Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Зачем России новые территории, если и на старых все плохо? Рассказываем в цифрах, как обстоят дела в регионах РФ
  2. «Это верх наглости и бреда». Спросили мнение жителей украинских территорий, которые Россия признала своими
  3. «Если объявят мобилизацию — это видение нашего великого президента». В военкоматах рассказали, почему белорусы получают повестки на сборы
  4. «Энергоатом»: Российские военные похитили гендиректора Запорожской АЭС
  5. Путин на церемонии подписания договоров о вхождения оккупированных территорий в состав РФ: Люди свой выбор сделали
  6. Лукашенко заявил, что Беларусь делает все, «чтобы остановить кровопролитие» в Украине
  7. Очередное ужасающее преступление. Показываем фото последствий удара по гражданской колонне, выезжавшей из украинского Запорожья
  8. На четверых сотрудников «Белагро» завели уголовные дела за протесты
  9. Украина подает заявку на вступление в НАТО
  10. На Харьковщине нашли расстрелянную колонну из гражданских авто — убиты не менее 20 человек, в том числе и дети
  11. В страшном ДТП в Ивацевичском районе погибли четыре человека. Возбуждено уголовное дело
  12. Видимость — не более 500 метров. Белгидромет объявил на воскресенье оранжевый уровень
  13. Украинские войска вошли в город Лиман Донецкой области. Минобороны России заявило про отвод войск
  14. Риск полноценного участия Беларуси в войне и прокладки вместо бинтов для мобилизованных. Главное из сводок на 219-й день войны
  15. «В Беларуси ты — никто. Что-то не нравится — всегда найдется замена». Топ-гимнастка — о политике, эмпатии и угрозе ядерного оружия
  16. «Аннексия ничего не меняет, Украина имеет право отвоевать свои территории». Что сказал генсек НАТО на экстренном брифинге
  17. Турция — новая сверхдержава? Рассказываем, как и почему Анкара превращается в одного из ведущих игроков в мировой политике


Не стало Десмонда Туту, одного из самых известных южно-африканских борцов за права человека, лауреата Нобелевской премии мира. Он был верным сторонником Нельсона Манделы и первым чернокожим англиканским епископом в Кейптауне и Йоханнесбурге, которого при жизни называли совестью нации.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Десмонду Туту было 90 лет. Президент ЮАР Сирил Рамафоса заявил, что смерть архиепископа стала «еще одной главой скорби в прощании нашей нации с поколением выдающихся южноафриканцев».

Всего несколько недель назад скончался Фредерик Виллем де Клерк, который был последним белым лидером ЮАР.

Голос бесправных

В годы апартеида Десмонд Туту был голосом бесправных чернокожих африканцев и последовательным критиком режима, поддержавшим бойкот правительства со стороны мирового сообщества.

Когда президентом страны стал Нельсон Мандела, Туту возглавил комиссию правды и примирения, которая добилась больших успехов в реабилитации жертв апартеида и примирении конфликтующих сторон.

Установление демократического режима в Южной Африке — во многом его заслуга, а придуманное им выражение «Радужная страна» стало вторым названием ЮАР после апартеида.

В своей Нобелевской речи, произнесенной 11 декабря 1984 года, он сказал: «До тех пор, пока мы не начнем усердно работать над тем, чтобы дети Господа, наши братья и сестры, члены нашей общей человеческой семьи, имели основные человеческие права, право на полноценную жизнь, право на передвижение, на труд, свободу быть человеком… мы неизбежно будем продолжать идти дорогой саморазрушения, и мы недалеки от самоуничтожения».

Десмонд Туту активно боролся за права человека не только в своей стране. Он был известен как критик режима Роберта Мугабе в Зимбабве и автократических режимов в других странах Африки, а также пытался примирить воюющих жителей Руанды и стороны арабо-израильского конфликта на Ближнем Востоке.

Борьба должна быть праведной

Десмонд Мпило Туту родился в 1931 году в Клерксдорпе, Трансвааль. Его родители говорили на языке коса семьи банту. Когда ему было 12 лет, его семья переехала в Йоханнесбург. Его отец работал учителем, а мать — поваром и уборщицей в учебном заведении для слепых.

По первой профессии Туту тоже был учителем, однако он оставил карьеру после того, как в 1953 году вступил в силу закон «Об образовании банту», который закрепил сегрегацию в южноафриканских школах.

Оставив школу, он пришел в Англиканскую церковь. На его духовный рост оказали большое влияние многие белые священники ЮАР, в особенности известный противник апартеида, епископ Тревор Хаддлстон.

В 1978 году Туту возглавил Южноафриканский совет церквей. Организация, в которой состояли 13 млн христиан, в основном чернокожих, под руководством Туту потребовала от правительства ЮАР покончить с сегрегацией. Совет церквей активно помогал чернокожим, находившимся в заключении, и их семьям, а также активно выступал против насильственного переселения чернокожих жителей из городов в племенные резервации.

Вручение Туту Нобелевской премии мира в 1984 году стало большим ударом для режима апартеида со стороны международного сообщества. А возведение Туту в архиепископы Кейптауна проходило в присутствии архиепископа Кентерберийского и вдовы Мартина Лютера Кинга.

Как глава Англиканской церкви в ЮАР он продолжал борьбу с апартеидом. В 1989 году он призвал к бойкоту муниципальных выборов и чуть было не сел за это в тюрьму. После этого его не раз задерживала полиция.

Однако мотивы его борьбы всегда были христианскими, а не политическими.

Именно Туту приписывают известное высказывание: «Если вы держите нейтралитет в ситуациях несправедливости, вы выбрали сторону угнетателя. Если слон поставил ногу на хвост мыши, а вы говорите, что нейтральны, мышь не оценит ваш нейтралитет».

В 1985 году он и еще один епископ спасли в пригороде Йоханнесбурга от разъяренной толпы человека, которого подозревали в тайном сотрудничестве с полицией. Священники вытащили несчастного в последний момент, когда на его шею уже была надета облитая бензином автомобильная шина. Туту пристыдил толпу, напомнив, что борьба должна быть праведной и вести ее надо законными средствами.

В 1995 году Нельсон Мандела предложил ему возглавить комиссию правды и примирения — общественную организацию, которая собирала свидетельства жертв апартеида.

Эта комиссия известна тем, что выслушивала не только жертв режима, но и тех, кто совершал насилие. В случае признания вины и раскрытия всех подробностей им была обещана амнистия.

К результатам работы комиссии в ЮАР отнеслись по-разному: ее, в частности, критиковали за то, что не все белые чиновники признали совершенное ими в годы апартеида зло. Однако в целом ее работа стала большим и важным шагом для примирения нации.

Все люди — Божьи дети

В своей общественной деятельности Десмонд Туту не делил людей на своих и чужих, он говорил, что все для него Божьи дети. Он мог приехать на встречу с Ясиром Арафатом и уговаривать его признать государство Израиль, а потом разозлить Израиль, сравнив чернокожих южноафриканцев с арабами Западного берега реки Иордан и сектора Газа.

В начале XXI века он критиковал администрацию чернокожего президента Табо Мбеки — за то, что тот не боролся с бедностью, а сосредоточил богатства страны в руках новой чернокожей элиты.

В середине 1990-х у Туту обнаружили рак простаты. Он публично рассказал о своем диагнозе, для того чтобы сподвигнуть мужчин в своей стране чаще ходить на медосмотр.

В последние годы своей жизни он, уже покинув пост архиепископа, но оставаясь совестью нации, возвышал голос за права геев и против гомофобии в своей Англиканской церкви.

«Я бы не стал молиться гомофобному Богу и не хотел бы попасть в гомофобный рай. Я бы предпочел отправиться в ад», — говорил он. В 2015 году его дочь Мфо Туту вступила в Нидерландах в брак с женщиной, и отец благословил их союз.

До самого конца он оставался человеком с активной гражданской позицией: высказывался в поддержку мусульман Мьянмы и борьбы с пандемией ВИЧ, призывал судить Буша и Блэра за войну в Ираке, осуждал Дональда Трампа за то, что тот признал Иерусалим столицей Израиля, и даже успел познакомиться с первенцем принца Гарри и Меган Маркл.

Также незадолго перед смертью он неожиданно для многих высказывался в пользу эвтаназии — несмотря на то, что Англиканская церковь не одобряет ее. По его мнению, человеческую жизнь не обязательно сохранять любой ценой: смертельно больные люди должны иметь право уйти с достоинством, считал Туту.