уже долго выступала в этой стране. Муж из Польши. Из Беларуси тогда особо не звали, а хотелось еще поиграть на высоком уровне.

— Вы отбыли трехлетний карантин, чтобы получить возможность играть за Польшу. Как относитесь к нынешнему отстранению белорусов и россиян от международных соревнований?

— Обидно за спортсменов. Им надо кормить семьи, а их исключают из нормальности, назовем так. Забирают хлеб. Война не должна быть поводом для того, чтобы атлеты не участвовали в соревнованиях. Если нет откровенной пропаганды, военной символики, конечно. Все хотят мирного неба.

Шок, добрая воля, Рождество

— Что творилось в Люблине в первые дни войны?

— Толпы людей! У нас в семье жила 40 дней женщина из Киева с двумя детьми. Она первую неделю не выходила из квартиры. Просто сидела на диване и держала детей за руки. У нее был шок… С начала войны в Люблин въехало больше миллиона человек. Большинство вернулись. Но сейчас ждем вторую волну, ведь в Украине неспокойно. К тому же, приближается зима. Возможно, с перебоями электроэнергии.

— В Польше встречали тех, кто поддерживает войну?

— Нет. Эта ситуация ударила по мировой экономике. Полякам тоже непросто. Большая инфляция, люди затягивают пояса. Например, услуги на спортивных объектах подорожали в четыре раза. Помочь беженцам могут не все. Но солидарность большая. Поляки понимают, что украинцы вынуждены бросать все, спасаясь от войны.

— Вы говорили в 2004 году: «Поляки — дружелюбный народ, пусть и не всегда откровенный в намерениях и разговорах. Люди богатой культуры, сохранили свои традиции, язык, кухню. После вступления в Евросоюз Польша переживает подъем. Думаю, у страны большие перспективы». Все так и оказалось?

— Везде есть свои нюансы. Польша движется вперед. И, смотрите, в силу разных причин большинство беженцев из Украины приехали именно сюда. Язык немного похож, да. Но дело и в помощи со стороны местных. Причем по доброй воле.

— А куда движется Беларусь?

— Не хотела бы затрагивать эту тему. Несколько лет не была в стране. За какими-то новостями слежу, но не владею всей информацией. Знаю, что есть люди, которым по-прежнему комфортно в Беларуси.

— Вещи, традиции, которые до сих пор вам кажутся странными в Польше?

— Поляки — католики. Наша с мужем дочь Ванда тоже, но не совсем понятно, зачем изучать религию с первых школьных классов. В моем понимании вера — добровольный выбор каждого, а не обязаловка. Еще не привыкла, что на Рождество готовится огромное количество блюд. Три дня едят одно кушанье за другим. У меня свекровь в основном стряпает. Всегда что-то остается.

Фото: из facebook - аккаунта Кристины Репелевской
Кристина Репелевска с дочерью Вандой. Фото: Facebook-аккаунт героини

Троллейбусы, культура, Рутенко

— Слышали когда-нибудь, чтобы поляки обсуждали захват или раздел нашей страны?

— Нет. Знаю, что у некоторых жили предки на территории Беларуси. Вот они бы хотели поехать, поискать информацию о дальних родственниках, побыть на их могилах.

— А за бензином и сигаретами?

— За этим из Люблина в Беларусь не едут. Может, в приграничных районах иная ситуация.

— Чем вам так мил Люблин?

— Почти 20 лет уже тут. Привыкла. Метро нет, но есть троллейбусы — что-то о Минске да напоминает. Немало русскоговорящих. Люблин — приграничный город, поэтому здесь можно встретить разные народы. То вечер украинской культуры у нас, то еврейской — нескучно.

— А по Беларуси скучаете?

— Бывает. Там родные, друзья детства. Всегда можно кому-то позвонить. В Польше мне не хватает Нарочанского хлеба, сушек, ванильных сырков и маринованного чеснока. Культуру, с которой родился, не перечеркнешь.

— Вы однажды с теплотой отзывались о неожиданной встрече в аэропорту с Сергеем Рутенко.

— Да, мы с Сергеем дружили в Минске, ходили в одну школу. Рутенко (знаменитый белорусский гандболист, ныне председатель теннисной федерации. — Прим. ред.) — очень теплый человек. И хороший пример того, что в Беларуси тоже рождаются спортсмены, которые пробиваются и становятся мировыми звездами.

— Изменили о нем мнение после публичной поддержки Лукашенко?

— Нет. Это выбор Рутенко. Я не должна хлопать ему в ладоши, но и осуждать не собираюсь.