Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  2. Провалилась попытка армии РФ прорваться через госграницу на Сумщину, на других направлениях все пока не очень удачно складывается для ВСУ
  3. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  4. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  5. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  6. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны
  7. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  8. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  9. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями
  10. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  11. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  12. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  13. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26


Министерство культуры России высказало готовность адресно посодействовать поиску белорусских культурных ценностей. Условие для этого — предъявление копии учетных документов, которые подтвердили бы, что предметы до Второй мировой войны принадлежали музеям БССР, пишет государственная газета «Культура».

Одна из книг библиотеки Хрептовичей, вернувшаяся в Беларусь. Фото: фонд «Щорсы и Хрептовичи»
Одна из книг библиотеки Хрептовичей, вернувшаяся в Беларусь. Фото: фонд «Щорсы и Хрептовичи»

Как отмечает издание, в последнее время (точные даты не приводятся) белорусы активизировали попытки вернуть свое наследие. Например, через МИД Беларуси было направлено восемь запросов в посольство РФ и один — в посольство Грузии.

Что касается результатов, то за 2023 год в Беларусь было возвращено 318 оригинальных культурных ценностей (для сравнения: за 2021 и 2022 год — 24 оригинала). Но из каких стран были возвращены ценности, не указывается. Например, упоминается, что в 2023-м родные художника Марка Шагала подарили 66 книг (в том числе с оригинальной графикой) музею Шагала в Витебске. Из Германии в Национальную библиотеку передали две книги из собрания Хрептовича. Жительница Санкт-Петербурга вернула в Гомельскую епархию 59 книг Иоанна Кормянского (Гашкевича), канонизированного РПЦ и т.п.

В теперешних условиях возвращение любой культурной ценности сродни чуду. Важнейшая причина этому — законодательство. Например, в России действует закон от 1998 года «О ценностях, перемещенных в РФ в результате Второй мировой войны и ее последствий». Согласно документу, подавляющее большинство этих предметов искусства теперь считаются культурным наследием России и не могут быть вывезены или переданы другим странам.

Процитируем важнейшие пункты закона:

Статья 6. Все перемещенные культурные ценности, ввезенные в Союз ССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию и находящиеся на территории Российской Федерации, за исключениями, предусмотренными статьями 7 и 8 настоящего Федерального закона, являются достоянием Российской Федерации и находятся в федеральной собственности.

Статья 7. 1. Положения статьи 6 настоящего Федерального закона не затрагивают право собственности Республики Белоруссия, Латвийской Республики, Литовской Республики, Республики Молдова, Украины и Эстонской Республики на предметы культуры, которые могли оказаться в составе перемещенных культурных ценностей, но были разграблены и вывезены в период Второй мировой войны Германией и (или) ее военными союзниками не с территории РСФСР, а с территорий Белорусской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР, Молдавской ССР, Украинской ССР и Эстонской ССР и составляли национальное достояние указанных, а не других союзных республик, входивших в состав Союза ССР в границах на 1 февраля 1950 года.

2. Предметы культуры, указанные в пункте 1 настоящей статьи, могут быть переданы [этим республикам] <…> при их согласии обеспечить на основе принципа взаимности такой же подход к культурным ценностям Российской Федерации, перемещенным из бывших неприятельских государств в Союз ССР и находящимся на их территориях.

Статья 8. <…>. Под действие статей 6 и 7 настоящего Федерального закона не подпадают следующие перемещенные культурные ценности:

1) культурные ценности заинтересованных государств, насильственно изъятые и незаконно вывезенные с их территорий бывшими неприятельскими государствами;

2) культурные ценности, которые являлись собственностью религиозных организаций или частных благотворительных учреждений, использовались исключительно в религиозных или благотворительных целях и не служили интересам милитаризма (или) нацизма (фашизма);

3) культурные ценности, которые принадлежали лицам, лишенным этих ценностей в связи с их активной борьбой против нацизма (фашизма), в том числе в связи с их участием в национальном сопротивлении оккупационным режимам бывших неприятельских государств и коллаборационистским режимам, и (или) в связи с их расовой, религиозной или национальной принадлежностью.

Формально по этому документу белорусские ценности действительно можно попросить вернуть, но по факту сделать это практически невозможно. Причина в недостаточном количестве информации о хранящихся в России предметах, а также в самих формулировках российского закона. «Российский законодатель, предусмотрев возможность истребования, в том числе и Республикой Беларусь, своих культурных ценностей, в то же время закре­пил нормативные условия, сильно затрудняющие воплощение в жизнь данной возможности, видимо, в целях сохранения права собственности и максимальной защиты находящихся на его территории перемещенных культурных ценностей от законных претензий бывших советских республик», — считает юрист Эдуард Король.

Между тем, как отмечал в феврале 2020 года канал СТВ, «почти 90% того, что отдавалось [во время войны] в [советский] тыл на вроде бы временное хранение (и этому есть письменные доказательства), так на родину и не вернулось».