Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
Чытаць па-беларуску


В столичных кинотеатрах этот фильм держится на первом месте уже третью неделю. И да, это не «Барби» или новая «Миссия невыполнима», а пропагандистская лента «На другом берегу», на которую в принудительном порядке отправляют школьников, студентов и сотрудников государственных организаций. Официально фильм не опубликован в интернете, однако в социальных сетях его уже можно посмотреть — интересно, что, вероятно, кино туда слили… сотрудники Министерства иностранных дел Беларуси. В самом начале картины присутствует вотермарка «МИД РБ», а в само видео вшиты субтитры на английском. Мы посмотрели этот фильм и теперь рассказываем обо всех исторических ляпах, манипуляциях и откровенной лжи, допущенной создателями фильма. Среди них, кстати, главные действующие лица — россияне.

Борьба за православие и сцепка

Идея снять такой фильм появилась после того, как власти два года назад объявили 17 сентября государственным праздником — Днем народного единства. В этот день в 1939 году Красная армия перешла советско-польскую границу и вступила на территорию Западной Беларуси.

Тут стоит объяснить исторический контекст. После распада Российской империи белорусы попытались создать свое государство. Была провозглашена независимость Белорусской Народной Республики (1918). Но у соседей имелись свои планы: на нашу территорию претендовали и Польша, и Советская Россия. Итогом войны между ними стал Рижский мир (1921), по которому страны поделили Беларусь. Варшаве отошла западная часть страны, Москве — восточная.

Именно в таком статусе белорусские земли существовали 18 лет. Затем Иосиф Сталин договорился с Адольфом Гитлером. Союзники по очереди напали на Польшу, начав Вторую мировую. Зато Западная Беларусь объединилась с БССР.

Поэтому название картины, работа над которой началась в декабре 2021 года, первоначально звучало как «Мы едины». Затем ее переназвали «На другом берегу». Производство фильма закончилось летом нынешнего года.

Если для вас это важно, то дальше в тексте будет много спойлеров.

Картина начинается с массовой сцены. Сюжет более чем актуальный: польские пограничники закрывают православный храм. На словах — временно. Они якобы забирают его под продовольственный склад.

Уже видите параллели с современной Беларусью, которые, вероятно, авторы не хотели закладывать в свою работу? Нынешние власти уже год не отдают верующим столичный Красный костел. Как теперь, так и тогда женщины становятся в сцепку. После 2020 года за нее можно отправиться по уголовному делу в колонию.

Почти за 100 лет до этого — действие происходит в 1925-м — силовики используют плети. Больше всего от рук начальника заставы Шиманского (Алексей Лонгин) получает Анна Смолич (Светлана Никифорова), которая вскоре умирает. У нее остаются два сына. Первый — идейно сознательный партизан-патриот Антон (Иван Батарев), который борется против поляков с оружием в руках. Второй аполитичный Павел (Даниил Чуп), подрабатывающий у еврейского портного и не желающий вмешиваться в политику.

Кадр из фильма «На другом берегу» (2023). Фото: скриншот трейлера на YouTube
Кадр из фильма «На другом берегу» (2023). Фото: скриншот трейлера на YouTube

Умирающая мать просит Павла отдать отложенные ей деньги на церковь, чтобы выкупить здание и сохранить его. Этой суммы явно недостаточно, что втягивает парня в отношения с контрабандистами, заставляет его пересекать границу да и в целом задуматься о происходящих событиях. Параллельно разворачивается линия идейной советской разведчицы Леси Рубцовой (Антонина Дивина), думающей не о личной жизни, а об угнетенных рабочих и колхозниках. Она переходит границу и передает Антону Смоличу приказ: уничтожить провокатора, сдавшего их товарищей. Тем временем на границу прибывает польский следователь Квятковский (Руслан Чернецкий), который не гнушается никакими подлостями, чтобы насолить белорусам да всему СССР в целом.

А вот как выглядит официальный синопсис картины на сайте «Беларусьфильма»

Молодой белорус Павел Смолич живет со своей матерью в Западной Белоруссии — недалеко от границы с БССР. После мирного Рижского договора вся Западная часть Белоруссии оказалась под властью поляков. Его старший брат Антон — партизан, борется с польскими захватчиками. В отличие от него Паша занимает нейтральную позицию: ни вашим, ни нашим. Его жизненное кредо: пусть другие воюют, а я буду жить по своим правилам. Смерть близкого человека заставляет его задуматься о простых человеческих ценностях: о близких, о родине, которая сейчас разделена границей. Встреча с советской разведчицей Лесей Рубцовой коренным образом переворачивает всю его жизнь.

Исторический ляп, по сути, открывает фильм. В Польше храмы не закрывались, а передавались католикам (аналогично — только наоборот — поступали в Российской империи). Но далеко не все. К моменту, когда Беларусь объединилась, в западных областях насчитывалось 542 православные церкви и 606 священников. Тогда как в восточной части страны, как писал кандидат исторических наук Александр Цымбал, «были закрыты все церкви, не существовало ни одной епархии и не было ни одного епископа». К тому же не известно ни одного примера, когда в Западной Беларуси при передаче храма погиб человек. Поэтому в этом эпизоде происходит откровенное нагнетание и очернение польской политики.

Русские идут!

Перечисленные выше пять актеров — роль Светланы Никифоровой эпизодическая — и есть главные в этой картине. Белорус среди них лишь один. Это Руслан Чернецкий из столичного Горьковского театра, который в сентябре 2020 года являлся одним из ведущих большого концерта «Женский форум „За Беларусь“» в поддержку Александра Лукашенко. Все остальные — Дивина, Чуп, Батарев и Лонгин — малоизвестные россияне, которые до этого снимались чаще всего в телевизионных проектах.

Из России пригласили и режиссера картины Андрея Хрулева, и сценариста Ивана Криворучко. Работы первого на «Кинопоиске» имеют среднюю оценку 4,9 из 10, при этом фильм «На другом берегу» на этом фоне выделяется — у него 3,3.

Влияние России проявляется не только в том, кому отдали ведущие позиции в проекте. Одна из важнейших проблем — в языке. В начале фильма на экране появляется карта разделенной Беларуси. Справа, на территории БССР, названия наших городов написаны на русском. Слева они на глазах меняются с русского на польский. Белорусского нет и в помине, что совсем нехарактерно для того периода.

Кадр из фильма "На другом берегу" (2023). Скриншот трейлера на YouTube
Кадр из фильма «На другом берегу» (2023). Скриншот трейлера на YouTube

Как еще в фильме ошибаются, манипулируют и лгут

Начнем с закадрового голоса, который время от времени появляется в картине. Вот несколько цитат оттуда и наше объяснение того, как на самом деле обстояли дела:

  • «Польша, которая обязалась обеспечить суверенитет присоединенной части Беларуси и равные права проживающему там населению, на деле сразу начала проводить политику ополячивания». Варшава действительно не обеспечила белорусам равенства и быстро перешла к политике полонизации. Но суверенитет — это независимость государства во внешних делах. Как Беларусь, будучи присоединенной к Польше, могла иметь суверенитет, загадка. Точно так же его не было и у той части страны, которая была присоединена к СССР. Однако об этом авторы фильма не говорят ни слова.
  • «Польша не считала заключенный мир вечным и готовилась к новой войне». Варшава действительно не доверяла СССР. Но нюанс в том, что она не собиралась захватывать восточную Беларусь. Такая позиция действительно обсуждалась польской элитой. Но лишь до Рижского мира. В конце концов поляки сошлись на мысли, что смогут «переварить» лишь половину нашей страны. Партизанскую борьбу против соседей вел как раз СССР, который вплоть до 1925 года засылал на территорию Западной Беларуси диверсионные группы. В итоге создатели фильма обвиняют поляков в том, что делали сами.

Вообще после просмотра «На другом берегу» складывается четкое впечатление, что существовали два мира: рай в Советском Союзе и ад в Польше:

  • все польские силовики только и делают, что избивают людей и придумывают провокации. Советские вежливы, культурны и действуют исключительно на основании закона;
  • в финале картины высокопоставленный советский чекист переживает, что в результате действий Леси Рубцовой погибли мирные белорусы и начальник польской заставы. Дескать, это может вызвать конфликт с Польшей. То, что СССР регулярно отправляет через реку диверсантов, он скромно оставляет в стороне;
  • польская тюрьма, куда попадает один из героев, переполнена. Но о советских тюрьмах ни слова. Между тем Коммунистическая партия Западной Беларуси — именно к ней по сюжету принадлежит Леся Рубцова и Антон Смолич — в будущем будет распущена, ее активисты репрессированы. Например, знаменитая Вера Хоружая, очевидно ставшая одной из прототипов Рубцовой, два года провела в застенках по обвинению в работе на Польшу.

Но в фильме хватает и других ляпов. К примеру, советская разведчица собирается переходить реку, которая является государственной границей. На голове у нее — нарядный платок. Выглядит красиво, но что с правилами конспирации? Ведь в лесу он откровенно бросается в глаза. Напомним, что девушка еще к тому же и говорит по-русски, когда местные жители в реальности говорили на белорусском.

Скриншот видео фильма "На другом берегу"
Леся Рубцова в том самом платке. Скриншот видео фильма «На другом берегу»

Река мелка, в некоторых местах ее можно перейти вброд, замочив лишь подол платья. Логично, что такую границу нужно хорошо охранять. Но советских пограничников мы встречаем лишь в финале. Да и польские почему-то стерегут ее спустя рукава. Представьте масштаб «бдительности»: в пограничном лесу находится партизанский отряд Антона Смолича. А его руководитель спокойно подходит к границе, чтобы в нужный момент стукнуть по голове пограничника и помочь Лесе.

В фильме хватает и фраз, которые демонстрируют абсолютное непонимание отечественных реалий. «Негоже водиться панам с холопами», — заявляет начальник пограничной заставы своему сыну-поляку, говоря о белорусах. Но эта фраза — из XIX века. Крепостное право давно отменили. Если уж унижать наших соотечественников, то скорее распространенной тогда фразой «Psia krew» («Сукин сын»), которую употребляли поляки.

Или другой пример. «Павел Алексеевич», — обращается Леся Рубцова к Паше. Но в таком случае она попалась бы сразу: русская традиция использовать отчества пришла к нам после Второй мировой войны.

В финале фильма опять же звучит голос за кадром: «Основной задачей польского руководства было разрушение хрупкого мира между Польшей и СССР, чтобы продолжить свою захватническую политику. Им нужна была вся территория Беларуси. Они бредили о „кресах всходних“, о возрождении Речи Посполитой. Но благодаря профессиональным и четким действиям контрразведчиков и подпольщиков из числа местных жителей провокация оккупантов была сорвана. Мир на этот раз устоял. Но впереди еще были долгие и кровавые годы борьбы. Борьбы за единство народа, за единство Беларуси».

Как мы уже объясняли выше, Польша не собиралась захватывать восточную часть нашей страны. Впрочем, авторы фильма еще и путаются в терминах. Контрразведчики борются против вражеских шпионов на своей территории, разведчики действуют на чужой. Белорусы, живущие в Западной Беларуси, могли взаимодействовать с последними, но никак не с первыми.

Из интересного: в финальных титрах съемочная группа выражает благодарности отдельным людям и целым организациям — всего 45 упоминаний. На первом же месте среди них неожиданно оказывается… Служба безопасности Александра Лукашенко. Сам политик фильм посмотрел, но особых восторгов не высказал: «Ну, не идеальный. Выше среднего».

Может быть, поэтому Лукашенко еще до официальной премьеры уволил гендиректора «Беларусьфильма» Владимира Карачевского, являвшегося генеральным продюсером «На другом берегу». Новый глава студии Юрий Алексей быстро сориентировался и предложил снять фильм о белорусском политике.