Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  2. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  3. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  4. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  5. Зась об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ: Консолидированной позиции нет
  6. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  7. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  8. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  9. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  10. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  11. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  12. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  13. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  14. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  15. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  16. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения


Не стало Десмонда Туту, одного из самых известных южно-африканских борцов за права человека, лауреата Нобелевской премии мира. Он был верным сторонником Нельсона Манделы и первым чернокожим англиканским епископом в Кейптауне и Йоханнесбурге, которого при жизни называли совестью нации.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Десмонду Туту было 90 лет. Президент ЮАР Сирил Рамафоса заявил, что смерть архиепископа стала «еще одной главой скорби в прощании нашей нации с поколением выдающихся южноафриканцев».

Всего несколько недель назад скончался Фредерик Виллем де Клерк, который был последним белым лидером ЮАР.

Голос бесправных

В годы апартеида Десмонд Туту был голосом бесправных чернокожих африканцев и последовательным критиком режима, поддержавшим бойкот правительства со стороны мирового сообщества.

Когда президентом страны стал Нельсон Мандела, Туту возглавил комиссию правды и примирения, которая добилась больших успехов в реабилитации жертв апартеида и примирении конфликтующих сторон.

Установление демократического режима в Южной Африке — во многом его заслуга, а придуманное им выражение «Радужная страна» стало вторым названием ЮАР после апартеида.

В своей Нобелевской речи, произнесенной 11 декабря 1984 года, он сказал: «До тех пор, пока мы не начнем усердно работать над тем, чтобы дети Господа, наши братья и сестры, члены нашей общей человеческой семьи, имели основные человеческие права, право на полноценную жизнь, право на передвижение, на труд, свободу быть человеком… мы неизбежно будем продолжать идти дорогой саморазрушения, и мы недалеки от самоуничтожения».

Десмонд Туту активно боролся за права человека не только в своей стране. Он был известен как критик режима Роберта Мугабе в Зимбабве и автократических режимов в других странах Африки, а также пытался примирить воюющих жителей Руанды и стороны арабо-израильского конфликта на Ближнем Востоке.

Борьба должна быть праведной

Десмонд Мпило Туту родился в 1931 году в Клерксдорпе, Трансвааль. Его родители говорили на языке коса семьи банту. Когда ему было 12 лет, его семья переехала в Йоханнесбург. Его отец работал учителем, а мать — поваром и уборщицей в учебном заведении для слепых.

По первой профессии Туту тоже был учителем, однако он оставил карьеру после того, как в 1953 году вступил в силу закон «Об образовании банту», который закрепил сегрегацию в южноафриканских школах.

Оставив школу, он пришел в Англиканскую церковь. На его духовный рост оказали большое влияние многие белые священники ЮАР, в особенности известный противник апартеида, епископ Тревор Хаддлстон.

В 1978 году Туту возглавил Южноафриканский совет церквей. Организация, в которой состояли 13 млн христиан, в основном чернокожих, под руководством Туту потребовала от правительства ЮАР покончить с сегрегацией. Совет церквей активно помогал чернокожим, находившимся в заключении, и их семьям, а также активно выступал против насильственного переселения чернокожих жителей из городов в племенные резервации.

Вручение Туту Нобелевской премии мира в 1984 году стало большим ударом для режима апартеида со стороны международного сообщества. А возведение Туту в архиепископы Кейптауна проходило в присутствии архиепископа Кентерберийского и вдовы Мартина Лютера Кинга.

Как глава Англиканской церкви в ЮАР он продолжал борьбу с апартеидом. В 1989 году он призвал к бойкоту муниципальных выборов и чуть было не сел за это в тюрьму. После этого его не раз задерживала полиция.

Однако мотивы его борьбы всегда были христианскими, а не политическими.

Именно Туту приписывают известное высказывание: «Если вы держите нейтралитет в ситуациях несправедливости, вы выбрали сторону угнетателя. Если слон поставил ногу на хвост мыши, а вы говорите, что нейтральны, мышь не оценит ваш нейтралитет».

В 1985 году он и еще один епископ спасли в пригороде Йоханнесбурга от разъяренной толпы человека, которого подозревали в тайном сотрудничестве с полицией. Священники вытащили несчастного в последний момент, когда на его шею уже была надета облитая бензином автомобильная шина. Туту пристыдил толпу, напомнив, что борьба должна быть праведной и вести ее надо законными средствами.

В 1995 году Нельсон Мандела предложил ему возглавить комиссию правды и примирения — общественную организацию, которая собирала свидетельства жертв апартеида.

Эта комиссия известна тем, что выслушивала не только жертв режима, но и тех, кто совершал насилие. В случае признания вины и раскрытия всех подробностей им была обещана амнистия.

К результатам работы комиссии в ЮАР отнеслись по-разному: ее, в частности, критиковали за то, что не все белые чиновники признали совершенное ими в годы апартеида зло. Однако в целом ее работа стала большим и важным шагом для примирения нации.

Все люди — Божьи дети

В своей общественной деятельности Десмонд Туту не делил людей на своих и чужих, он говорил, что все для него Божьи дети. Он мог приехать на встречу с Ясиром Арафатом и уговаривать его признать государство Израиль, а потом разозлить Израиль, сравнив чернокожих южноафриканцев с арабами Западного берега реки Иордан и сектора Газа.

В начале XXI века он критиковал администрацию чернокожего президента Табо Мбеки — за то, что тот не боролся с бедностью, а сосредоточил богатства страны в руках новой чернокожей элиты.

В середине 1990-х у Туту обнаружили рак простаты. Он публично рассказал о своем диагнозе, для того чтобы сподвигнуть мужчин в своей стране чаще ходить на медосмотр.

В последние годы своей жизни он, уже покинув пост архиепископа, но оставаясь совестью нации, возвышал голос за права геев и против гомофобии в своей Англиканской церкви.

«Я бы не стал молиться гомофобному Богу и не хотел бы попасть в гомофобный рай. Я бы предпочел отправиться в ад», — говорил он. В 2015 году его дочь Мфо Туту вступила в Нидерландах в брак с женщиной, и отец благословил их союз.

До самого конца он оставался человеком с активной гражданской позицией: высказывался в поддержку мусульман Мьянмы и борьбы с пандемией ВИЧ, призывал судить Буша и Блэра за войну в Ираке, осуждал Дональда Трампа за то, что тот признал Иерусалим столицей Израиля, и даже успел познакомиться с первенцем принца Гарри и Меган Маркл.

Также незадолго перед смертью он неожиданно для многих высказывался в пользу эвтаназии — несмотря на то, что Англиканская церковь не одобряет ее. По его мнению, человеческую жизнь не обязательно сохранять любой ценой: смертельно больные люди должны иметь право уйти с достоинством, считал Туту.