Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  2. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  4. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  5. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  6. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  7. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  8. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  9. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  10. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  11. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  12. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  13. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  14. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  15. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке


Межведомственная комиссия по возвращению на родину уехавших от репрессий белорусов вот-вот приступит к работе. Уже известно, кто из политэмигрантов может попытать счастья и попроситься домой, как будут рассматривать их обращения и кто будет вершить их судьбы. Белорусы по обе стороны границы внимательно следили за этой инициативой и обсуждали ее в соцсетях — в результате получился целый гайд для «возвращенцев», которым мы настоятельно не рекомендуем пользоваться.

"Возвращение блудного сына", Рембрандт, 1668. Эрмитаж. Фото: wikipedia.org
«Возвращение блудного сына», Рембрандт, 1668. Эрмитаж. Фото: wikipedia.org

Особенно живой интерес у белорусов вызвали личности членов комиссии, которым предстоит решать, кому можно будет вернуться в Беларусь, а кому нет.

Напомним, в ее состав вошли чиновники, силовики, провластные активисты и пропагандисты — всего чуть меньше трех десятков человек. Как и угрожал год назад Александр Лукашенко, не обошлось без Григория Азаренка, а компанию ему составят Юрий Воскресенский, Вадим Гигин, Андрей Муковозчик и им подобные.

Кстати, пропагандисты как-то предложили включить в состав комиссии психолога, который бы оценивал искренность раскаяния, но, видно, в итоге решили, что сами справятся.

От медиков в списке представлена только председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома Елена Богдан. Однако в соцсетях посчитали, что ее одной мало, и предложили снарядить в помощь известного нарколога Дмитрия Сайкова, недавно возобновившего прием пациентов. Твиттерянам кажется, что его опыт может быть полезен и самим членам комиссии.

Кроме специалистов, комиссии по работе с «возвращенцами», разумеется, нужен свой сайт: вероятно, власти попробуют по статистике посещений прикинуть число желающих вернуться в страну.

В комментарии к указу о создании комиссии уже фигурирует домен komissia-dom.by, но белорусы в соцсетях набросали варианты поинтереснее.

Еще больше идей — в реплаях: akrestina. bilety, svaih. nebrasaem, чарка-са-шкваркай.бел и роднаягавань.рф (потому что латинские домены «идейно чуждые»).

Заявку на русском или белорусском языке с перечислением всех своих грехов и просьбой впустить обратно в Беларусь можно прислать письменно или по электронной почте. Но не торопитесь: учитывая окрепший в последнее время курс властей на русификацию и настороженное отношение ко всему национальному, письмо на белорусском, возможно, произведет не лучшее впечатление.

Допустим, ваше письмо понравилось комиссии и вас позвали на родину. Как же вести себя на заседании, чтобы прямиком оттуда не отправиться в СИЗО? Первым делом нужно поздороваться с председателем, но есть нюанс: переходить сразу на белорусский не стоит, потому что — перечитайте выше про письмо.

К слову, самые дальновидные, еще когда только уезжали из Беларуси, наверняка даже попрощались с родиной идеологически грамотно.

Или еще лучше:

Хорошо бы комиссия заранее прислала список вопросов, как на экзамене, чтобы можно было подготовиться как следует.

Среди них наверняка попадутся очень каверзные.

Провалившимся пощады не будет — генпрокурор Швед предупреждал.

А может, и вопросов никаких задавать не будут — сразу перейдут к сути.

"Кающаяся Мария Магдалина". Тициан, ок. 1565. Эрмитаж. Фото: wikipedia.org
«Кающаяся Мария Магдалина». Тициан, ок. 1565. Эрмитаж. Фото: wikipedia.org

Но что же делать, если поставленные властями жесткие условия (напомним, предстоит публично раскаяться и возместить причиненный вред, но этого может оказаться недостаточно) отпугнут потенциальных «возвращенцев» и народ не повалит на спецкомиссию валом, как, очевидно, рассчитывают власти?

Получится неловко.

Чтобы так не вышло, можно попробовать подход «если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе».

Или вообще не ходить далеко и поискать «под плинтусом», как неоднократно предлагали Лукашенко и его пропагандисты.