Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Зачем же вы издеваетесь над людьми?» Помните про обязательный масочный режим и возможные штрафы? Их не будет
  2. Больше 390 тысяч белорусов живут за чертой бедности. В каком регионе их больше всего
  3. Бизнесмен Александр Зайцев покинул исполком федерации футбола. Он считает, что его команду засудили
  4. Лукашенко ожидает «попытки революции» во время проведения референдума
  5. Каким будет курс доллара в этом и 2022 годах. Прогноз чиновников и экспертов
  6. У бюджетников падают зарплаты. Чиновники придумали, как их поднять. Но работникам это может не понравиться
  7. Минздрав пояснил, почему приостановил оказание плановой медпомощи
  8. Неурожай зерна и рост цен в России. В ЕАБР прогнозируют двузначную годовую инфляцию в Беларуси
  9. В Беларуси — новый глава Минюста. Им стал замглавы МВД
  10. Пиневич: ситуация с коронавирусом в Беларуси контролируемая
  11. Чем опасен дельта-вариант и кому не стоит делать прививку? Вопросы и ответы о коронавирусе
  12. Стало известно, где будет работать бывший министр юстиции Олег Слижевский
  13. Желтый уровень опасности, сильный ветер, дожди и первый снег (мокрый). Все о погоде в среду
  14. В МИД Франции прокомментировали отъезд своего посла из Беларуси и рассказали об ответных мерах


6 сентября, когда в Минске вынесли приговор Максиму Знаку, в Швеции — на Стокгольмском архипелаге — белоруска Виктория Ковальска с мужем-поляком Томашем вышли на старт чемпионата по свимрану Otillo — одной из сложнейших в мире гонок на выносливость по версии CNN. За 10 часов 31 минуту они проплыли и пробежали 75 километров. На маршруте у них были мокрые камни, холмистый лес и 13−14-градусная вода Балтийского моря. Свою гонку семья посвятила Максиму Знаку. Их историю рассказывает блог «Отражение».

Виктория и Томаш на финише. Жена — менеджер по продажам в американской компании, муж работает в отделе маркетинга финской фирмы

Виктория родом из Жабинки. Она окончила Брестский областной лицей, а высшее образование получала уже в Польше. Сейчас девушка работает менеджером по продажам в американской компании. С мужем Томашем они живут в Варшаве и занимаются свимраном. Она — три года, он — пять.

— Если просто, свимран — это гонка, во время которой участники постепенно преодолевают несколько чередующихся плавательных и беговых этапов, — легко объясняет собеседница особенности непривычного для белорусского уха вида спорта. — Причем плыть нужно в открытой воде, а бежать по пересеченной местности.

В свимран Виктория попала из триатлона. Попробовала — понравилось, затянуло. Тут она и познакомилась с Томашем, за плечами которого уже был триатлон длиной в 26 часов!

— В соревнованиях можно участвовать в одиночку и командой из двух человек — мужчина-мужчина, женщина-женщина или мужчина-женщина, — перечисляет примеры комбинаций собеседница. — Наш вариант теперь — семьей.

Их семья, кстати, тоже родилась во время турнира. Случилось это в Норвегии в 2019 году. Ковальские попали туда с помощью лотереи. Точнее так: Виктория хорошо провела одиночную гонку в Польше, где среди участников разыгрывали стартовый пакет на норвежский свимран Rockman. Белоруска оказалась в числе счастливчиков. А дальше был гигантский утес Пульпит Рок, через который проходил маршрут их с парнем скандинавской гонки. Молодые люди на минутку остановились, захотелось посмотреть на фьорды свысока. И тут вдруг Томаш встал на одно колено — и достал из гидрокостюма кольцо.

— Для меня это был шок. На тот момент мы недолго встречались, но я ответила: «Да». Туристы, стоявшие рядом, начали хлопать, — не скрывает эмоций собеседница и говорит, что в эту небольшую паузу они набрались столько энергии, что очень круто закончили остальную часть маршрута. — После гонки Томаш сказал: «У нас такой хороший результат, может стоит замахнуться на Otillo?»

«По субботам у нас был длинный бег — 15−25 километров, а в воскресенье мы ездили на озеро»

Чемпионат мира Otillo для свимранеров — это как «Формула-1» для гонщиков и партия Жизель для балерины. Мечта и сотни часов подготовки. Проходит он на Стокгольмском архипелаге, участие платное. В 2021-м, например, «билет» на гонку стоил порядка тысячи долларов, но чтобы попасть в списки участников, только указанной суммы недостаточно.

«В карманы гидрокостюма я взяла с собой на забег 20 энергетических гелей. Это очень много, но я съела где-то 16, — рассказывает собеседница. — Плюс во время маршрута я немного перекусывала на пунктах питания. Ела шоколадные шарики из печенья и, как настоящая белоруска, картошку»

— Нужно либо выиграть один из турниров серии Otillo (а это мегасложно), либо съездить на соревнования, аккредитованные для квалификации, и собрать необходимое количество баллов, — вводит в курс дела Виктория и отмечает: они выбрали второй вариант. — В 2019-м мы участвовали в четырех гонках — в Норвегии, Польше, Германии и на Мальте. Получили нужные очки и в 2020-м собирались ехать в Швецию. Правда, случился коронавирус, и все отменили.

Точнее — перенесли на год. Весь этот год Виктория и Томаш очень много тренировались. За семь месяцев до соревнования в расписание девушки стояло порядка 10 занятий в неделю: бассейн до работы и, например, бег, растяжка, силовая — после.

— Я просыпалась в 5.30, чтобы к 6.30 уже быть в воде. Затем к 9.00 отправлялась в офис, а оттуда к 19.00 на вторую тренировку. С апреля и до конца августа по субботам у нас был длинный бег — 15−25 километров, а в воскресенье мы ездили на озеро. Тут уже занимались свимраном — могли проплывать километра четыре и пробегать 15−25, — описывает свои занятия собеседница и говорит, что в бассейн они с мужем ходили вместе, а вот бегали отдельно. — Все-таки Томаш более сильный спортсмен.

— А случалось, что вы ленились идти на тренировку?

— Бывало, я шла сонная в бассейн, занималась, а к 13.00−14.00 на работе, казалось, отключаюсь. Тогда, если это «хоум-офис», я закрывала ноутбук и спала до 15−16 часов. Затем снова бралась за работу, — останавливается на обратной стороне жесткой подготовки белоруска. — Несмотря на тренировки, я не стала работать меньше. Просто, чтобы все успевать, научилась лучше организовывать свой график.

«Температура воды в это время была 13−14 градусов, но мы с мужем моржи, для нас это нормально»

Чемпионат мира Otillo был назначен на понедельник, 6 сентября. В субботу Томаш и Виктория прилетели в Стокгольм. А в воскресенье вместе с другими участниками отправились на Стокгольмский архипелаг.

Во время свимрана спортсмены плыли в Балтийском море и бежали по пересеченной местности. Чтобы было легче плыть, в воде свимранеры используют специальные лопатки. На фото моменты чемпионата

— Наша трасса проходила через архипелаг и растянулась на 75 километров. Она включала в себя 24 острова — только на одном из них небольшое расстояние проходило по асфальту, в основном же под ногами были мокрые камни, скалистые валуны и холмистый лес, — описывает происходящее на маршруте собеседница и вспоминает, что две пары сошли с дистанции из-за переломов. — Расстояния между островами мы переплывали по Балтийскому морю. Температура воды в это время была 13−14 градусов, но мы с мужем моржи, для нас это нормально.

Природных препятствий на пути свимранеров не счесть, а вот раздевалок нет, поэтому участники плавают в кроссовках и бегают в гидрокостюмах.

— Гидрокостюмы у нас специальные — до колена и часто с короткими рукавами. Они не сковывают движения при беге и хорошо держат температуру в холодной воде, — описывает свою спортивную одежду собеседница и переходит к обуви. — Во время заплыва мы не используем ноги, работает только верхняя часть тела, поэтому дискомфорта от кроссовок не ощущается. К тому же они у нас легкие и с сеточкой. Метров через 20 после выхода из водоема воды внутри них не остается.

На фото моменты чемпионата

А еще по условиям гонки расстояние между спортсменами в команде не должно превышать 10 метров. Иначе дисквалификация. Плюс участники, которые выступают в паре, часть дистанции привязаны эластичной веревкой: в плавании она помогает свимранерам не отставать друг от друга.

— Томаш сильнее, чем я, поэтому ему хотелось начать Otillo чуть активнее, я же считала: если выложиться сразу, в конце может не хватить сил. В итоге в начале пути мы немного повздорили, но через час, когда было понятно, что впереди еще часов девять, эмоции остыли, — шутит собеседница. — Вообще, небольшие неурядицы в команде — это нормально. Мы даже называем это отдельным испытанием в свимране. Кстати, у меня часов после шести забега случается прилив эндорфинов. В такие минуты я говорю мужу, как я его люблю. Так что бывают моменты кризиса, а бывают — любви.

«Для меня Максим Знак — пример стойкости духа»

Финишировала пара через 10 часов 31 минуту. Время, признаются, отличное. Плюс, отмечают, никто из них не получил травм. Первое, говорит Виктория, чего захотелось в конце дистанции, — нормальной еды. Белоруска тут же съела бутерброд и выпила бутылочку пива.

«То, что мы оба тренируемся, сильно мотивирует и объединяет семью, — рассуждает Виктория. — Мы уже знаем, как ведет себя каждый из нас в экстремальных условиях»

— Следующие 3−4 дня после финиша у тебя эйфория, — рассказывает собеседница. — Затем выходит адреналин и весь кофеин, который ты с энергетическими гелями принимаешь во время дистанции, — и начинается энергетический спад.

Сейчас Виктория с мужем отдыхают от гонки. Говорят, если пройденную дистанцию перевести на время восстановления, то два километра пути равны одному дню отдыха. Ковальские преодолели 75 километров, поэтому ближайшие полтора месяца у них в планах набираться сил. Теперь они едят и много спят.

— Зачем людям так испытывать себя и участвовать в настолько сложных гонках?

— Ты ставишь себе высокую цель и достигаешь ее. Это шаг к успеху. Да и сам процесс приносит много положительных эмоций, — рассуждает собеседница и говорит, что этот забег они с мужем посвятили Максиму Знаку. — Для меня он пример стойкости духа. Он триатлонист и даже в тюрьме пытается заниматься спортом. Когда на тренировках мне было тяжело, я вспоминала о нем. Думала, есть человек, который не сдается даже в сложных условиях, неужели я не справлюсь. В отличие от него, мы можем продолжать свой путь к мечте, и это нужно ценить.

Через друзей, рассказывает Виктория, они передали папе Максима весточку про свой сложнейший забег.

— Надеюсь, это взбодрит Максима, и верю, что ему не придется сидеть 10 лет, — говорит она.