Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Умер глава МИД Владимир Макей
  2. В 2023 году повысят подоходный налог для некоторых физлиц. Кого могут затронуть новшества
  3. Путин — матери погибшего солдата в Украине: Мы все смертные, мы все под Господом, и мы когда-нибудь из этого мира все уйдем
  4. Принудительный труд заключенных. Мебельные гиганты ЕС годами закупают продукцию белорусских колоний — новое расследование
  5. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы
  6. «Хотите под плеткой походить?!» Лукашенко упрекнул некоторых белорусов в том, что они понимают свободу и независимость не так, как он
  7. У белорусского омоновца замечен пистолет пятого поколения — в Беларуси таких быть не должно. Рассказываем почему
  8. В 2023 году планируют заметно поднять земельный налог. Повышение коснется и населения, и бизнеса (размер прибавки многих может удивить)
  9. Для бизнеса подготовили еще одно изменение. На этот раз чиновники хотят поднять один из налогов
  10. Контратаки ВСУ и переполненные больницы и морги. Главное из сводок штабов России и Украины на 276-й день войны
  11. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  12. «Мы точно так же маневрируем, как Лукашенко». Арестович объяснил, почему Зеленский до сих пор не встретился с Тихановской
  13. Лукашенко предсказал конец ОДКБ в случае поражения России в войне. Кажется, на этот раз он прав — объясняем
  14. «В перспективе станет еще сложнее». Поговорили с консультантом, который помогает получить визы


Представители демократических сил Беларуси пять дней провели в Украине, которая более месяца противостоит российскому вторжению. Поговорили с Валерием Ковалевским о целях и итогах поездки, настроениях людей, оставшихся в стране, и отношении к белорусам.

Фото: twitter.com/kavaleuski
Представители Светланы Тихановской Валерий Ковалевский и Анатолий Лебедько, представитель ByPol Александр Азаров и представитель НАУ Валерий Мацкевич в Верховной Раде Украины. Фото: twitter.com/kavaleuski

«Мы не хотим делать вид, что украинцы решат все вопросы за нас»

— Валерий, для чего представители демсил ездили в Украину?

— Мы поняли, что больше не можем откладывать поездку. Мало того, что украинцы справляются с войной, так это еще и касается напрямую белорусов, потому что независимость Беларуси находится под такой угрозой, как никогда раньше. Мы понимаем, что успех Украины в их борьбе — это и часть нашего успеха, потому что там определяется будущее всего региона. Но в то же время мы не хотим делать вид, что украинцы решат все вопросы за нас.

Впервые идея поездки в Украину была озвучена Светланой Тихановской еще в начале февраля, когда мы осознали масштаб вопросов бытового плана, которые стояли перед белорусами в этой стране. Какое-то время мы надеялись, что она сама туда поедет, но по причинам, которые были вне нашего контроля, ее поездка стала невозможной.

Чтобы не откладывать до бесконечности визит, Тихановская приняла решение направить туда свою делегацию. Сначала в эти планы вмешалась война, но как только появилось окно возможностей и мы услышали призыв Владимира Зеленского к тому, чтобы иностранные лидеры приезжали поддержать Украину, услышали белорусов, которые призывали приехать, решили ехать.

— Почему Светлана Тихановская сама не смогла поехать?

— Если говорить об этом этапе, когда идет война, то это связано с вопросами безопасности. Для иностранных лидеров такая поездка — это в буквальном смысле серьезная спецоперация. Любое иностранное государство, которое присылает в Киев своих лидеров, имеет целую иерархию людей, способных обеспечить устойчивость системы и страны, если что-то случится. В нашем случае мы не можем себе такого позволить и рисковать безопасностью Светланы Тихановской.

Тем не менее, нашлись добровольцы, которые захотели поехать в Украину на фоне существующих рисков. Желающих было гораздо больше, чем число вошедших в группу. Но мы должны были думать и о компактности группы из-за вопросов логистики. Мы нацелились на то, чтобы это была группа специалистов по важным направлениям, которые могли бы обсуждать и практические вопросы. То есть символизм этой поездки как знак солидарности важен, но были и практические обсуждения.

— Например?

— В Раде мы говорили о том, что для украинцев очень важна тема ввода или не ввода белорусских войск для участия в боевых действиях. Это то, что им болит. Но не потому, что они боятся неспособности выдержать этот удар. Они беспокоятся о том, как это отразится на отношениях наших народов. Как нам говорили, война дегуманизирует отношения между людьми, и они не хотели бы видеть, как белорусы и украинцы идут по этой спирали. Мы же рассказывали о том, что происходит в политической сфере в Беларуси, какая в стране ситуация, потому что наш контекст для них не всегда видится в деталях.

Украинцев интересует тема белорусских добровольцев. Они дали высокую оценку тому, как наши соотечественники сражаются в Украине, сказали, что, по их мнению, есть значительный потенциал роста.

Третья тема — развитие межпарламентского сотрудничества. Понятно, что у нас [в демсилах] своего парламента нет. Но парламенты всех стран, в том числе в Украине — это политики, которые могут себе больше позволить в формулировании идей, политических контактах, оставаясь влиятельными в отношениях с исполнительной властью. Для нас было важно увидеть таких людей, обменяться контактами и договориться о взаимодействии в разных вопросах.

Фото: twitter.com/kavaleuski
Представители демсил Беларуси во время поездки в Киев с корреспондентом телеканала «Белсат» Денисом Дудинским. Фото: twitter.com/kavaleuski

— В Киеве вы встречались с белорусами. Какая сейчас там сейчас обстановка?

— Многие белорусы из Киева уехали, но много кто все же остался. В самой украинской столице есть проблемы с транспортом. Кроме очевидных вопросов, связанных с войной, Левобережная сторона имеет трудности с доступом на правобережную. Поэтому часть наших встреч была личной, а часть — в онлайне. Во время них много времени уделялось политической позиции демократических сил Беларуси. От нашей диаспоры были посылы о том, что солидарность — это важно, но декларации «Держитесь», «Не сдавайтесь», «Разам» тем, кто в украинской столице, приелись. Там ждут действий и дел, потому что у людей на повестке стоит вопрос жизни и смерти.

Обсуждалась и проблема того, что белорусы стали объектом госполитики Украины, ограничивающей их возможности. Например, у всех держателей белорусских паспортов заблокированы банковские счета. Это ограничивает их возможности в том числе в поддержке самих украинцев. Белорусы понимают, что в условиях войны это не приоритет и не тот вопрос, которым в первую очередь озабочены украинские власти. Но мы продолжим работать над тем, чтобы эти ограничения снимались.

— Вы уже сказали, что и украинцам, и белорусам, которые сейчас в Украине, важны дела. Сформулировали ли вы с теми, с кем встречались, какая именно помощь им важна?

— Безусловно, важна информационная работа и недопущение дальнейшего злоупотребления нашей страной в этой войне. Это большая и сложная задача, которая сегодня не до конца отрабатывается в самой Беларуси. Я имею в виду то, что Лукашенко пытается сделать вид, что страна не участвует в войне, в то время как с нашей территории идут ракетно-бомбовые удары по Украине, а российские войска получают полный комплект обслуживания: от медицинской помощи до продовольственного обеспечения. В Беларуси их обстирывают, обслуживают — иными словами, помогают изо всех сил. То есть россияне чувствуют себя на нашей территории как дома. А следовало бы, чтобы они чувствовали, что пересекли красную линию и находятся там, где им не рады. Если мы говорим, что де-факто находимся под оккупацией, то следовало бы воспринимать россиян как оккупантов. Сегодня это не совсем так. Максимум, что мы читаем в медиа — это истории, как покупатели в магазине с одной кассы переходят на другую, чтобы российские военнослужащие почувствовали себя дискомфортно.

Вот это как раз то, что мы, белорусы, могли бы делать уже сегодня. Я не говорю даже о какой-то партизанской борьбе, а о других доступных проявлениях. Я бы сказал, что в этом плане есть провал, что белорусы не до конца понимают, что они участвуют в войне против братского народа. В этом смысле ключевую роль играет как раз информация, позволяющая узнать, что на самом деле происходит, чтобы они могли разобраться и уяснить для себя базовую вещь — Беларусь уже участвует в происходящем, причем с самого начала.

В то же время мы видим, что в Украине белорусы буквально тысячами подают заявки на присоединение к добровольческому движению.

Важны также гуманитарная помощь, фандрейзинг — как для беженцев, так и для тех, кто остается в Украине.

«Было осознание ответственности за то, что происходит в Украине»

— До нашего интервью вы сказали, что только раз за пять дней поездки останавливались в гостинице. А где и как проводили остальные ночи?

— В основном — в автобусах или поездах, это было связано с вопросами логистики. До границы мы добирались гуманитарным конвоем, потом до Львова — рейсовым автобусом. Причем ехали в условиях комендантского часа, когда за любое передвижение людей задерживают до утра. На свой поезд из Львова мы опоздали, но смогли «поймать» эвакуационный, который пустым возвращался в Киев. Проводники нас пустили, создали хорошие условия для поездки.

Да, это непростые условия, но не самые худшие. Мы все понимаем, что логистика сейчас долгая и местами проблематичная. Это не то же самое, что долететь на самолете за полтора часа.

— С какими мыслями и чувствами вы вернулись из Украины?

— Мы встречали многих беженцев, многие из которых потеряли свои дома или были вынуждены бежать от войны в том числе потому, что в этом участвует Беларусь, поэтому было осознание ответственности за то, что происходит.

Второе — это то, что, несмотря на понимание роли нашей страны в происходящем, у украинцев очень теплое отношение к нашим людям. Каждый раз, когда мы показывали свои документы (а это сейчас обязательная процедура), первой реакцией была настороженность и дополнительная проверка. Но в то же время на прощание практически каждый — и охранники, и территориальная оборона, и проводники в поездах, и военнослужащие — говорил «Жыве Беларусь». Это было искренне, потому что было понимание, что мы близки друг другу, что для нас это общая беда. Нам говорили, что белорусы и украинцы — братья. И это тоже было непринужденно. Мне сложно представить, что украинцы в такой же ситуации могли бы сказать такое россиянам.

Среди важных наблюдений — решимость людей отстоять свою независимость и защитить родину. Не было разговоров, которые показывали бы, что люди начинают колебаться или испытывать сомнения о том, стоит ли продолжать борьбу. Мы видели людей, которые оптимистично смотрят на свое будущее, даже понимая, насколько все сегодня сложно обстоит, особенно учитывая, что это, как мы слышали от людей-практиков, очень жестокая война.