Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  2. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  3. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  4. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  5. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  6. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  7. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  8. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  9. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  10. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  11. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  12. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  13. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  14. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  15. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
Чытаць па-беларуску


Тарас Тарналицкий,

В Берлине 9 декабря состоится вручение 36-й премии Европейской киноакадемии (European Film Awards или просто EFA) — это одно из самых влиятельных кинособытий для европейского региона и в целом Старого Света. В этом году за результатами форума следует следить, так как в конкурсе документального кино участвует фильм «Радзіма» (Motherland) белорусских авторов. В этом тексте мы объясним, почему номинация «Радзімы» — настоящий прорыв для белорусской кинематографии в международном культурном пространстве, и вспомним другие моменты, когда отечественные ленты отмечали на международных кинопремиях и влиятельных фестивалях.

Кадр з дакументальнага фільма «Радзіма» (2023, Швецыя, Украіна, Нарвегія). Аператар: Сяргей Канаплянік
Кадр из документального фильма «Радзіма» (2023, Швеция, Украина, Норвегия). Оператор: Сергей Конопляник

О чем рассказывает фильм «Радзіма» и белорусская ли это картина

«Радзіма» — это независимый документальный кинопроект, который снимался четыре года дуэтом документалистов — Александром Михалковичем и Анной Бодяко. Он посвящен анализу практик применения насилия режимом Лукашенко в качестве инструмента контроля как над армией, так и над обществом в целом. «Зеркало» ранее уже публиковало впечатления от просмотра фильма, а также беседу с его создательницей.

Важная особенность проекта — исключительно иностранные средства его финансирования. На съемки «Радзімы» деньги дали киноинституты Швеции, Норвегии и Украины, с белорусской стороны финансирования не было. Поэтому в индустриальном смысле фильм иностранный, но по творческим составляющим (авторы, производственная группа, место съемок и тема) он стопроцентно белорусский.

Почему номинация «Радзімы» на EFA — важное событие для отечественного кино

Потому что, как мы уже писали, премия Европейской киноакадемии — одно из самых влиятельных кинособытий всего европейского региона. Фактически это континентальная «суперпремия», которая ежегодно подытоживает творческие усилия кинематографистов из всех европейских стран, не делая национального акцента, как фестивали вроде Канн (Франция) или Венеции (Италия). К тому же EFA была создана в пику премии Американской киноакадемии «Оскар», поэтому ее иронично называют «еврооскаром». Но в отличие от американских киноакадемиков европейские подходят к оцениванию лент с другой стороны, сосредотачиваясь не на их коммерческом успехе и медийной влиятельности, а на художественных особенностях и авторском новаторстве.

Поэтому пройти отбор и попасть в номинанты EFA — это уже показатель высокого художественного качества проекта.

Кадр з дакументальнага фільма «Радзіма» (2023, Швецыя, Украіна, Нарвегія). Аператар: Сяргей Канаплянік
Кадр из документального фильма «Радзіма» (2023, Швеция, Украина, Норвегия). Оператор: Сергей Конопляник

За 36 лет существования этой премии картины белорусских авторов несколько раз пытались пробиться в число номинантов, но везло не всем. Так, в 2019 году игровой фильм Алексея Полуяна «Возера радасці» об истории белорусской девочки Яси, которую отец сдает в детдом, получил награду на бельгийском кинофестивале Leuven International Short Film Festival. А поскольку победитель фестиваля имеет право номинироваться на EFA, это и произошло — в номинации «Лучший короткометражный фильм». Но до шорт-листа фильм не дошел. Не вырвался из числа кандидатов в 2022 году и немецкий короткометражный докфильм «Учебник» (Handbook) белоруса Павла Можара, посвященный карательной системе подавления протестов 2020 года.

А первым номинантом от Беларуси на премию EFA в 2003 году стал документалист Виктор Аслюк, лента которого «Мы живем на краю» (производство студии «Летопись» нацстудии «Беларусьфильм») прошла квалификацию в номинации «Лучший короткометражный фильм». Фильм рассказывает о локальном апокалипсисе белорусской деревни, берег которой подмывает Неман, а дома постепенно попадают в реку. Фильм завоевал много наград, но статуэтка EFA в итоге прошла мимо него.

Поэтому «Радзіма» будет фактически вторым белорусским фильмом, который попытается покорить премию, но в другой номинации — для полнометражных лент. Конкуренция среди документальных фильмов в этом году сильная, и основной соперник на горизонте — датско-польский проект «Аполлония, Аполлония» режиссерки Леа Глоб. В нем рассказывается о жизни и построении карьеры в мире авангардного искусства французской художницы Аполлонии Сокол. Что интересно, предки девушки — белорусы, которых во время репрессий 1930-х выселили в Сибирь, откуда они уехали и переселились в Польшу, а затем — и во Францию. Поэтому при желании можно будет болеть за обе ленты.

Наши участники «Оскара», Канн, Берлинале и Венеции

Среди белорусских претендентов на другие знаменитые кинопремии есть что вспомнить.

Если говорить о премии Американской киноакадемии, то победа в ней остается недостижимой целью не одного поколения белорусских чиновников. Первые попытки пробиться туда были сделаны еще в середине девяностых.

Так, в 1994 году от Беларуси на «Оскар» в номинации «Лучшая зарубежная лента» выдвигалась французско-белорусская драма «Я — Иван, ты — Абрам» Иоланды Заберман. Она рассказывала о жизни евреев в 1930-е на пограничье Западной и Восточной Беларуси. В 1997-м была попытка выдвинуть на премию военную драму «Из ада в ад» Дмитрия Астрахана, созданную совместно немецкими, российскими и белорусскими кинематографистами. В фильме разворачивается история польской женщины, пытающейся после окончания войны и возвращения из концлагеря наладить отношения с дочерью, которую воспитывала другая семья.

После этого наступил большой перерыв до 2010 года, во время которого белорусские кинематографисты вдруг оказались в шаге от получения американской кинопремии. Но речь идет не об отечественном фильме, а о зарубежном — короткометражной драме «Двери» (2008) ирландской режиссерки Хуаниты Уилсон. В качестве своего дебюта автор адаптировала монолог Николая Калугина из книги Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва». Мужчина потерял дочь, что заставило его специально вернуться в город Припять, где он жил с семьей до эвакуации. Главную роль в проекте исполнил белорусский актер Игорь Сигов, а съемки планировались в Беларуси, но были перенесены в Украину. Проект прошел все отборы и вошел в шорт-лист премии как «Лучший короткометражный фильм», а Игорь Сигов даже ездил на церемонию в Лос-Анджелес.

Борьба за «Оскар» возобновилась спустя восемь лет, когда вышла успешная на фестивалях драмеди «Хрусталь» Дарьи Жук, осмысливающая белорусские девяностые. Специально под нее на базе «Беларусьфильма» чиновники даже возобновили работу Белорусского оскаровского комитета, проработавшего следующие несколько лет. Так, в 2019 году он выдвинул на премию документальный фильм о жизни женщин в колонии «Дебют» Анастасии Мирошниченко, а в 2020-м — военную драму «Уроки персидского» (Persian Lessons) Вадима Перельмана, спровоцировавшую скандал и дисквалификацию фильма с рассмотрения. Лента, сделанная в основном российскими и немецкими кинематографистами, не соответствовала критериям номинации Киноакадемии для национального фильма, а доказать, что основная часть съемочной группы была белорусской, в Минске не смогли. После начала войны в Украине новых попыток покорить «Оскар» «Беларусьфильм» не предпринимал.

Далее Канны. На Лазурный берег Франции белорусы приехали лишь однажды. В 2012 году военная драма «В тумане» Сергея Лозницы претендовала на «Золотую пальмовую ветвь» Канн в основном конкурсе. Экранизация повести Василя Быкова, в которой главную роль сыграл актер из Борисова Владимир Свирский, была создана в сотрудничестве целых пяти стран: России, Германии, Нидерландов, Латвии и Беларуси. Но успех тогда не улыбнулся авторам.

Более удачным было участие белорусов в немецком Берлинале. В 1976 году философская военная драма «Восхождение» Ларисы Шепитько о партизанах, попавших в плен к нацистам, добилась настоящего триумфа. Экранизация еще одной повести Василя Быкова («Сотников») принесла его авторам целых четыре награды (Гран-при, приз иностранной прессы FIPRESCI, призы от евангелического жюри и от Международной католической организации). Формально картина не белорусская — все же снимал ее «Мосфильм». Но «Восхождение» можно отнести к отечественному кино по тем же критериям, что и «Радзіму»: в основу сценария легло произведение белорусского автора, события также происходят в нашей стране.

Следующий фильм на фестивале появился только после распада СССР. Им стала работа известного белорусского документалиста Юрия Хащеватского — «Обыкновенный президент». Картина, запечатлевшая первые шаги Лукашенко в построении авторитарного режима в Беларуси, была показана в рамках секции Forum 1997 и даже получила на нем «Премию мира».

Затем пришла очередь совместного белорусско-немецкого фильма о Второй мировой «Бабий Яр» 2003 года выпуска. Его продвигал немецкий продюсер и сценарист Артур Браунер, ответственный за создание другой военной ленты, о которой мы упоминали выше, «Из ада в ад». Только на этот раз немец решил сотрудничать не с «Беларусьфильмом», а с частной минской студией Gran Film. «Бабий Яр» рассказал о холокосте во время оккупации Киева осенью 1941 года, и в том же году состоялся специальный показ в рамках «Берлинале».

Потом снова была почти двадцатилетняя пауза — Беларусь появилась на «Берлинале» в 2020 году, когда там показали «Уроки персидского» (о скандале с ним мы упоминали в разделе об «Оскаре»), а в следующем году — документальный фильм фильм «Смелость» (Courage) уже упоминавшегося Алексея Полуяна. Он был посвящен событиям августа 2020 года и другим политическим протестам современной истории Беларуси. Обе ленты присутствовали в разделе Berlinale Special, который является частью программы фестиваля, но не затрагивает основной конкурс.

На биеннале в Венеции белорусы пока не попадали, если не считать косвенной награды за военную ленту «Иди и смотри», снятую Элемом Климовым в сотрудничестве «Беларусьфильма» и «Мосфильма» в 1985 году. Она получила в 2017 году техническую награду в категории «Венецианская классика» за «Лучший отреставрированный фильм». И реставрировали ее, и представляли в Венеции специалисты «Мосфильма».

Читайте также