Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  2. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  3. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  4. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  5. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  6. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  7. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  8. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  9. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  10. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  11. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  12. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  13. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  14. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  15. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  16. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  17. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС


Многократная победительница чемпионатов Беларуси, она была второй в 2015 году на чемпионате Европы в помещениях на дистанции 3000 м. Также за плечами легкоатлетки Светланы Куделич две Олимпиады: в 2012-м и 2016-м. После августа-2020 она подписала письмо за честные выборы и публично заявила о своей позиции. В результате к бегунье кардинально изменилось отношение в Беларуси. Сейчас она вместе с тренером и супругом Игорем Жаворонком обосновалась в Казахстане. В интервью блогу «Люди» Куделич поделилась своими нынешними заботами и целями, вспомнила министра спорта, который отвернулся на награждении, и рассказала, почему люди выбирают бег. Мы перепечатываем этот текст.

Светлана Куделич на предварительных соревнованиях по бегу на 3000 метров с препятствиями во время Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, 13 августа 2016 года. Фото: Reuters
Светлана Куделич на предварительных соревнованиях по бегу на 3000 метров с препятствиями на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, Бразилия, 13 августа 2016 года. Фото: Reuters

Платон, Олимпиада, допуск

— В вашем графике с трудом отыскалось немного свободного времени…

— Да, все очень плотно. Во-первых, у нас с Игорем растет сын Платон. Ребенок — главное сегодня. Ему чуть больше, чем полтора года, иногда не дает ночью спать. Но как-то справляемся и делим обязанности. Решили пока обходиться без няни. Во-вторых, тренируюсь сама. Хотелось бы все-таки пробежать на Олимпиаде-2024 марафон. Время и возраст еще позволяют (Светлане Куделич 35 лет. — Прим. ред.). Хотя закрадываются разные мысли. Мы с Игорем остались фактически наедине со своими проблемами. В Беларуси меня отовсюду исключили, да и мне не хочется быть среди тех людей. А от МОК нет никакого разъяснения, что делать спортсменам, которые пострадали за позицию и не могут выступать от национальной команды. В-третьих, у меня есть ученики. Веду онлайн-занятия по бегу. Это дополнительная нагрузка, работа забирает много ресурсов. Пишу планы и составляю программы даже ночью — жить за что-то тоже надо. Уверенность в завтрашнем дне должна быть, а не так, что закончил карьеру и не знаешь, чем заниматься. Короче, не принадлежу себе. Теперь я не только спортсменка, которая лишь тренируется и ни о чем не заботится, но и мама. Но я рада, как все сложилось.

— Какие ближайшие соревновательные планы?

— Подготовиться к марафону и отобраться на Олимпиаду. Уровень спортсменов на этой дистанции постоянно растет, и норматив в Париж недетский — 2.26:50. Рассчитывала показывать такие секунды уже нынешней весной, но теперь реальнее осень. В Алматы была холодная зима, часто болела. Простуды влияли на объем работы. Но я сделаю все, чтобы набрать отличную форму, несмотря на остальные заботы, и попасть на Игры. Если, конечно, разрешат стартовать.

— Есть подвижки по этому вопросу?

— Нет. Менять гражданство не хотела бы, а с белорусским паспортом сейчас, мягко говоря, непросто заявиться на хороший марафон и завоевать лицензию. Специального допуска от МОК, повторюсь, нет. Непонятно, что делать, чего ждать. Думаю, Белорусский фонд спортивной солидарности должен плотнее заняться этим вопросом. Или придется стучаться самим… Согласилась бы выступать и под нейтральным флагом, и за условную сборную беженцев. Пока не намерена завершать карьеру. Даже если не выйдет с Олимпиадой, то пару лет еще хотела бы побегать марафоны.

Марафон, барьеры, Ковальчук

— Вы уже дважды выступали на Играх. Почему так стремитесь на третью Олимпиаду?

— В Лондоне и Рио бегала стипль-чез. Теперь хочу реализоваться как марафонка. Это возрастной вид. Чувствую в себе силы показать хорошее время. К тому же амбиции нормального профессионального спортсмена не ограничиваются деревенскими стартами.

— Стипль-чез больше не актуален?

— Нет, эта дистанция в прошлом. Нравилось бегать 3000 метров, но боюсь барьеров. Перед каждым препятствием фактически останавливалась. Естественно, теряла на этом массу времени — получался такой рваный бег. Это ненормально. Пробовала 5000 м, 10 000 м, полумарафон. Решила остановиться на марафоне. Тут надо много трудиться. Тогда тренировочные объемы выльются в хорошие секунды.

— В сентябре прошлого года вы участвовали в полумарафоне в Минске.

— Произошедшее там тоже подтолкнуло к отъезду. Я вообще не хотела выступать в Минске и видеть некоторые лица. Многие отговаривали. Но потом подумала, что не дам легко забыть о себе. Зарегистрировалась как любитель — иначе отказывались допускать. Вышла на старт и заняла третье место. На награждении министр спорта Сергей Ковальчук демонстративно не подал мне руку и отошел в сторону. Поступок «сильного» мужчины и руководителя.

Светлана Куделич участвует в соревнованиях по марафонскому бегу во время Чемпионата мира по легкой атлетике в Дохе, Катар, 28 сентября 2019 года. Фото: Reuters
Светлана Куделич участвует в марафоне на чемпионата мира в Дохе, Катар, 28 сентября 2019 года. Фото: Reuters

Виза, Алматы, позиция

— Почему для переезда выбрали Алматы?

— У нас с Игорем есть визы, а у ребенка нет. Платон — наш якорь (смеется). Пока не удалось решить этот вопрос. Обосновались в Казахстане. Белорусам здесь проще легализоваться, чем в Европе.

— А по каким причинам решили покинуть Беларусь?

— Прежде всего на родине меня безосновательно вычеркнули из всех списков и, соответственно, сняли со всех ставок. Не видела никаких спортивных перспектив, пусть и до последнего хотела жить в Беларуси. Атлета-профессионала Куделич для спортивного руководства уже не существует. Было в принципе сложно морально находиться в тех местах, которые раньше придавали сил: легкоатлетический манеж на Калиновского, лес, где столько тренировалась… Люди, с которыми вроде бы хорошо общалась, теперь стали чаще отворачиваться или бросать странные взгляды. И я не понимаю, почему. Ведь каждый может иметь свою точку зрению. Наоборот, хорошо, когда у человека есть позиция. Но мне стало неприятно быть среди этих людей.

— В Казахстане чувствуете себя в безопасности?

— Да, здесь спокойнее. А в Беларуси сегодня не знаешь, когда и где за тобой придут, хотя ничего плохого не сделали. Жить с маленьким ребенком и смотреть в глазок — так себе идея. Так что решили поехать в Алматы. Наладили быт, нас окружают хорошие люди, есть интересная работа — все нормально. Не загадываем, сколько пробудем в Казахстане. Жизнь у нас одна и надо ценить каждый миг.

Бег, мотивация, Кения

— Чем занимается ваш муж?

— Он тренирует любителей и профессионалов в одном из местных клубов — Jrun. В Алматы к Игорю относятся гораздо лучше, чем в Беларуси. Почему-то. Вижу, супруг ожил, стал улыбаться, а то до этого хандрил.

— Расскажите о ваших учениках и онлайн-занятиях.

— Контролирую технику бега, пульс, объемы нагрузок. В зависимости от запроса и опыта составляю индивидуальную программу. Впервые попробовала тренировать в 2020-м. В основном это были белорусы, кто покинул страну. Сейчас большая география учеников: и Европа, и Северная Америка. Находят меня обычно через инстаграм-аккаунт. Ну и сарафанное радио никто не отменял.

— Какая у людей мотивация бегать?

— Все индивидуально. Я бы сказала, что это не только полезно для здоровья, но и модно. Появилось много забегов, и все эти люди тренируются. Для некоторых важно раз в жизни преодолеть марафон или хотя бы 10 км, кто-то хочет научиться правильной технике бега, кому-то необходима регулярная нагрузка после работы в офисе, а другими движет желание сбросить вес. Но из-за неправильной нагрузки можно нажить кучу проблем с сердцем. Мне повезло, что все ученики мотивированы. Никого не надо заставлять. Более того, в определенных моментах и я равняюсь на любителей. Сама бегаю уже столько лет, это профессия, а у тех, кто начал недавно, прямо глаза горят. Например, когда была беременна, казалось, что хватит, набегалась, больше не хочу тренироваться. А потом посмотрела, как ученики стремятся покорять новые цели, преодолевают себя, и прогнала мысли об усталости.

— Кстати, откуда в Кении столько классных бегунов?

— Это связано с уровнем жизни. Когда накормлен, зона комфорта, то не хочется шевелиться, а многим кенийцам нужно выживать. Для них бег — возможность пробиться наверх, вырваться из своей деревни и увидеть мир. Социальный лифт. Правда, до топ-уровня добираются единицы — конкуренцию огромная.

Светлана Куделич с своим мужем. Фото: из instagram - аккаунта Светланы Куделич
Светлана с мужем и тренером Игорем Жаворонком. Фото: инстаграм-аккаунт героини

Беременность, регресс, достоинство

— С начала 2021 года вы готовились в Кении несколько месяцев к отбору на Олимпиаду в Токио. При этом глава Минспорта Сергей Ковальчук после провальных для Беларуси Игр заявил, что вы поехали на сбор, зная, что беременны.

— Это ложь. Я узнала, что беременна, только спустя полтора месяца после начала тренировок в Африке. Иначе бы просто не рискнула никуда лететь. Хотя когда сказали, что жду ребенка, чувства были смешанными. С одной стороны, радовалась, что стану мамой. С другой, было неудобно перед Фондом спортивной солидарности, который организовал сбор средств для поездки. Но спустя время осознала, что надо радоваться, это же мой сын! Просто так совпало, что тут поделать? Потом, кстати, отменили квалификационный марафон.

— Что думаете, глядя сегодня на белорусский спорт, легкую атлетику?

— Не вижу будущего. Грустно. И до 2020-го звездочки, например, в беге появлялись лишь изредка, а на данном этапе без международных стартов регресс еще более очевиден. Кто-то делает бодрый вид, что все хорошо. Но это лишь для отвода глаза, чтобы, видимо, продолжать получать зарплату.

— Как относитесь к тем бывшим коллегам, кто промолчал после всех последних событий в Беларуси?

— У меня уже нет негатива, агрессии, обид. Каждый выбрал свой путь. Возможно, кем-то двигали искренние порывы, кто-то поступил так из-за выгоды, а некоторым вообще все равно. Часть спортсменов, как комнатные растения: их поливают — они растут. Им без разницы, откуда берется вода. Скажу лишь, что нельзя предавать себя. Не говорю, что надо ходить и устраивать революции. Но один раз поступишь вопреки своим взглядам, второй… Я выбрала самоуважение и человеческое достоинство.