Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Новые выборы — хоть через десять лет. Разбираемся, что будет происходить в Беларуси в случае смерти Лукашенко
  2. Россия пытается победить, бомбя энергосистему Украины. 30 лет назад такую тактику описал офицер США — вот к каким выводам он пришел
  3. Секс — лишь до 37 лет. Рассказываем о мыслителе, который отказался от личной жизни и сделал свой народ свободным
  4. Компания МТС объявила, что повышает стоимость некоторых услуг, вводит изменения по кешбэку и анонсировала новый способ расчета
  5. Дезинформация, рост потерь и Россия боится возможного наступления ВСУ через Днепр. Главное из сводок на 278-й день войны
  6. Замедление инфляции до 7−8%, плавающий курс. Лукашенко утвердил основные направления денежно-кредитной политики на 2023 год
  7. В Минске проходит прощание с Владимиром Макеем. Туда пришел и Александр Лукашенко
  8. Из-за снегопада в Беларуси были обесточены 945 населенных пунктов
  9. ВСУ освободят Крым или россияне превратят его в крепость? Разбираемся, изучая опыт предыдущих попыток вторжения на полуостров
  10. Под Чаусами Audi влетела в дерево и загорелась — погибли три девушки
  11. «Запланирована контрольная явка на пункты сбора». Военкоматы — о сверке данных военнообязанных и слухах о скрытой мобилизации
  12. Дело правозащитников «Вясны», в том числе нобелевского лауреата Алеся Беляцкого, передали в суд. В чем их обвиняют
  13. Разочарование Катара, чудо от Марокко и Ирана. Обзор второго тура чемпионата мира по футболу
  14. «Сначала логотипы убрали, потом вернули, а сегодня снова сняли». Узнали, что происходит с «МакДональдсом» в Минске в эти выходные


Лидер демократических сил Беларуси Светлана Тихановская выступила на 58-й Мюнхенской конференции по безопасности. На ежегодном мероприятии, собравшем больше 30 лидеров стран и правительств и более сотни глав внешнеполитических и оборонных ведомств, политик была единственной персоной, представлявшей Беларусь. Сразу после завершения трехдневного мероприятия спросили Светлану Тихановскую об итогах официальных дискуссий и кулуарных встреч, а также о ее отношении к референдуму и проекту новой Конституции.

Выступление на панельной дискуссии вместе с белорусским писателем Сашей Филипенко и министром Германии по культуре и СМИ Клаудией Рот. Фото пресс-службы Светланы Тихановской.
Выступление на панельной дискуссии вместе с белорусским писателем Сашей Филипенко и министром Германии по вопросам культуры и СМИ Клаудией Рот. Фото пресс-службы Светланы Тихановской.

«Евросоюз будет обсуждать санкции против официального Минска»

— Очевидно, во время конференции затрагивались вопросы ситуации в регионе и в Беларуси. Что в основном говорилось по этому поводу, что самое важное вы услышали по вопросу Беларуси?

— Ситуация в регионе вызывает озабоченность. Понятно, что внимание сейчас приковано к Украине. Но при этом мы подчеркивали, что важно не терять из фокуса Беларусь, потому что суверенитет и независимость нашей страны — это гарантия как минимум мира в Беларуси. Мы донесли эту позицию до всех лидеров. Нас услышали и заверили, что никакие попытки поставить под угрозу суверенитет не останутся без ответа.

Мы планируем поднять вопрос событий в Беларуси перед членами Совбеза ООН. На днях, не дожидаясь референдума, Евросоюз будет обсуждать санкции [против официального Минска]. Европу волнуют два пункта в проекте новой Конституции — это потеря нейтрального и безъядерного статуса.

— В Мюнхене не было представителей официального Минска. Но изначально, когда вас приглашали на конференцию, рассчитывали ли вы, что они все же будут и вы сможете пообщаться? Были ли у вас планы или ожидания от таких встреч и возможного диалога?

— На этапе подготовки мы общались с организаторами конференции по этому поводу. Как я обычно говорила, мы готовы к диалогу, и почему бы не использовать площадку конференции для переговоров?

Мы в общем не отказываемся от этой идеи и сейчас общаемся с некоторыми странами и международными организациями, которые помогли бы нам, выступив в роли медиаторов.

— С кем в целом вы готовы вести переговоры из действующих представителей власти, если так случится, что решение судьбы Беларуси будет приниматься без участия фигуры Александр Лукашенко (что может произойти по разным причинам)?

— Очевидно, это должны быть люди, которые принимают решения или могут представлять интересы конкретной группы людей — крупный бизнес, региональные руководители, силовики, армия, чиновники — бывшие или настоящие.

Вообще не думаю, что когда начнутся переговоры, то за столом будет Лукашенко. К сожалению, пока его приближенные не готовы говорить. Они хотят общаться с Западом, но так, чтобы там не было Тихановской, не было представителя белорусского народа.

— Представителей Москвы тоже не было. А с ними планировали варианты встреч и переговоров?

— Мы готовы разговаривать со всеми, кто может помочь освободить людей из тюрем, остановить кризис, насилие и беззаконие в стране. Но мы требуем уважать наш суверенитет.

Мне так часто напоминают фразу про мудрого Путина («Вы понимаете, все-таки Владимир Путин — мудрый руководитель. Он же понимает, что все, что говорится, — это фантазии одного человека. И он понимает, что мы всегда говорили, что открыты к диалогу», — так Светлана Тихановская высказалась в сентябре 2020 года. — Прим. Zerkalo.io). Тогда у меня была вера в то, что Кремль может не мешать воле белорусов.

Если бы контакты с Кремлем состоялись сейчас, я бы сказала то же самое, что говорила на каждой встрече в Мюнхене, что Беларусь — это независимое государство, и наша независимость не может быть разменной монетой в решении чужих конфликтов.

«Нельзя позволить Лукашенко спрятаться за российско-украинским кризисом»

— Из представителей Беларуси на конференции были только вы. В каком статусе? Относились ли к вам как к официальному представителю страны?

— На всех табличках было написано «Светлана Тихановская. Беларусь», и относились ко мне как к представителю белорусского народа. Хотя ко мне многие обращаются, называя президентом, чаще лидером демократической Беларуси.

Но я обращаю внимание на дела, а не статусы. Если нам удается прорабатывать такие серьезные и крупные проекты, как тот же план Евросоюза для демократической Беларуси на 3 млрд евро (это ведь первый в истории случай, когда такое партнерство произошло с неправительственной организацией), то вопрос о том, что написано на табличке, волнует в гораздо меньшей степени.

— За последние полтора года вы наработали хороший политический опыт, провели много встреч с лидерами государств. Как себя чувствовали на конференции? Были ли спокойствие и уверенность?

— Во время конференции, как и других встреч, я уже не чувствую то волнение, которое было поначалу. В большей степени присутствует ответственность и понимание, что нужно выдержать довольно плотный график. У меня было по несколько десятков встреч каждый день. К каждой из них ты должна быть готова, чтобы она прошла не только ради фотографии, а с пользой и в будущем привела к реальным результатам, новым контактам.

На конференции было много уже знакомых мне людей. Знаете, есть одно интересное наблюдение, многие собеседники за последние полтора года поменяли должности. Например, за последние полгода я успела повстречаться с тремя канцлерами Австрии, а у нас тем временем один начальник уже 28 лет не может выбраться из кресла. В демократических странах политика живая, она работает как динамичная система, а не опасная, как в нашем случае вертикаль власти. В Швеции невозможно представить, чтобы человек, на какой бы он ни был должности, смог сказать, что «мы должны спросить у старшего брата». Никто в Канаде не может поставить под угрозу суверенитет страны в угоду своей власти, ведь там существует разделение властей, есть сдержки и противовесы. Это как раз то, к чему стремится Беларусь.

— У вас было много личных встреч, но они были достаточно быстрыми. Какие из них считаете наиболее продуктивными и важными? Кроме заверений о поддержке Беларуси и ее стремления к демократии, были какие-то конкретные практические договоренности?

— На этой конференции двусторонние встречи не могут занимать больше 30 минут. Это делается для того, чтобы все могли пообщаться друг с другом. Я провела более 30 таких встреч с представителями 18 стран. Из них 12 — с министрами иностранных дел, три — с президентами и премьерами, с представителями десяти международных организаций. Из наиболее важных — встреча с госсекретарем США Энтони Блинкеном и десятью самыми влиятельными сенаторами США.

Светлана Тихановская и госсекретарь США Энтони Блинкен. Фото пресс-службы Светланы Тихановской.

Я хотела донести им, что Беларусь — ключевая точка для региональной безопасности, и, как я говорила ранее, вопрос демократии взаимосвязан с вопросом независимости. Подчеркнула, что нельзя позволять Лукашенко прятаться за российско-украинским кризисом.

С президентом Черногории Мило Джукановичем и министром иностранных дел Болгарии Теодорой Генчовска говорили про программы реабилитации для детей из семей политзаключенных и их самих после того, как они будут освобождены.

С еврокомиссаром по внутренним делам Ильвой Юханссон общались по поводу упрощения миграционных правил для белорусов. С Биллом Гейтсом и представителями компании BMW был разговор про будущее, про инвестиции. С технологическими компаниями, которые я не буду называть, говорили о предоставлении белорусам инструмента для обхода блокировок и доступа к интернету в случае его отключения.

Коротко пообщались с главой МВФ Кристалиной Георгиевой — нас заверили, что никаких траншей режиму больше не будет.

Главное для меня не сами встречи, а их результат, поэтому мой офис продолжил коммуникации на рабочем уровне, чтобы договоренности превратились в реальные дела.

«Референдум не помогает решить политический кризис»

— Российские войска после учений пока не планируют выводить с территории Беларуси. Как вы оцениваете это решение, предпринимаете ли вы попытки вступить в диалог с Москвой и добиться гарантий вывода войск с белорусской территории и нормализации ситуации в регионе?

— Есть реальные и обоснованные опасения, потому что, то, что называется учениями на территории Беларуси, связано с украинско-российским конфликтом. Белорусская территория используется для давления на Украину. И все это делается с согласия и при поддержке режима. Но никто не спрашивал белорусов, хотят ли они, чтобы наша страна стала плацдармом для каких-либо военных конфликтов.

Более того, чужие войска на нашей территории — это всегда опасность. Мы убеждены, что российские войска должны быть выведены с территории Беларуси. Мы узнали, что они останутся в нашей стране под предлогом новых учений и военной активности на Донбассе. Но это противоречит нашим национальным интересам. Более того, складывается ощущение, что бывший президент больше не имеет контроля над ситуацией и не является гарантом суверенитета. Помните, как представители режима говорили: «Любимую не отдают». А сейчас мы видим, что каждый день они именно это и делают, помимо воли людей.

У нас нет контактов с Москвой. Но если мой разговор с представителями России поможет вывести войска из Беларуси, то, конечно, я готова общаться.

Встреча с Билом Гейтсом. Фото пресс-службы Светланы Тихановской.

— Через неделю пройдет референдум. Какие у вас ожидания?

— Ожиданий никаких, потому что так называемый референдум — это имитация. А все происходящее вокруг него — это фарс: члены избиркомов засекречены, формируются отряды, чтобы их охранять непонятно от кого. Хорошо, что хоть вопросы не засекретили.

Референдум не помогает решить ни политический кризис, ни экономический, ни освободить политзаключенных, ни укрепить суверенитет или легитимизировать то, что уже потеряло легитимность. Нам остается продемонстрировать несогласие с этим действием.

— Какое у вас лично отношение к проекту новой Конституции, ведь когда-то, может быть, вам придется какое-то время при ней жить и работать?

— Поскольку режим нелегитимен и с момента тайной инаугурации Лукашенко не имеет права принимать никаких решений от имени белорусов, это значит, что белорусы имеют полное право все его решения отменять.

Мы не признаем ни референдум, ни Конституцию. Мы готовим проект предложений на переходный период на случай транзита власти, в котором пропишем, как видим работу ЦИК, госорганов до проведения выборов.

— Когда вы ожидаете изменений в стране? Что могло бы послужить триггером, способным привести к реальной смене власти в Беларуси?

— Я бы сказала, что не существует единственного триггера, который все изменит. Такие режимы, как в Беларуси, можно разрушить только ежедневной и настойчивой работой. Конечно, было бы комфортней назвать какой-то отрезок времени, на который можно затаиться, ничего не делать и просто ждать. Но правда в том, что только от нас с вами зависит, когда эти перемены наступят.