Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине
  2. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия
  3. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  4. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  5. Минобороны РФ сообщило о полном захвате комбината «Азовсталь» и пленении комбата «Азов». Его вывозили из города на бронеавтомобиле
  6. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  7. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  8. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  9. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  10. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине
  11. Мы все опять умрем? Рассказываем об оспе обезьян, которой начали заражаться люди в Европе и США
  12. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны
  13. «Искандеры-М» в Белгородской области и снос памятников. Восемьдесят восьмой день войны в Украине
  14. С 1 июня белорусов ожидают изменения по некоторым жилищно-коммунальным услугам


Война России против Украины не только разрушает судьбы миллионов людей, но и на наших глазах вбивает последний гвоздь в мировой порядок, установившийся после окончания холодной войны. Это должно было произойти еще в 2014 году после аннексии Крыма, но тогда западный мир не решился покинуть свою зону комфорта, предпочтя этому плен иллюзий о сдерживающем эффекте сотрудничества с Москвой. Сейчас же в мировой политике и международной торговле происходят необратимые тектонические сдвиги, которые определят контуры будущего всего европейского континента.

Павел Слюнькин

До сентября 2020 года был сотрудником управления Европы министерства иностранных дел Беларуси. Из-за своей гражданской позиции в связи с протестами после президентских выборов уволился и сейчас является аналитиком Европейского совета по международным отношениям (ECFR).

Формирующийся новый порядок практически не оставляет пространства для полутонов. Россия сознательно встает на путь тоталитаризма и самоизоляции, противопоставляя себя всему цивилизованному миру. Это ставит немногочисленных союзников Москвы перед выбором — преданно следовать за ее авантюрами или начинать вынужденный процесс внутренних трансформаций. Беларусь в таком раскладе имеет, пожалуй, наихудшие позиции среди остальных партнеров России по СНГ.

Действия белорусских властей, начиная с 2020 года, планомерно лишали нашу страну суверенитета, превращая ее в послушного исполнителя российских пожеланий. За неполные два года Беларусь полностью утратила западный вектор внешней политики, попала под рекордные по своему объему международные санкции, Лукашенко от ее имени подписал интеграционные документы с Россией и позволил российским войскам совершить акт агрессии против Украины с южных границ страны.

Но одна красная линия по-прежнему остается непересеченной — армия Беларуси, несмотря на огромное количество слухов об этом, так (пока) и не вторглась в Украину.
И до тех пор, пока этого не произошло, у Беларуси еще есть шанс остановиться в шаге от смертельной пропасти. При этом у Александра Лукашенко осталось не так много потенциальных стратегий для дальнейших действий.

1. Ввод войск

Можно слепо последовать за Россией, отправить белорусских солдат совершать военные преступления против украинцев и вместе с Владимиром Путиным строить у себя дома «новый дивный мир» по образу и подобию Северной Кореи.

Однако у этого выбора нет функции «отменить», из него уже не будет обратной дороги. В краткосрочной перспективе такое развитие событий наверняка решит вопрос сохранения власти в руках нынешнего политического класса. Но на более долгую перспективу оно будет иметь фатальный характер. Беларусь, оставшись один на один с реваншистской Россией, будет обречена на утрату своей государственности. В историю же нашей страны навсегда будет вписана позорная страница о прямом участии в захватнической войне.

В войне против всего мира Москва не имеет шансов одержать победу. «Лучший» результат, на который она может рассчитывать, — это «ничья» в виде ядерного уничтожения всей планеты и себя вместе с ней. Если же до ядерной войны не дойдет, то рано или поздно этот союз средневековых диктатур ждет финал, аналогичный кончине СССР.

2. Немедленный транзит власти

Зависимость Беларуси перед Россией носит структурный и чрезвычайно глубокий характер. Одной лишь смены руководства и проведения реформ недостаточно, чтобы вернуть утраченные рычаги управления собственной экономикой. Для этого потребуется осторожная ювелирная работа, а сам процесс займет не один год.

Однако при Александре Лукашенко никакие перемены и реформы и вовсе невозможны. Этому препятствует его международная токсичность, особенности характера, специфические взгляды на мировую и экономическую политику. Беларусь не сможет рассчитывать на помощь от международного сообщества, если не будет меняться сама, если не устранит причин, по которым против нее вводились санкции. Более того, без этого всего она просто не сможет сохранить себя как самостоятельный субъект международных отношений.

Каким образом будет осуществляться транзит власти — под пристальным контролем нынешнего руководства, путем дворцового переворота или народной революции — с точки зрения политического прагматизма уже не так принципиально. Что действительно имеет значение — это сжатые сроки и последовательность в проведении всех необходимых реформ.

При таком раскладе новый человек у руля будет обременен лишь уже существующими юридическими обязательствами перед Россией, но его личный «долг» перед Путиным будет гораздо меньше, чем у Лукашенко. Это позволит не только отказаться от направления белорусской армии в Украину, но и постепенно возвращать военный контроль над своей территорией, добиваться вывода российских войск, опираясь на поддержку западных стран.

В таком сценарии Беларусь будет оставаться в зоне повышенного риска из-за соседства с агрессивной Россией. Но она убережет себя от множества смертей своих и иностранных граждан, начнет процесс восстановления суверенитета и связей с мировым сообществом и не потратит драгоценные годы на бессмысленное удовлетворение чужих имперских амбиций.

3. Занятие «двух стульев»

Пока же складывается ощущение, что Александр Лукашенко принял решение проверить границы дозволенного в его отношениях с Россией. Переключение риторики с полной поддержки российского вторжения на «мы занимаем нейтральную позицию и выступаем против войны» произошло всего за три недели.

Фото: Пул Первого
Фото: Пул Первого

Пока рано судить, насколько это устойчивый тренд. Поверить в то, что у белорусского правителя осталась опция сказать «нет» на настойчивые просьбы из Москвы, становится все сложнее. При этом весьма очевидно, что у Лукашенко нет никакого желания отправлять армию в Украину. Это будет крайне непопулярный шаг в глазах белорусского общества, санкционные последствия которого могут уничтожить и без того уязвимую экономику Беларуси.

Остается неясным одно: почему белорусская армия так до сих пор не пришла на помощь своему «союзнику», который увяз на фронте и испытывает истощение военных ресурсов? Либо Владимир Путин все еще надеется решить боевые задачи своими силами, либо белорусский коллега смог убедить его не привлекать вооруженные силы Беларуси к военным действиям в Украине.

Так или иначе, ситуация, в которой сегодня оказалась Беларусь, практически не имеет хорошей и реалистичной exit strategy (стратегии отступления. — Прим. Ред.). Трагедия белорусского общества оказалась в том, что согласие жить по принципу «абы не было войны» и не интересоваться политикой привело к тому, что политика предсказуемо заинтересовалась самим обществом, а теперь уже и война громко стучится в наши двери.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.