Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  2. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  3. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  4. В Узде от урагана опрокинулся аттракцион с детьми. МЧС и Минэнерго рассказали о разрушениях и пострадавших от бури по всей стране
  5. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  6. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  7. В лагере под Речицей семь детей пострадали из-за упавших деревьев. Один ребенок погиб
  8. В ФБР назвали имя стрелка, который совершил покушение на Дональда Трампа
  9. Семья ехала с дачи. В СК рассказали о подробностях и жертвах страшного субботнего ДТП под Могилевом
  10. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве
  11. Большие неудачники. Англия снова проиграла в финале — эта сборная еще ни разу не побеждала на футбольном Евро
  12. Латвия с завтрашнего дня запретит въезд в страну легковушкам с беларусскими номерами. Авто в пунктах пропуска будут разворачивать
  13. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения


Юлия Вергин, Виктор Вайц,

«Пандемия COVID-19 — это всего лишь изобретение политических элит, чтобы ограничить основные права и поработить людей. Маски не помогают, от них даже становится плохо. А вакцинация убивает»… Подобные заявления во время пандемии разрастались как грибы после дождя и нашли благодарных сторонников. Современные психологи активно изучают, кто те люди, которые верят фейковым сообщениям? Один из таких экспертов — Ян Филипп Рудлофф, психолог, научный сотрудник кафедры психологии коммуникации и новых медиа Вюрцбургского университета имени Юлиуса и Максимилиана, пишет Deutsche Welle.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Дезинформация и теории заговора входят в круг его научных интересов. «Трудно обрисовать классического сторонника теорий заговора», — говорит Рудлофф. Тем не менее, есть кое-что, что связывает любителей заговоров и фейковых новостей. «Это определенное понимание того, что такое «знание» и что такое «факты». Исследователи обнаружили, что так называемые эпистемические убеждения могут объяснить веру в теории заговора.

Эпистемические убеждения — это индивидуальные убеждения человека о знаниях и их приобретении. Некоторые люди в первую очередь доверяют своей интуиции, что не обязательно является проблемой, однако при этом они мало заинтересованы в подкреплении своего внутреннего чутья вескими доказательствами. Они считают, что мнения принципиально равны, независимо от научных данных, которые могут поддерживать один тезис гораздо больше, чем другой.

В своем первом исследовании Рудлофф и его коллеги хотели узнать, какие убеждения есть у людей, которые верят в теории заговора о коронавирусе, и опросили более двух тысяч человек из Германии и США.

«Те, кто придает большое значение своей интуиции, мало ценит веские доказательства и верит в то, что так называемая «правда» продиктована теми, кто находится у власти, они особенно уязвимы для фейковых новостей и теорий заговора», — резюмирует Рудлофф результаты исследований.

Ученые также рассмотрели другую теорию: склонны ли люди с ярко выраженными чертами личности, которые в психологии принято называть «темной триадой», верить в теории заговоров и дезинформацию?

Темная триада

«Нарциссизм, макиавеллизм и психопатия — три наиболее известных примера темных черт личности», — объясняет Рудлофф. Это характеристики, которые в той или иной мере присущи каждому человеку.

В то время как люди с сильными нарциссическими чертами любят находиться в центре внимания, люди с ярко выраженным макиавеллизмом особенно озабочены статусом и властью. Психопатии характерны склонность к риску и импульсивному поведению.

Какими бы разными и своеобразными ни были характеристики «трех игроков» темной триады, у них есть общее ядро. «Они ведут к поведению, направленному на извлечение максимальной выгоды для себя», — подчеркивает эксперт.

«Мы пытались выяснить, приводит ли такое поведение к определенному способу восприятия и дальнейшего обращения с информацией», — говорит психолог. Играют ли для людей, чьи личные интересы является приоритетными, вообще какую-то роль, что правда, а что нет? Исследователи использовали специальный тест, чтобы выяснить у опрашиваемых людей соотношение темных черт их личности.

Выяснилось, «чем выше темный фактор личности, тем больше вероятность того, что этот конкретный человек поверит в конспирологические истории», — говорит Рудлофф о результатах тестирования. Ученого не удивил такой итог, он, по его мнению, был достаточно очевиден.

Эти люди, как правило, не склонны к просоциальному поведению, которое характеризуется намерением приносить пользу другим, им скорее свойственно поведение, направленное в первую очередь на извлечение личной выгоды. Соблюдать дистанцию, носить маску или оставаться дома для людей с соответствующими убеждениями вовсе не обязательно: если их интуиция подсказывает, что вирус безвреден, а пандемия в любом случае является лишь политическим инструментом власти, то и меры по сдерживанию пандемии излишни.

Подобные убеждения могут также объяснить, почему содержание нарративов о заговоре взаимозаменяемы: будь то коронавирус, война в Украине или климатический кризис — материалов предостаточно.

Эпистемические убеждения формируются в детстве, говорит Рудлофф, поэтому он считает, что важно анализировать и изучать их уже в школе. Таким образом, существующую разницу между мнением и фактами можно объяснять на школьных уроках доступным для детей языком. Ян Филипп Рудлофф приводит в качестве примера климатический кризис: 97 процентов исследователей климата говорят, что кризис вызван деятельностью человека. Они накопили доказательства, подтверждающие этот тезис, который мало у кого вызывает сомнения.

«В данном случае уже нельзя сказать, что у меня другое мнение», — подчеркивает эксперт. Мы говорим о меньшинстве, напоминает Рудлофф, большинству людей важны доказательства и понимание разницы между мнениями и фактами.