Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  2. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  3. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  4. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  5. Восемьдесят четвертый день войны в Украине
  6. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  7. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  8. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  9. «Благодаря нашему порталу люди начинали любить свое». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  10. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  11. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  12. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  13. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки за «покушение на терроризм»
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  16. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  17. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  18. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  19. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу


«Страх перед моей профессией — это наследие нашего советского прошлого», — убеждена белорусская психолог, которая несколько лет практикует когнитивно-поведенческую терапию (комплексную форму психотерапии). На условиях анонимности мы поговорили со специалистом о мифах об этой профессии, страхах клиентов и о том, почему бояться визита к психологу — это нормально.

Наша собеседница получила высшее образование по психологии в одном из белорусских государственных вузов. Она автор и ведущая тренингов по развитию стрессоустойчивости, член российской Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии. Основные проблемы, с которыми к ней обращаются люди: тревожные состояния, депрессия, заниженная самооценка, панические атаки.

— Почему люди боятся обращаться к психологам?

— Это от незнания и неосведомленности, ведь у нас раньше не было психологов. В советские времена была «карательная психиатрия» (в СССР членов определенных групп или лиц, а также несогласных с политикой государства нередко ограничивали в правах и помещали на принудительное лечение под предлогом психических заболеваний. — Прим. Zerkalo.io), ее все боялись. Идеология СССР была направлена на то, чтобы делать людей управляемыми и послушными. А психология не про это, поэтому развивать ее в стране было невыгодно.

В Беларуси эта сфера очень молода. Например, первый выпуск психологов в Белорусском государственном педагогическом университете имени Максима Танка был где-то в конце 90-х годов. За последние годы подход к оказанию помощи, лечению и психиатрии в целом изменился, стал гуманным. Но у общества все еще сохраняются предубеждения на этот счет.

К тому же этот корень «псих» — не все его правильно трактуют, у многих людей нет понимания, чем занимается психолог. К примеру, во время групповых тренингов с подростками я часто об этом спрашиваю. Не было еще ни одного занятия, чтобы хоть несколько ребят не ответили: «Это человек, который работает с психами». Это говорит о том, что такое мнение дети слышали где-то в своем окружении, семье, от взрослых. Вот они его и озвучивают. Приходится объяснять.

К сожалению, сейчас в нашей стране со стороны госорганов нет посыла на популяризацию психологической помощи. Власти давят на специалистов, готовых помочь людям, пострадавшим от событий, которые начали происходить с 2020 года в Беларуси.

— А государственным психологам люди доверяют?

— Проблема не в доверии. В госучреждениях (например, в образовании) у специалистов часто стоит задача по выполнению каких-то показателей и планов, есть много бумажной работы, отчетов. На непосредственно консультирование остается очень мало времени. Школьный психолог тоже может быть профессионалом, но на консультацию времени у него почти нет.

Отмечу, что профессия у нас — одна из самых низкооплачиваемых в госсекторе. Сейчас вакансии в системе здравоохранения начинаются от 500 рублей. Конечно, при такой оплате мотивация катастрофически падает. Тем не менее, есть хорошие государственные центры психологической помощи, где, несмотря на такие зарплаты, работают люди, преданные своей профессии. Но есть и обратная сторона медали: опять-таки, плановые показатели, которые требуют от специалиста какого-то количества клиентов. Они приводят к тому, что на регулярной основе (в идеале это один раз в неделю) психолог не имеет возможности работать с человеком — хорошо, если получается раз в месяц. А при такой периодичности сложно добиться результата, как бы ни вкладывался человек. Но при невозможности идти к частному специалисту я бы рекомендовала использовать такую возможность — это уже хоть что-то.

— Может ли психолог выслушать клиента и донести на него «куда следует»?

— Все, что говорит клиент на сеансе, — информация конфиденциальная и передавать ее запрещено (существует статья 15 закона «Об оказании психологической помощи»). Но есть исключения: если специалист узнает о серьезном преступлении, убийстве, то он должен сообщить в милицию. Хотя эта обязанность есть у любого человека.

С доносами психологов в каких-то других случаях я не встречалась.

— В каких случаях человеку вообще стоит обращаться к психологу?

— Когда есть какие-то проблемы, которые человек пытается решить самостоятельно, но не может этого сделать. Например, такое бывает при очень высоком уровне стресса, понимании того, что раньше на определенные вещи ты реагировал нормально, а сейчас от них неспокойно, тревожно. Или в целом есть состояние запутанности: много мыслей в голове, а сам разобраться человек не может. А еще стоит сходить к специалисту если есть неудовлетворенность в жизни или просто есть интерес к собственному внутреннему миру, хочется лучше в себе разобраться и понять.

— Как подобрать психолога?

— В первую очередь надо обращать внимание на образование, время и опыт работы в профессии. Уточняйте, занимается ли он саморазвитием, получает ли дополнительное образование — хороший специалист всегда будет совершенствоваться, это непрерывный процесс. Конечно, хорошо, что сейчас развиты соцсети и люди могут общаться, предлагать свои услуги, но часто психологами себя называют те, кто мало относится к профессии.

Когда подбираете себе психолога, ориентируйтесь на свои ощущения: комфортно ли вам общаться с этим человеком, можете ли вы расслабиться во время разговора, хочется ли вам ему открываться? Это не значит, что уже с первой встречи вы можете ему доверять, но если дискомфорт не исчезает через два-три сеанса, то я рекомендую поискать другого специалиста. Это, кстати, не означает, что специалист плохой, — просто он вам не подходит. Тут даже не стоит особенно ориентироваться на отзывы в интернете и от знакомых — каждый человек индивидуален, и совсем не факт, что если кому-то психолог подошел, то подойдет и вам. Нет идеальных и универсальных специалистов, которые годятся для всех.

— Походы к психологу могут вызвать зависимость?

— Походы к другим врачам у некоторых людей тоже могут вызвать определенное привыкание — но значит ли это, что нужно вообще отказаться от врачебной помощи? Каждый решает сам. Частота визитов к психологам зависит от направленности специалиста, к которому ходит человек. Есть долгосрочные методики, например, психоанализ. Это как в фильмах, когда человек лежит на кушетке, а психолог с ним подолгу беседует. Иногда этот метод рассчитан на три-пять лет, в зависимости от проблемы. Но это не значит, что возникло привыкание, — просто курс такой. Есть краткосрочные методы работы, длительность их может быть разной, в зависимости от проблемы. Моя рекомендация — изначально обговаривайте со специалистом продолжительность работы. Но вместе с тем помните, что у вас всегда есть право как досрочно закончить работу, так и продлить ее (по согласованию со специалистом).

— Почему услуги так дорого стоят? Чем дороже психолог — тем он «круче» и быстрее поможет?

— Работа психолога — всегда индивидуальна для каждого конкретного клиента, потому не самая дешевая. Хороший специалист долго обучается, а это стоит хороших денег. Как правило, у частного специалиста нет «соцпакета», он сам несет затраты на аренду и многие другие необходимые вещи.

Но все же не факт, что чем дороже, тем «круче» и быстрее поможет. Решающее — насколько специалист подходит клиенту. Психолог может быть молодой, без большого опыта, не владеть большим арсеналом инструментов и навыков, но если есть хороший терапевтический альянс, доверительные отношения и нацеленность клиента на изменения, то шансы на успешную работу будут высоки.

— Некомпетентный психолог может навредить клиенту?

— Это возможно. Тут работает тот же принцип, что и с некомпетентным врачом, который занимается физическим здоровьем. Неправильно выписанное лекарство может причинить вред.

— Кто чаще обращается к психологу: мужчины или женщины?

— Женщин больше. Но в последнее время начали чаще обращаться мужчины. Обычно это молодежь или люди среднего возраста. Старшее поколение редко обращается к специалистам. Бывало, что взрослые дети пытались привести своих родителей, но от таких визитов очень низкий эффект — ведь здесь важно, чтобы человек прежде всего сам хотел решить свою проблему.

В целом, обращений стало больше. Белорусов к этому толкнуло несколько факторов: коронавирус, политические события в стране и последовавший за ним затяжной кризис. И то, и другое очень бьет по психике. Много людей сейчас с постковидными депрессиями (в научной среде даже термин такой появился), у кого-то подавленное состояние переходит в депрессивное и тревожное.

— Есть стереотип, что мужчина должен со всем справляться сам, и психолог ему ни к чему. 

— Установка в нашем обществе такова, что мужчины не должны плакать. Многих так воспитывали: мол, они должны сами справляться со своими проблемами, и что за мужчина, который не справляется… В результате люди переживают различные сложности и стрессы внутри себя, а это приводит к тому, что они чаще болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями, продолжительность их жизни меньше, чем у женщин.

— Психологу, кажется, надо вообще все о себе рассказать — от этого кому-то может быть некомфортно.

— Это заблуждение. Нет такой обязанности все рассказывать кому угодно, в том числе и психологу. Грамотный специалист скажет об этом на консультации. В этом моменте важно максимально ориентироваться на вашу зону комфорта: сколько вы считаете нужным рассказать — столько и рассказываете. Конечно, есть другая сторона медали: чем больше вы расскажете, тем более полное представление о проблеме будет у психолога, и тем эффективнее вы сможете ее проработать.

— Результат терапии зависит только от специалиста?

— Эффективность работы зависит не только от психолога, но и от самого человека. Насколько он включен в процесс и готов к работе над собой. Это имеет определяющее значение. Ответственность за результат несут оба: и психолог, и клиент.

Недавно мне рассказала коллега: на онлайн-сессию к ней записался человек. До этого он был у семи специалистов, и все «не подошли». А на сессию он «вышел» с фудкорта в ТЦ. Конечно, шансы, что работа будет эффективной, при таком подходе стремятся к нулю.