Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  2. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  3. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  4. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  5. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики
  6. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  7. Минфин Польши объяснил, зачем ввели запрет на ввоз автомобилей в Беларусь
  8. «Свалить на предыдущего правителя не получится». Экономист ответил Лукашенко, «почему тормозим» (похоже, политик загнал себя в ловушку)
  9. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
  10. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  11. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  12. «Мы придем к вам с простыми беларусами, прессой». Вероника Цепкало обратилась к Шведу и покупателям ее конфискованной квартиры
  13. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  14. «Не покупайте билеты на автобусы». Беларусам рекомендуют пересекать границу с Польшей по новой схеме
  15. Екатерина Снытина помогла «Лондон Лайонс» выиграть баскетбольный Еврокубок. Беларуска впервые победила в этом турнире
  16. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»


Лыжные гонки на Олимпиаде — это всегда зрелищно и престижно. Но что значит пробежать одну гонку? Сколько нюансов нужно учесть до старта и во время самих соревнований? Как одно выступление может стать символом мужества и терпения? Перед грядущими Играми в Пекине блог «Отражение» поговорил о самой памятной гонке с многолетним лидером сборной Беларуси Сергеем Долидовичем. Он — единственный лыжник в истории, который принимал участие в семи Олимпиадах (1994−2018), а также в двенадцати чемпионатах мира подряд (1995−2017). Мы перепечатываем этот текст.

Фото: Reuters

«В скольжении всегда проигрывали»

— Без сомнений, самые яркие впечатления — Олимпиада в Сочи. 23 февраля 2014 года. Масс-старт на 50 км, когда занял пятое место. Лыжный марафон. Показал свой лучший результат в карьере на Олимпиадах. Мне было 40 лет, — начинает вспоминать Долидович. — Гонка была свободным стилем — моим любимым. На Играх чередуются классика и конек. В классическом стиле катания тяжелее добиться скольжения, а мы тут всегда проигрывали. Что говорить, если самому порой приходилось мазать лыжи, подбирать оптимальную пару — в других командах это делают специальные сервис-бригады.

— Все спрашивали, как я мог конкурировать в 40 лет, — продолжает Сергей. — Но, во-первых, длинная дистанция — это не десятка и не 15 км. Во-вторых, масс-старт — не гонка с раздельным стартом. Иначе вряд ли бы зацепился даже за топ-10.

Долидович рассказывает об особенностях этого вида программы.

— В масс-старте никто не летит сразу. Обычно первые 30 км спортсмены идут плотной группой. В марафоне важны опыт, тактика, умение распределять силы по дистанции. И, конечно, «терпелка». Даже лыжник не самого высокого уровня может на 50 км терпеть до конца. В Сочи были плотные результаты — в минуте финишировали 25 человек. А решалось все фактически на последнем подъеме.

«Не был уверен в себе»

Лыжник вспоминает, что в тот день светило солнце и был сухой воздух.

— В холод и при высокой влажности чувствовал себя не очень — проблемы с бронхами с 16 лет. А в Сочи повезло с погодой. Все совпало. Скольжение было неплохим. За 50 км только один раз поменял лыжи, как почти все (по правилам это можно сделать не больше двух раз). Я бежал на своей лучшей паре и на лучшей паре нашего лыжника Александра Лазутника. Он не участвовал в марафоне и сильно помог мне с лыжами.

Интересуемся, в чем специфика трассы в Сочи.

— Длинные подъемы и очень длинные спуски. Люди пытались оторваться на 10−15 секунд, но на выкате со спусков пелотон их быстро «съедал», — комментирует Сергей.

Долидович говорит, что знал профиль трассы.

— За год до Игр у нас была предолимпийская неделя. Россияне, конечно, катались там больше, но не думаю, что это стало весомым фактором (в тройке призеров марафона были только хозяева Олимпиады — Прим. Zerkalo.io). Помню забавный момент. На той самой предолимпийской неделе я бежал рядом с финном Сами Яухоярви, который в 2014-м выиграл «золото» в спринтерской эстафете. У него была где-то встроена камера, хотя трассу не разрешалось снимать. Датчики засекли финна, его остановили. Пришлось мне объяснять местным, что он — спортсмен, а не шпион. Яухоярви отделался легким испугом (улыбается).

Сергей признается, что смазал концовку марафона.

— Сам профукал финиш. Не был уверен в себе. Наверное, это отголоски не лучших результатов в предыдущих гонках (53-е место на 15 км с раздельным стартом и 33-е место в скиатлоне — Прим. Zerkalo.io), — рассказывает Долидович. — Все это понимаешь уже задним числом. Был далековато от лидеров перед последним подъемом. Не говорю, что обязательно выиграл бы медаль. Все-таки возраст, да и не лучшие спринтерские качества. Но был бы точно ближе, чем итоговые 13−14 секунд, которые уступил призерам. Разбирался бы с ними на финише.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Можно начинать гонку с полным мочевым пузырем»

Спрашиваем у Сергея про его рацион перед гонкой.

— Как я говорю начинающим спортсменам: «Бегаешь на том, что съел накануне вечером». Шутки шутками, но так и есть. Физиология, — объясняет Долидович. — В Сочи гонка начиналась в 11 утра. Приходишь на завтрак — ничего не лезет. Любой человек волнуется — даже флегматик. Что-то запихиваешь в себя, потому что надо. Короче, легкий перекус. Главное — выпить энергетический гель до старта (минут за 20) и питаться во время гонки.

Долидович говорит, что бананы и гели стали его неотъемлемыми спутниками.

— Я как-то бежал 70 км на чемпионате России в Мончегорске. И специально подсчитал, что за время гонки съел около трех килограммов бананов и выпил три литра изотоников. Но там, конечно, гонка не была такой скоростной, как на Олимпиаде. Питаться нужно обязательно, даже через силу. Потому что после 40 км чувствуешь нехватку каждого кусочка. В Сочи у белорусов было два пункта питания. Меня кормили Лазуткин и Настя Дуборезова (лыжница и биатлонистка, которая раньше выступала за Беларусь, а сейчас бегает за Финляндию под фамилией Киннунен — Прим. Zerkalo.io).

Сергей вспоминает, что на единственной победной гонке на этапе Кубка мира в 2001 году ел шоколад.

— Он долго пережевывается. Кто знает: когда «Сникерс» едят на спор, то его невозможно быстро прожевать. Но тогда еще не было гелей.

Долидович признается, что по ходу гонки не хочется в туалет.

— Если нужно перед стартом, то идешь. А так можно хоть начинать дистанцию с полным мочевым пузырем — это даже хорошо. Все «высасывает». У лыжников проблем с желудком нет. Наоборот, приходишь после марафона на допинг-контроль, пьешь воду и два часа не можешь сдать пробу — организм полностью обезвожен. У меня после Сочи было минус несколько килограмм. Рабочий вес — 73 кг, а домой приехал — меньше 69.

«Нельзя выиграть масс-старт на плохих лыжах»

По словам Долидовича, у него не было суеверий.

— Разве что в детстве загонялся, но не во время профессиональной карьеры. А так главное — работа лыж. Только это и волновало, — отмечает Сергей. — Скольжение можно оценивать уже к первому-второму спуску. Если лыжи не катили, то становилось понятно, что буду неконкурентоспособен. И как бороться с людьми, которые моложе, показывают лучше результаты и еще улетают на спусках? Итоговый результат зависит на 30−40% от скольжения. Нельзя выиграть масс-старт на плохих лыжах. Даже чемпионат Беларуси.

Во время гонки в Сочи Долидович концентрировался на нюансах.

— Смотришь на соперников, анализируешь. В масс-старте нужно все время думать. Очень важно находить участки, где можно сэкономить силы, а для этого необходим ситуативный анализ. Молодые порой думают, что отлично себя чувствуют — и море по колено. Но это марафон. Здесь каждое движение, усилие должны быть целенаправленными. Неудивительно, что масс-старты в основном выигрывают состоявшиеся гонщики.

Зрители, по словам Сергея, не влияли на выступление.

— В Норвегии, где лыжные гонки очень популярны, болельщиков слышно. Но не в Сочи. К тому же, на Олимпиаде они располагаются на стадионе, а не по ходу трассы.

Спал, вспоминает Долидович, накануне мало.

— Проснулся около пяти утра. В Сочи практически наступила весна, светило солнце. В горах рано светает. Лежишь и «бьешь копытами», мол, когда уже мой старт. Был чуткий сон. Да и не вспомню ни одной гонки, когда пришлось бы вставать с будильником.

«Думал, скажу, какой я красавчик в 40 лет»

По словам Долидовича, никто не ждал от него успешного выступления в Сочи.

— После финиша не было особой радости. Пробежал — и пробежал. Зацепило другое. В микст-зоне не встретил ни одного белорусского журналиста. Все дают интервью, а наших нет. И я такой: «Б!!! С… (собака женского рода — Прим. Zerkalo.io)!» Думал, скажу, какой я красавчик в 40 лет, белорусы тоже могут иногда бороться, а тут никого (смеется).

Никто не верил в мои перспективы. Видно, не смотрели предыдущие результаты и не понимали, что это будет моя гонка. Даже в уважаемой мною на тот момент — обязательно напишите «на тот момент» — газете «Прессбол», где анализировали шансы. Я это хорошо помню.

Сергей поделился и другой любопытной историей.

— Я это никогда не рассказывал. Масс-старт проводился в последний день Олимпиады. За два дня до гонки попросил разрешенную фармакалогию. Мне нужен был препарат, реально эффективный. Но один известный доктор (не буду называть фамилию) заявил: «Сергей, извини, мы уже замки повесили на чемоданы. Все упаковали. Ничем не можем помочь». Я был немного в шоке, мол, как так, приехал на Олимпиаду ради марафона! Зато после 50 км этот человек первым прибежал поздравлять меня. Даже сказал, что понесет мою сумку! Смех сквозь слезы.

Долидович говорит, что и после Игр не поднял шум.

— Лукашенко вручал мне Орден Почета. И спросил, чего не хватило. Я промолчал и спас того врача. Хотя можно лишь предполагать, куда девались лекарства. Опять же: это не значит, что с тем препаратом точно выиграл бы медаль. Но именно из таких мелочей складывается результат. А так Лукашенко сказал, что я сам проиграл гонку. И я согласился при всех нюансах. Мне не хватило наглости, уверенности.

За пятое место в Сочи Долидовичу дали президентскую стипендию.

— Три года получал около тысячи долларов. Ну и после Сочи вручили Орден. Не за результат на Олимпиаде, а за всю карьеру. Симпатичный, всем показывал. После выборов в 2020-м думал, что с ним делать. Решил, что не буду возвращать, — считаю, я его заслужил. Может, кто-то сейчас осудит, но я разделяю эти моменты. С одной стороны, отношение Лукашенко к сохранению власти, и с другой — то признание моих заслуг.

«Лентами от медалей привязывал глушитель»

Спустя годы появился шанс, что Долидович все-таки получит «бронзу». Александра Легкова и Максима Вылегжанина, которые заняли первое и второе места, дисквалифицировали за нарушение антидопинговых правил. Но в итоге апелляцию россиян удовлетворили и их не лишили наград.

— Я спокойно следил за той ситуацией, — вспоминает Сергей. — Побеждать надо было на трассе. Вручили бы мне «бронзу» — все равно чувствовал бы, что она не моя. Я стал пятым. Поэтому рад за ребят, что у них остались медали.

Долидович уверяет, что никогда не пересматривал тот масс-старт.

— Сейчас я — тренер. Чего уже ностальгировать? Жена смотрела. А детям и как-то неинтересно. У них своя жизнь, приоритеты.

По словам Долидовича, он не хранит дома кубки и медали.

— Не хочу, чтобы что-то напоминало о спорте. Все — в деревне на балконе. Такая авоська. Был у меня тренер на заре выступлений. Он говорил: «Начинай каждый сезон как перворазрядник». Мне это запало в душу. Перед каждым сезоном осознавал, что нужно все доказывать заново. Ничего не будет, если начну думать, что я лучший.

— Даша (средняя дочка лыжника, которую дисквалифицировали на год — Прим. Zerkalo.io) сейчас все хранит. Ей дороги медали, призы. Когда-то и я собирал, — сравнивает Сергей. — Но, извините, когда тебя в 25 лет на чемпионате Беларуси награждают грамотой, причем написанной от руки, где даже нет печати… У меня был Ford Escort в 2000-м году. Отломался глушитель. И я лентами от медалей, которые вручали на чемпионате страны, его привязывал. Если тебя так «ценят», то и к этим наградам соответствующее отношение.