Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  2. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  3. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  4. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  5. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  6. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  7. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  8. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  9. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
Чытаць па-беларуску


27 сентября ему будет 21 год. Александр Пальчик — один из редчайших людей в нашем хоккее, подписавших Антивоенную декларацию, разработанную Белорусским фондом спортивной солидарности. Три сезона нападающий играл за минскую «Юность» в Экстралиге и дважды был чемпионом Беларуси. Выступал за юниорскую и молодежную сборную, причем находился на видных ролях. В 16 лет его приглашало на просмотр минское «Динамо». В 2020-м Александра выбрали на импорт-драфте CHL, а в 2022-м — на драфте USHL (главные североамериканские юниорские лиги). Известнейший в прошлом белорусский форвард Алексей Калюжный считал Пальчика «очень талантливым». Но из-за проблем со здоровьем ему пришлось закончить карьеру. Ниже — откровения игрока о том, что не так с нашим хоккеем и почему хоккеисты молчали после августа-2020.

Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника
Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника

Спина

— Все началось в феврале 2022 года. Играл за «Юность». Приседал со штангой со своим обычным весом и почувствовал боль в спине. Пошел к клубному доктору. Он сказал, мол, не волнуйся, скоро пройдет. Потом состояние было разным: иногда получше, иногда хуже. Диагноз не могли поставить. Но ведь хоккеисты должны терпеть (с иронией говорит собеседник. — Прим. ред.). К тому же начался плей-офф, где нередко выходят на лед с повреждениями. Играл на сильных обезболивающих. Накануне седьмого матча финальной серии с «Металлургом» не мог шнурки завязать в кроссовках, когда выходил из гостиницы.

Никакого лечения в клубе не было. Поэтому решил для себя, что в Беларуси больше не останусь. Кроме того, было тяжело морально находиться из-за всех событий в стране.

У меня грыжа защемляет нерв, и боль идет от спины до пятки левой ноги. Неврологи, мануальные терапевты, массажи — чего только не пробовал. После лечения в прошлом году в Черногории вроде полегчало. Однако приехал играть в США — и на тестах, когда был челночный бег, проблемы со спиной вернулись. Понял, что не потяну. Агент нашел лигу ниже уровнем, поиграл полсезона на обезболивающих, но решил больше не мучиться.

Конечно, было непросто принять мысль, что в 20 лет карьера закончилась. Несколько месяцев не мог успокоиться. Задавался вопросами, как так вышло, мог ли что-то сделать иначе. Хоккей для меня значил очень много, да и карьера развивалась неплохо. Но здоровье важнее.

Сейчас учусь на гейм-дизайнера. Нравится. Меня и раньше это увлекало. В детстве иногда хотелось отвлечься и поиграть на компьютере. Прохожу курсы от Мичиганского университета. В Черногории, кстати, много компаний, связанных с разработкой игр.

И продолжаю восстанавливаться. Лечебная физкультура, растяжка, массаж, бассейн — это обязательно. Со спиной чуть полегчало, а до этого временами не мог даже нормально ходить. Если грыжа усохнет, то не должно быть проблем. Но никакого профессионального спорта.

Впрочем, уже не унываю. Вся жизнь впереди. Хоккей наверняка останется в качестве приятных воспоминаний, буду следить за событиями. Но пришло время пробовать иное. Теперь у меня больше свободного времени на учебу, другие интересы.

Учеба

— Хорошо учился в школе. Вначале в Солигорске (Александр родился в Казахстане, где его отец работал шахтером. Когда сыну было три года, семья вернулась в Беларусь. — Прим. ред.), а потом в Минске. Шел на золотую медаль.

В девятом классе сделал выбор в пользу хоккея. Стало понятно, что не смогу уделять учебе столько, сколько нужно. Посидеть с книгами мог и сам, но ходить на уроки просто не было времени. Хотя аттестат был хорошим — в среднем около девяти баллов.

Поступил в БГУФК на тренера по хоккею. Такой типичный путь для спортсмена в Беларуси. Причем экзамены для поступления были чисто условными. Пришел, грубо говоря, на 15 минут — и зачислен. К игрокам сборных относились очень лояльно.

Вообще не раз замечал, насколько оценки в нашей системе образования мало что значат. Одни вроде учились на девятки-десятки, но знаний там было совсем немного. Другие получали пятерки-шестерки, несмотря на то что действительно погружались в ту или иную тему. А некоторые ничего не делали в принципе — лишь приносили на сессии коробку конфет преподавателям.

Отучился полтора года. Бросил, когда решил для себя, что не останусь в Беларуси. Да и тренером быть не хотел, даже если бы играл в хоккей до 35 лет.

Нагрузки

— Все идет с азов. Вы поинтересуйтесь, сколько хоккеистов в Беларуси играют с грыжами. А все потому, что кто-то прогуливал в университете, например, биохимию и физиологию, но получил тренерский диплом и решил, что все знает.

Проходил предсезонку у Михаила Захарова. Мне, 16-летнему, давали такие же нагрузки, как и 30-летним мужикам. Работа в тренажерном зале с большими весами — это было в порядке вещей. А любимое упражнение Захарова — челночный бег на льду со здоровыми шинами.

Летом у хоккеистов закладывается фундамент, дается объемная работа. Но как насчет особенностей организма, разницы в возрасте? Некоторых тошнило от экстремальных нагрузок. А молодой игрок ведь не станет спорить — сразу вылетишь из состава. Да и я верил тренерам, врачам. Считал, что они профессионалы своего дела.

Потом не раз анализировал: хоккеистов используют как материал. Выдержал — отлично. Получил травму или упал уровень игры — до свиданья. За год, что уехал из Беларуси, никто не поинтересовался, как дела, что с карьерой. Хотя был на хорошем счету.

В Европе, Северной Америке иной подход. Главное — заинтересовать ребенка хоккеем. Что касается тренировок у профессионалов, то все грамотно, упражнения максимально приближены к игровым ситуациям. Каждый шаг контролируется. В частности, техника в тренажерном зале — люди ценят здоровье спортсменов. А у нас работают по старинке, не хотят учиться новому. И лишь делают вид, что заботятся о хоккеистах.

Конечно, можно проиграть конкуренцию. Это спорт, это нормально. Но неправильно, когда все делается бездумно. Рано или поздно неоправданно тяжелые нагрузки приведут к травмам. Захотел вдруг Захаров придумать кросс на жаре — побежали по асфальту. И неважно, что от него будет больше вреда, чем пользы. Когда рассказывал врачам в Черногории, какие у меня были нагрузки в 16 лет, то они за голову хватались.

Впрочем, с уходом Захарова из «Юности» тренировочные объемы особо не снизились. Разве что отношение к игрокам стало более человечным. Мне комфортно работалось с Александром Макрицким, Алексеем Калюжным.

Конечно, открути ситуацию назад и знай, к каким последствиям все приведет, то не играл бы в плей-офф в 2022-м. Или по крайней мере пропустил бы какие-то матчи. Хотя опять же, неизвестно, насколько серьезными были проблемы до этого. У нас часто так: «Ты молодой, все пройдет. Чуть потерпи, потом отдохнешь — и нормально».

Что бы посоветовал другим молодым игрокам? По возможности уезжать развиваться в Северную Америку, Европу. Жалею, что сам не сделал этого раньше. В 2020-м после драфта CHL «Юность» не отпустила, а через год помешал коронавирус.

Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника
Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника

Сборные

— Последний сезон в «Юности» был для меня лучшим по статистике (в 44 матчах регулярного чемпионата в Экстралиге Пальчик набрал 19 (10+9) очков. — Прим. ред.). Увы, уступили в финале.

До этого два года были чемпионами, но мой вклад тогда оказался невелик. Поднимал кубок над головой, как и все, однако объективно оценивал ситуацию. Золотые медали — заслуга других ребят. Плюс в 2020-м были две тяжелые травмы после игровых столкновений: плечо, которое оперировали, и колено. Долго восстанавливался, но постепенно вернулся в игровой ритм.

Запомнились, конечно, чемпионаты мира в составе сборных. Международные соревнования — это было круто. Тем более дважды хорошо выступили.

В 2019-м Пальчик играл за сборную до 18 лет в элитном дивизионе. Забросил две шайбы в пяти играх. Белорусы заняли пятое место из десяти команд, обыграв на групповом этапе чехов и финнов, и повторили рекордное достижение. Также Александр выступал за молодежную сборную в декабре 2021 года. Команда вернулась в группу сильнейших, заняв первое место. В пяти матчах нападающий набрал 7 (1+6) очков при показателе полезности +7.

Навязывание

— Неправильно говорить, что в нашем хоккее все плохо. Клубы НХЛ задрафтовали этим летом пятерых белорусов — это рекорд. Но утверждать, что система работает — как минимум рано и спорно. Например, один из задрафтованных Степан Звягин — натурализованный россиянин. Егор Сидоров и Андрей Лошко очень сильно прибавили за последние два года в Канаде. Посмотрим, как будут выглядеть сборные, когда белорусов вернут на международную арену.

Чего не хватает нашему хоккею? Тренерского профессионализм — раз. А второе — занимающихся. Просто сравните, сколько игроков на душу населения в скандинавских странах и сколько в Беларуси. Другое дело, что у нас с экономикой все плохо, а деньги уходят на хоккей. Важнее для общества, считаю, вкладывать в медицину, хорошо платить врачам. У меня мама работала медсестрой. Ей нравилась сама профессия, но зарплата была 300 рублей — смешно и стыдно. Я в «Юности» раз в десять больше получал.

Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника
Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника

У нас постоянно твердят: государство хоккеистов всем обеспечило. Да ладно! Форму выдали в команде — отлично. Только ее сдать потом надо. В США меня сразу экипировали, и никто и слова не сказал, что нужно что-то вернуть. А в Беларуси вот это навязывание с ранних лет, что должны. Вдалбливают в головы хоккеистам.

Нельзя любить свою страну и флаг по приказу. Как и хоккей. На «Юность», многократного чемпиона страны и самый титулованный белорусский клуб, почти никто не ходил. Обычно несколько сотен человек, на плей-офф чуть больше. Зато приезжали в Могилев или Гродно — полные трибуны. Еще очень хорошо было заметно зрителей, которые пришли по разнарядке. Сразу видно, если человек никогда не был на хоккее. Он просто не реагирует на события на льду так, как это делает болельщик. Я к тому веду, что не нужно ничего навязывать. При свободе выбора и любовь к хоккею будет искренней.

Протесты

— Отец у меня был в стачке «Беларуськалия». У них с мамой потом квартиру забрали, хотя папа лишь принял участие в легальной забастовке. Родители не хотели уезжать из страны, но когда всех, кто был в стачке, стали сажать, перебрались в Черногорию.

Конечно, видел протесты, как люди мирно высказывали свое мнение. В Солигорске, правда, было мало протестующих — больше ОМОНа. Шахтеры быстро решили вернуться на работу. А вот в Минске размах был иной. Отец, кстати, однажды убегал от силовиков. Представляете, 50-летний мужчина вынужден был вести себя, словно он виноват.

Вы спрашиваете, почему хоккеисты не высказывались в 2020-м, а после начала войны единицы подписали Антивоенную декларацию? Это тяжелая тема… Я не скрывал в раздевалке «Юности» свою позицию. Мог что-то обсудить с другими молодыми ребятами, которые поддерживали протесты. Но многие просто делали вид, что их не касается насилие против народа. Помню еще, что две недели после начала войны не мог найти себе место. В «Юности» хоккеисты спрашивали, что случилось. Вообще-то бомбят Украину, ребята!

Одноклубники знали историю моей семьи. Когда поднимал тему, то молчали. А так в раздевалке даже были шутки о протестующих, дескать, снова вышли с флагами, куда они лезут. Это злило.

Когда в 2020-м команде предложили подписать провластное письмо, сразу сказал, что не буду этого делать. Помню, тогда были разговоры шепотом по углам. 30-летние мужики думали, как поступить. Руководство говорило, что это письмо не за Лукашенко. Но если внимательно прочитать, то становится-то все понятно. Не все в «Юности» подписались, в том числе отказался главный тренер (в январе 2021 года Александра Макрицкого уволили. — Прим. ред.). Но некоторые поставили автограф. Видимо, проще в хоккейчик играть, чем отстаивать свою позицию.

Басков

— Не буду переходить на персоналии, но в целом разочаровался в хоккейном сообществе. Они называют патриотизмом поддержку диктатора, пытки и убийства своих же граждан. Как так?!

Ничего не изменилось, даже когда силовики избили хоккеиста Илью Литвинова из «Динамо-Молодечно». Помните историю? Он с ребятами из команды, как те рассказывали, просто возвращался домой с тренировки. Но Дмитрий Басков (экс-генеральный директор минского «Динамо» и бывший руководитель федерации хоккея. — Прим. ред.) замял дело. Чтобы повысить свой авторитет в глазах игроков, он привел того омоновца извиниться. То есть у хоккеиста попросили прощение, а у сотен политзаключенных и тех, кого били на улицах, нет.

Видимо, это закладывается в семье. Ценности, знания, кругозор. Не любишь читать — смотри фильмы. Хоккей может принести хороший заработок, но ведь не всё сводится к материальным ценностям. Жизнь гораздо шире. Признаюсь: со многими игроками было не о чем поговорить, кроме хоккея. Не считаю себя умным — просто мне кажется важным интересоваться происходящим, следить за новостями хотя бы в родной стране. Однако многие хоккеисты живут в своем мире. Наверное, вам будет больно это слышать, но большинству было просто все равно, что происходило на улицах с августа-2020.

Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника
Александр Пальчик. Фото: из личного архива собеседника

Черногория

— Я сейчас в Черногории. Переехал из США в середине января этого года. Но был тут и раньше — в мае и летом 2022-го. Лечил спину, как уже говорил.

Нравится природа, море. В стране нет заводов. Может, для экономики это и минус, но для экологии супер. Воздух очень чистый. Правда, сейчас жарко. На днях было и под 40 градусов. Теперь лучше понимаю все шутки про лень черногорцев. Тут реально все работает медленно. Например, для оформления документов нужно запастись огромным терпением.

В Беларуси не был год, сложно сравнивать цены. Но здесь они выросли за последнее время. Много мигрантов: украинцы, белорусы, россияне. Страна напоминает муравейник. Причем это нередко состоятельные люди. Если пару лет назад можно было снять квартиру и за 200 евро, то теперь надо приготовиться отдать и 500. Впрочем, зависит от локации.

Море и природа — главное, чем славится Черногория. Других вариантов досуга почти нет. Даже в столице Подгорице. Имею в виду театры, кинотеатры — их совсем немного. Узнавал про ледовые катки. Только в Подгорице зимой заливают лед в одном месте.

От черногорцев раньше не раз слышал, что Путин и Лукашенко — красавцы. Но теперь украинцев здесь много. Не замечал их конфликтов с россиянами. А местные уже меньше высказываются. Все-таки они живут в основном за счет сдачи в аренду квартир, поэтому наплыв людей им выгоден.

В Беларусь я бы хотел вернуться, когда будет иная ситуация. Очень тяжело сегодня смотреть на происходящее. Боюсь, власть в ближайшие несколько лет не изменится. Хотя с удовольствием жил бы в свободном обществе, помогал бы стране развиваться. Все-таки провел в Беларуси все сознательные годы, люблю родные места.