Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. С 30 мая «Синэво» и другие частные медлаборатории перестанут делать ПЦР-тесты
  2. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  3. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  4. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине
  5. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  6. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны
  7. Мы все опять умрем? Рассказываем об оспе обезьян, которой начали заражаться люди в Европе и США
  8. Минобороны РФ сообщило о полном захвате комбината «Азовсталь» и пленении комбата «Азов». Его вывозили из города на бронеавтомобиле
  9. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  10. Пойдет ли Беларусь войной на Украину, уволенные российские военачальники. Восемьдесят пятый день войны
  11. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  12. Украина призывает РФ забрать тела своих солдат, новое видео из Бучи, последние фото с «Азовстали». Восемьдесят шестой день войны
  13. «Она в отпуске, не знаю, в творческом или принудительном». Как живет исполнительница «Шчучыншчыны», которая верит: «все будет хорошо»
  14. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь
  15. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине
  16. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось


За 12 дней войны президент Украины Владимир Зеленский несколько раз обращался к НАТО с просьбой ввести над страной бесполетную зону. При этом члены альянса предсказуемо отказываются от этой идеи, не желая вступать в прямой конфликт с Россией. Но что в принципе могут сделать в нынешних условиях на Западе, чтобы помочь Украине отразить агрессию? Zerkalo.io спросило об этом политических экспертов.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Украина по-прежнему остро нуждается в поставках средств ПВО и авиации»

Как объясняет экс-дипломат и аналитик Европейского совета по международным отношениям Павел Слюнькин, формы помощи Украине можно условно разделить на две категории — гражданскую и военную. К первой относится финансовая помощь украинским властям, гуманитарные инициативы вроде открытых границ стран ЕС для беженцев, сбор помощи для пострадавших. Сюда же можно отнести и экономическое наступление на страну-агрессора — новые объемные пакеты санкций, отказ от совместных проектов, перекрытие доступа к мировым финансовым рынкам для России.

— В этой части западные страны продемонстрировали феноменальную для себя слаженность, единодушие, быстроту реакции. Проблема, однако, заключается в том, что такие действия неспособны остановить войну, имеют отложенный во времени эффект либо борются в первую очередь с последствиями военной агрессии, а не с ее первопричинами, — отмечает бывший дипломат.

При этом в военной категории, по его словам, все гораздо сложнее.

— Во-первых, Россия является ядерной державой, а Украина не является членом НАТО. Вступать в прямое вооруженное столкновения со страной, угрожающей применить ядерное оружие, за государство, перед которым у блока НАТО нет военных обязательств, западные партнеры Украины, очевидно, не готовы. Закрытое небо, по мнению лидеров большинства стран НАТО, — это одна из форм вступления в войну с Россией. Поэтому такое решение пока не находит поддержки. Но и в части поставок вооружений все далеко не так гладко. Украине до начала войны поставляли лишь символические объемы стрелкового, противотанкового оружия, а некоторые страны, как Германия, и вовсе отказывались это делать. Агрессия России существенно увеличила объем поставок, но их характер поменялся не сильно. Украина по-прежнему остро нуждается в поставках средств ПВО, авиации, но и здесь результат пока очень скромный, для чего есть как политические, так и чисто технические причины. Противоречия между странами-членами блока также гораздо серьезнее, чем по треку гражданской помощи. Такие страны, как Венгрия, и вовсе запрещают использовать свою территорию даже для транзита вооружений для украинской армии.

По мнению Павла Слюнькина, определяющую роль в этом вопросе на себя будут брать США. У них, добавляет эксперт, есть отличное понимание оперативной обстановки в Украине и бо́льшая, в сравнении с западными европейцами, готовность действовать решительно.

— Я думаю, что через какое-то время удастся найти схемы поставок военных самолетов для Украины. Правда, скорее всего, эти объемы будут также не очень велики, и неизвестно, не станет ли это решение слишком запоздалым.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Сдерживающий фактор в поставке военной техники — крайне нервная реакция со стороны России»

Политолог Андрей Казакевич считает, что в западных странах есть консенсус: помощь Украине возможна в любых формах, кроме прямого военного столкновения с вооруженными силами России.

— Такое столкновение опасно не только тем, что может привести к человеческим потерям, но и спровоцирует Россию на применение ядерного оружия с непредсказуемыми последствиями. Именно поэтому введение беспилотной зоны единодушно не поддерживается странами НАТО, так как предусматривает возможность сбивать российские самолеты над территорией Украины.

Что остается? В военном плане есть много вариантов западной помощи: поставка необходимого вооружения, предоставление разведывательных данных, разрешение на участие в войне добровольцев (по умолчанию в большинстве стран это может квалифицироваться как наемничество), помощь в лечении раненых. Большинство из этих опций уже реализуется отдельными странами, можно ожидать расширения такой практики вплоть до поставки самолетов, но на это потребуется время. Кроме того, передача военной техники может ослабить армии соседних стран, а потому потребует механизмов восполнения. Сдерживающими факторами в поставке военной техники является высокая стоимость, а также крайне нервная реакция на это со стороны России, — считает политолог.

По его мнению, в военной сфере между Украиной и Западом остается только одно возможное направление сотрудничества — использование ВСУ военной инфраструктуры соседних стран, в частности аэродромов.

—  В связи с тем, что в самой Украине аэродромы в значительной степени разрушены, украинская военная авиация могла бы совершать боевые вылеты с территории соседних стран. Россия уже заявила, что считает такие действия неприемлемыми и не исключает нанесения ударов по таким аэродромам, но окончательно этот вопрос странами НАТО пока не закрыт.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Возникает вопрос, сможет ли Запад быть последовательным и настойчивым в экономическом бойкоте»

Россия в лице Путина считает Украину и ее территорию исторически, культурно и ментально безоговорочно своей, отмечает экс-дипломат и старший исследователь Центра новый идей Павел Мацукевич. 

—  Можно как угодно к этому относиться — оспаривать, отрицать или считать это случаем из медицины, но на этом основании россияне пришли в Украину с войной. Для Запада Украина скорее чужая, определенно не своя — как дальний родственник, шестая вода на киселе. По крайней мере, Запад не хочет и не готов из-за Украины подставляться под удар, вести за нее войну, как Россия. Смысл всех противоречивых усилий Запада — продемонстрировать солидарность, участвовать и сочувствовать горю, поддерживать морально и материально, но ни в коем случае не дать военным действиям пересечь западные границы Украины, — объясняет аналитик.

Он считает, что у Запада есть большая и вполне закономерная дилемма, в какой степени поддерживать Украину, отсюда проистекают и все «политические шатания — будем поставлять или не будем».

— Связано это с тем, что поддержка влияет на длительность конфликта, жертвы и разрушения. Наращивая военную помощь Украине, Запад понимает, что затягивает конфликт и увеличивает количество жертв. Например, когда СССР воевал в Афганистане, Запад поддерживал моджахедов, в том числе оружием. В результате Советский союз застрял на десять лет и в конце концов ушел из Афганистана. Но одно дело война далеко в Азии, и другое — такой затяжной кровопролитный конфликт прямо под боком.

При этом Павел Мацукевич отмечает, что количество беженцев из Украины на Запад увеличивается с каждым днем.

— Уже очевидно, что счет пойдет на миллионы людей, которым нужен приют и обеспечение. Это очень серьезное испытание для ЕС. Далее — санкции, которые введены в отношении России. Нужно понимать, что они болезненны и для самого Запада, все отказы от бизнеса с Россией — обоюдоострые. Они отразятся на ценах, безработице и не только. Россия не только потребитель, но и поставщик критически важного сырья и материалов. А без них, возможно, тяжело собрать тот самый смартфон или пылесос, который теперь не поставляется в Россию, — добавляет аналитик. — На мой взгляд, есть потенциал для дестабилизации социально-экономической ситуации в западных странах в результате санкционной войны. Возникает вопрос, сможет ли Запад быть последовательным и настойчивым в экономическом бойкоте, который объявил. Кремль и Лукашенко уверены, что это временно, что к ним «приползут на коленях» выпрашивать сотрудничество.