Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Пять лет пребывания в странах эмиграции станут необратимыми». Мнение об уехавших и оставшихся белорусах
  2. Адвоката Виталия Брагинца, который защищал Алеся Беляцкого, судили по четырем статьям. Приговор суровый
  3. «Это вынужденный шаг». Власти Минска рассказали, куда будут переселять жильцов попавших под снос домов
  4. Первое сообщение об уничтожении NASAMS, как идет наступление под Донецком, Путин снова переоценил свою армию. Главное из сводок
  5. Попытки наступать несмотря на потери, РФ может готовить отвлекающие удары на северо-востоке Украины. Главное из сводок штабов
  6. «Придерживаемся позиции осуждения агрессии России». Литовская компания прокомментировала наличие ее прицелов у российских военных
  7. Социологи спросили переехавших в Польшу и Литву белорусов, собираются ли они возвращаться на родину. Вот что они ответили
  8. Белорусы смогут подаваться на шенгенские визы онлайн, а наклеек в паспорте больше не будет
  9. «Я же знаю, на чем вы ездите». Подробности поджога авто начальника Логойской ГАИ
  10. В Беларуси завершилось летно-тактическое учение с Россией
  11. Неожиданная победа оппозиции и выход белорусского блокбастера с эротической сценой. Каким был 2003 год в истории Беларуси
  12. В кинотеатрах сняли с показа новую часть российской комедии «О чем говорят мужчины». Рассказываем, с чем это может быть связано
  13. Житель Лиды во время уборки нашел уникальную 50-долларовую купюру. «Коллекционную редкость» он отнес в обменник и очень пожалел
  14. Британский журнал опубликовал ежегодный рейтинг демократии. Угадайте, на каком месте Беларусь
  15. Россия показала машины, которые должны стать «убийцами „Абрамсов“ и „Леопардов“». Рассказываем, что это за техника
  16. Крупный белорусский производитель яиц прекращает поставки в Россию из-за «нехватки продукции»
  17. Глубокская сгущенка скоро станет уже не та, что прежде. Что происходит и при чем тут Россия
  18. «Все понимали — я сижу по беспределу». Поговорили с пресс-секретарем инициативной группы Тихановской после выхода из тюрьмы


Чемпионат мира по футболу пройдет с 20 ноября по 18 декабря 2022 года. При этом для многих Катар, который примет турнир, остается своего рода терра инкогнита. Белорусский волейболист Артур Удрис дважды играл за клубы из Дохи, завоевывал бронзу чемпионата и Кубка страны. Мы обсудили с подписантом письма за честные выборы местные правила, жизненный уклад, погоду, спорт, досуг — все, что может быть интересно тем, кто решит посетить мундиаль или когда-нибудь заглянуть в Катар по иному поводу.

Мужчина играет с футбольным мячом в парке Дохи, Катар, 8 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Доха, Катар, 8 ноября 2022 года. Фото: Reuters

Деньги, релакс, песчаные бури

— Первый раз я оказался в Катаре весной 2015 года на две недели, приехав из клуба в Польше, а второй в 2018-м — на полтора месяца, — рассказывает Артур Удрис. — Тоже весной — в марте-апреле. Сезон в Китае, где играл перед этим, рано закончился. За это время уже смог получше узнать страну. В 2018-м с «Аль-Араби» мы стали третьими в чемпионате и Кубке. У катарцев такая практика: усиливаться именно на концовку сезона. До моего первого приезда вообще собирали звезд мирового уровня и платили очень щедро.

— То есть игра в Катаре — это заработок в первую очередь?

— Абсолютно. Возможность побывать в экзотичной стране, приключения — это вторично. К тому же, на туризм особо и нет времени: тренировки, игры. Не каждый остается отдохнуть после завершения сезона.

— Что успели заметить вы?

— У меня о Катаре осталось не очень хорошее впечатление. Жене понравилось, а мне вот нет. Поначалу вроде классно. После суматохи, стрессов больших городов оказываешься в обстановке, где все на релаксе. Ритм жизни замедляется. Но постепенно это приедается. Игроки из Сербии, которых в Катаре было много в мою бытность, постоянно шли на кофе. И сидели там по паре часов, что-то перетирая. Мне же это не по душе. Реально нечего делать.

Съездили однажды на пляж, но быстро стало очень жарко. Местных там, показалось, почти и не было. Да, хватает больших и красивых торговых центров, развлекательных зон. При этом, например, есть места, где вообще нет тротуаров. Без машины в Катаре делать нечего. До ближайшего магазина может быть 200 метров, но невозможно пройти с коляской (а у меня тогда дочка недавно родилась). Вроде тротуар идет, а потом резко заканчивается, и машины носятся с бешеной скоростью. К любому магазину можно подъехать, махнуть рукой продавцу, дать денег — и тебе принесут бутылку воды или шоколад. Так же и с мусором — баки расположены так, чтобы выбросить пакеты, когда ты за рулем.

— Что с погодой?

— Я находился в Катаре в основном в апреле, и уже было очень жарко. Не меньше 30 градусов. И сухо. В помещениях везде кондиционеры. На улицах почти никого нет. Заставал дважды песчаные бури. Первый раз — в машине. Ехать можно, но медленно. А второй раз — в отеле. Открыл окно на ночь, чтобы был свежий воздух. Кондиционер перед этим сломался. Проснулся и увидел, что в комнате много песка — буря была ночью.

— В Катаре чисто?

— Да, на удивление. Даже после песчаных бурь все быстро убирают. Уборщики, ясное дело, — мигранты.

— А цены?

— По конкретным позициям уже не вспомню, но заметно дороже, чем в Европе. Примерно как в Южной Корее.

Люди ходят по традиционному рынку Souq Waqif в Дохе, Катар, 7 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Рынок Сук-Вакиф, Доха, Катар, 7 ноября 2022 года. Фото: Reuters

Богатство, гражданство, местная легенда

— За пределы Дохи выбирались?

— Пару раз. У моей первой команды «Аль-Шамаль» база была в часе езды от столицы. А так все в Дохе. О других городах почти ничего не скажу. Но помню, что ехали по трехполосному шоссе, на котором вообще не было машин. Такое чувство, что уже тогда они строили на десятилетие вперед.

— Как проводили свободное время?

— Выходили позагорать у бассейна, который был у отеля, или ездили в торговые центры. Такие ленивые праздные денечки на самом деле. Если говорить о ТЦ, то они сделаны по-богатому, как многое у арабов. Огромные искусственные арки, фонтаны с подсветкой, мостики, речка. В одном месте стояли даже лодки наподобие гондол. В другом проходишь под своеобразным куполом собора. Впечатляет.

Искусственный остров "Жемчужина Катара" в Дохе, 2 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Искусственный остров «Жемчужина Катара» в Дохе. Фото: Reuters

— Мечети бросались в глаза?

— Конечно, их было много. У нас даже как-то однажды матч отложили — местные ребята помолились, а потом пошли играть. А так матчи не прерывались. На территории клубных баз, кстати, было специальное помещение, куда приходили и расстилали коврики для молитв.

— Отношение к катарцам и мигрантам отличается?

— Да. Стать гражданином Катара очень сложно. Фактически только если твой отец катарец — по линии матери нельзя получить паспорт. У них и сборные по разным видам спорта часто состоят из натурализованных игроков. И это вынужденная мера. Местные и спорт — разные планеты. Коренные катарцы живут как боги. В Дохе есть аналог Гарварда, как мне рассказывали. Проходной балл высокий, но обучение бесплатное. Работу местным тоже просто найти. Не надо почти никаких знаний. Короче, тебе повезло, если родился катарцем. Сплошные привилегии. Зачем им соревнования?

— В ваших клубах были только легионеры?

— Нет. Хотя опять же: вначале мне казалось, что пара ребят — именно катарцы, а потом выяснялось, что это пакистанцы, переехавшие в Катар до того как страна стала богатой. Но к ним тоже было хорошее отношение.

У нас в команде, когда я впервые приехал, играл один человек, который очевидно не должен был выходить на площадку по своему уровню. Этому пасующему было лет под 50. Мужчина еле-еле передвигался, не мог допрыгнуть до верхнего края сетки. Однако он давно перебрался в Катар, его уважали. Короче, местная легенда — нельзя убирать из состава. На один товарищеский матч, который начинался в 13.00, этот катарский пакистанец пришел минут за десять до начала. Мол, он раньше 12 не может просыпаться. Был и второй местный волейболист — тоже со своими приколами. По-моему, уже рассказывал вам. Представьте: тренировка в самом разгаре, играем шесть на шесть. Тут кто-то появился в зале — и наш волейболист прервал розыгрыш и пошел здороваться со знакомым. В Беларуси такое совершенно невозможно представить.

Барабаны, шейхи, витамин D

— На волейбол местные ходили?

— Да. Залы были небольшие — мест на 500. Порой люди болели эмоционально: с барабанами, дудками, кричалками. Полицейские с дубинками тоже были в зале. Человек восемь. Помню, один раз команды подрались на Кубке Катара. Мне сказали, что такого никогда не было. Но полицейские не разнимали волейболистов. Смотрели себе.

Фото: из instagram - аккаунта Артура Удриса
Артур Удрис с дочерью и бронзой чемпионата Катара. Фото: Instagram-аккаунт героя

— Женщин видели среди болельщиков?

— Местных точно нет. Насколько понимаю, им это запрещено. Были только девушки или жены иностранцев.

— Зачем Катару футбольный чемпионат мира?

— Хороший вопрос. Здесь все-таки надо общаться с местными шейхами. Может, им важен имидж страны. Может, они думают о рекламе Катара ради будущих инвестиций. Но то, что в волейболе была, грубо говоря, трата денег без большого выхлопа — это точно. Богачи просто мерились друг с другом, кто круче. Других видимых причин платить кучу денег игрокам ради нескольких матчей не нахожу. Причем для них имело значение только первое место.

— А на ваших матчах шейхи присутствовали?

— Обязательно. Они сидели в ложе в специальном месте — на некотором расстоянии друг от друга. Каждый смотрел на свою команду. А так ни разу никто, например, в раздевалку не заходил.

— Вы говорили, что катарцы перемещаются почти все время на машинах. Это влияет на внешний вид?

— Да, они довольно полные. Не видел ни одного худого шейха. Еще, помню, проходил медосмотр. И мне сказали, что не хватает витамина D. Но самое интересно, что эта проблема типична и для местных. Поэтому они пьют витаминные комплексы. На улице жарко — вот там никто и не ходит под солнцем. Из здания с кондиционером в машину — и назад.

Доха, Катар, 12 октября 2022 года. Фото: Reuters
Доха, Катар, 12 октября 2022 года. Фото: Reuters

Шорты, паранджа, табак

— Получали ли вы некий свод правил перед въездом в страну?

— Нет, все узнавал сам. Что-то читал, что-то изучил на месте. Алкоголь нельзя купить нигде. Спортсмены, слышал, находили способы — на дискотеках, в баре. Но это не так, что пошел за пивом в магазин. Хотя, как я понимаю, на футбольном чемпионате мира алкоголь будут продавать в фан-зонах. Один мой знакомый рассказывал, что его 10 лет назад предупредили даже за то, что он ел яблоко на улице. Но вообще, мне кажется, Катар смотрит в сторону Европы, что-то перенимает. Например, девушки-иностранки в Дохе спокойно ходили в шортах в торговых центрах.

— А местные?

— Носили паранджу. Один раз видел, как местная курила. Уморительное зрелище. Паранджу снимать нельзя — подносила вейп к губам, а дым валил из разреза для глаз.

Женщины в парке Дохи, Катар, 8 ноября 2022 года. Фото: Reuters
В парке Дохи. Катар, 8 ноября 2022 года. Фото: Reuters

— Что бы вы порекомендовали тому, кто впервые собирается в Катар?

— Никто бы туда не ездил, если бы местные закручивали гайки касательно всех вещей, к которым привыкли европейцы или американцы. Думаю, на футбольном чемпионате мира катарцы будут закрывать на многое глаза. Если, конечно, человек не переходит рамки приличия. Но в любом случае стоит изучить правила. У них очень жесткие законы касательно наркотиков (за попытку ввоза — лишение свободы на срок до 50 лет. — Прим. ред.). Нельзя ввозить жевательный табак. С другой стороны, в Катаре очень безопасно. Можно спокойно гулять ночью. Культурного шока у европейцев точно не будет. Все комфортно, люди дружелюбны и многие хорошо говорят по-английски.