Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко предупредил страны ЕАЭС: Последствия санкций затронут всех, отсидеться не получится
  2. Новые планы по захвату Киева, народное ополчение в Беларуси и третья линия обороны. Девяносто третий день войны
  3. Под Брестом задержали родителей известной оперной певицы Маргариты Левчук. Их оштрафовали за «неподчинение сотрудникам милиции»
  4. В Беларуси на пятницу объявили оранжевый уровень опасности
  5. Стало известно, кому и сколько в качестве компенсации морального вреда должна выплатить Софья Сапега
  6. «Один вопрос: за что?» Монолог жительницы Мариуполя, которая пережила обстрелы, застала оккупацию и покинула город в начале мая
  7. «Принимаем документы из дружественных стран». По «тунеядскому» декрету ввели новшества (тем, кто уехал из страны, вряд ли понравятся)
  8. Отменяют лимиты по валюте, возвращают кредиты и пересматривают ставки по вкладам. Банки вводят очередные новшества
  9. Лукашенко назвал учения НАТО у границ Беларуси разведкой будущего «театра военных действий»
  10. «Осуждаем войну как нарушение Божьей заповеди „Не убий!“» Украинская православная церковь отделилась от РПЦ
  11. Потерян Лиман, Северодонецк окружают: Украина проигрывает в битве за Донбасс? Разбираемся, что происходит на восточном фронте
  12. Российские «Искандеры» под Лунинцем, зерно в обмен на санкции, жесткие кадры обстрела Харькова. Девяносто второй день войны
  13. «Личная армия Путина». Что известно о ЧВК Вагнера, бойцов которой обвиняют в преступлениях в Украине?
  14. МВД выделят дополнительные деньги из республиканского бюджета
  15. Российские войска в оккупированных районах готовят «третью линию обороны». Главное из сводок штабов на 93-й день войны
  16. Россия попытается создавать «меньшие котлы» вместо широкомасштабного окружения. Главное из сводок штабов на 92-й день войны
  17. В Беларуси будет создано «народное ополчение»
  18. Дожди, порывистый ветер и до +21°С. Все о погоде в выходные
  19. Белорусский солдат сбежал из части и направился в сторону Литвы. Его разыскивают
  20. В Речице умер ребенок, пострадавший в ДТП с участием трактора
  21. В Запорожье заявили, что хотят в состав России, потому что так было «сотни лет». Рассказываем, как формировались границы Украины


Вчера стало известно, что Россия и Беларусь решили продолжить совместную проверку сил реагирования из-за обострения на Донбассе. Напомним, учения двух стран проходили в Беларуси с 10 февраля и по изначальному плану заканчивались 20 февраля. После этого белорусскую территорию должны были покинуть российская техника и военные (ранее в этом на пресс-конференции белорусов убеждал глава МИД Владимир Макей). Но что стоит за обратным решением белорусских властей? Что это значит для белорусов и как будет расценено на международной арене? Спросили об этом политических экспертов.

Фото: Олег Некало, «Ваяр»
Фото: Олег Некало, «Ваяр»

«Лукашенко доводят волю „старшего брата“»

То, что российские войска остаются на территории Беларуси после окончания учений, означает, что Кремлю еще нужно время для своих военно-дипломатических игр. Такого мнения придерживается политический аналитик Артем Шрайбман.

— Очевидно, что раз на Донбассе началось обострение, раз все еще идут саммиты, Путину полезно держать постоянную, неисчезающую угрозу Украине. Если бы он все же вывел войска из Беларуси, все бы подумали, что он испугался и начал сдавать назад, — отмечает аналитик.

По его мнению, на международной арене решение оставить российские войска сулит Беларуси усугубление имиджевого кризиса. А в нем белорусская власть пребывает уже очень долго.

— Можно сказать, сейчас наступает его кульминация. В мире все больше растет убеждение, что у Минска нет никакой субъектности в важных вопросах. То, что сначала Макей заявил о выведении войск после конца учений, а затем их решили продлить, показывает, как Лукашенко доводят волю «старшего брата». Он вынужден ее исполнять. Нравится ему это или нет, доволен ли он этим обстоятельством, мы не знаем. Скорее всего, ему уже становится некомфортно. Но так или иначе, большого выбора у него здесь нет, — говорит Шрайбман.

Но зачем Лукашенко оставлять войска и еще больше обострять ситуацию в регионе? Артем Шрайбман объясняет: в случае отказа между двумя сторонами учений — Россией и Беларусью — мог возникнуть конфликт.

— Особенно в ситуации, когда Лукашенко просит кредиты или ведет переговоры о продаже калия через российские порты. Он не в том положении, чтобы делать такие демарши, поэтому делает вид, что это его собственная инициатива, — добавляет аналитик.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

«Называть эти войска „оккупационными“ или фиксировать их „постоянный статус“ пока преждевременно»

Экс-дипломат и аналитик Европейского совета по международным отношениям Павел Слюнькин отмечает, что ответ на вопрос, почему были продлены сроки пребывания российских войск в Беларуси, следует искать в нынешнем напряженном политико-дипломатическом противостоянии России и Запада.

— Изначально войска в нашу страну были введены не столько для проведения учений, сколько для создания военной угрозы в отношении Украины. Военная эскалация — это один из ключевых инструментов, используемых российскими властями для принуждения западных стран к обсуждению своих требований по вопросам архитектуры безопасности в Европе. На данном этапе Россия заинтересована в том, чтобы максимально повышать ставки для Запада, рассчитывая, что угроза войны вынудит его пойти на серьезные уступки и отказаться от своих принципов. Пока в этих переговорах доминирует логика эскалации, у России остается и необходимость держать свои войска в Беларуси, — считает эксперт.

Аналитик отмечает, что мнение Лукашенко по этому вопросу уже во многом носит факультативный характер. Он понимает, насколько важно для руководства России добиться своих целей, и поэтому оказывает ей максимальное содействие. При этом, отмечает Павел Слюнькин, степень его зависимости от Москвы сейчас настолько глубокая, что отказать в такой ситуации «было бы крайне проблематично и потенциально очень опасно для самого себя».

— Однако и называть эти войска «оккупационными» или фиксировать их «постоянный статус» также пока преждевременно. Сейчас они выполняют совершенно иные функции, находятся в военно-полевом режиме, и пока нет признаков того, что десятки тысяч российских военнослужащих планируют разместить в Беларуси на бессрочной основе. Впрочем, нынешняя динамика региональной ситуации очень переменчива, и это не значит, что такие планы у России отсутствуют, и что это невозможно в принципе, — добавляет аналитик.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Присутствие российских военных превращает нас в мишень»

Экс-дипломат и старший исследователь «Центра новых идей» Павел Мацукевич считает, что принятое решение о невыводе войск из Беларуси — это новая глава в конфронтации России с Западом, в которой Беларусь «зачем-то раздувает щеки и пламя».

— Зачем это властям — отдельный вопрос. Беларуси это точно не нужно. Мы здесь снова оказываемся заложниками интересов Лукашенко. Он втягивает нас в конфликт, в котором нет белорусских интересов и не было угроз для Беларуси. Россия и Запад конфликтуют вокруг новой архитектуры безопасности — старый спор о сферах влияния, в котором Беларусь и белорусские интересы не фигурируют. Наших интересов нет в ультимативных предложениях России, адресованных США и НАТО, их нет и в ответах оттуда, — комментирует Мацукевич.

По его мнению, сама ситуация требует от Беларуси совершенно противоположных действий, усилий на понижение напряженности, как это было ранее — до 2020 года.

— Тогда Минск пытался помирить Россию с Украиной, принимал переговоры, старался даже «поженить» ОДКБ с НАТО, позиционируя себя как территорию сопряжения интересов, а не противостояния, как это происходит сейчас. Та роль Беларуси была востребованной, похвальной и выгодной уже хотя бы в имиджевом плане. Сегодняшняя — устрашает Европу, в нас видят угрозу. Присутствие российских военных и вооружений на нашей территории превращает Беларусь в мишень в случае войны. При любом повороте событий Беларусь ничего не выигрывает: ни экономически, ни политически, ни имиджево, а вот риски — военные и санкционные — возрастают, — говорит Мацукевич.

По мнению эксперта, если бы существовала угроза вторжения НАТО или Украины в Ростов или Воронеж, тогда белорусское «бряцание оружием и улюлюканье в сторону Киева можно было бы списать на союзные обязательства перед Россией».

— Но это не тот случай. ЛНР и ДНР, которые могут стать театром активных военных действий, — это Украина, даже исходя из Минских соглашений, на которых настаивает Россия. У нас нет никаких оснований и обязательств совать в это дело свой белорусский нос, — отмечает эксперт.