Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  2. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  5. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  6. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  7. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  8. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны
  9. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  10. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  11. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  12. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  13. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ


С начала войны белорусские государственные медиа постепенно отказывались от формирования своей информационной повестки о российско-украинском конфликте, в конце-концов фактически превратившись в рупор российской пропаганды. Спросили медиаэксперта Павлюка Быковсковкого, как менялась риторика белорусских госСМИ в течение более сорока дней войны. А также узнали, почему они стали полностью транслировать позицию России, практически отказавшись от продвижения белорусской повестки в контексте этой ситуации.

Скриншот: «Беларусь 1»
Скриншот: «Беларусь 1»

Как менялась риторика белорусских государственных медиа в период войны

Белорусские государственные медиа вслед за российскими стали писать о том, что трагедия в украинской Буче, где после ухода российской армии обнаружили множество тел погибших мирных жителей, — это фейки и провокация со стороны Украины. Вот так о ситуации в городе рассказывали в России. Как об этом писали белорусские госСМИ, видно здесь, здесь или здесь. Но это не первый случай, когда наших сотрудники государственных медиа чуть ли не слово в слово повторяют позицию Кремля.

Началось это еще до 24 февраля, подчеркивает медиаэксперт Павлюк Быковский, когда проходила «подготовка общественного мнения к будущей агрессии».

— В белорусских государственных медиа стали появляться не просто высказывания деятелей из нашей страны, но начали перепечатываться сообщения российских или пророссийских медиа, в которых говорилось о том, что в течение восьми лет на Донбассе страдает мирное население, виновником чего являются украинские вооруженные силы. Причем для них была придумана альтернативная номинация — их называли нацистами, националистами. Про саму Украину [в госмедиа] говорилось, что это несуществующее государство, а ее руководство называли киевской хунтой.

Но в первый день войны белорусские госСМИ давали в том числе информацию о происходящем со ссылкой на украинские медиа. По словам эксперта, это произошло потому, что тогда они, скорее всего, не получили указаний о том, как следует освещать события в соседней стране. Вскоре это исправили, подчеркивает собеседник, что видно по тому, что вплоть до начала переговоров украинские источники белорусские государственные газеты и телевидение игнорировали.

— Когда стало очевидным, что российский блицкриг провалился, изменилась тональность в высказываниях Александра Лукашенко — он стал больше говорить о мирных инициативах. Но пропагандисты, судя по всему, на тот момент тоже не получили какого-то конкретного указания — они продолжали транслировать то же, что давали россияне. Когда же начались переговоры, белорусская сторона снова начала иногда цитировать украинскую, но не опровергая тем самым позицию России, а дополняя ее или преподнося информацию как факт, без его интерпретации, — говорит Павлюк Быковский.

Скриншоты с сайтов vesti.ru и sb.by

— Стоит отметить, что на телевидении ведущие программ в основном употребляли слово «спецоперация» или «операция», а спикеры часто говорили «война». В целом можно сказать, что уловка российской пропаганды о том, что если мы не называем это войной, значит это не война, в Беларуси не сработала. У нас все спокойно относятся к тому, что это может называться войной, другое дело, что кто-то считает позицию России справедливой, а кто-то — варварством, — говорит эксперт.

Быковский отмечает, что постепенно риторика Александра Лукашенко и госмедиа снова меняется. Звучавшие до этого оправдания действий России и причин использования для военной агрессии территории Беларуси как необходимые для предупреждения ракетных ударов по стране, уходят на второй план. А им на смену приходят заявления о том, что заявлениями украинской стороны и мировых СМИ, в том числе о действиях, которые они называют военными преступлениями, — это выдумки и фейки. Это тоже происходит вслед за подобными заявлениями в российской прессе.

Трансляция российского нарратива сейчас выгодна Александру Лукашенко

Максимальная созвучность тезисов и посылов в белорусских государственных медиа и российских связана не столько с выражением реальной поддержки действий Москвы, сколько с обслуживанием интересов Александра Лукашенко, считает эксперт.

По мнению Павлюка Быковского, то, что белорусская пропаганда в освещении войны в Украине не играет самостоятельной роли, а полностью следует за российской повесткой, фактически обслуживая интересы Москвы в российско-украинском конфликте, также тесно связано с задачами, которые стоят перед белорусскими государственными медиа.

— Одна из таких — обеспечение удержания власти Александра Лукашенко. Сейчас, видимо, ее выполнение воспринимается как необходимость быть лояльными Кремлю, чтобы получать с той стороны если не экономическую, то хотя бы политическую поддержку, — считает он.

Информационная повестка белорусских госСМИ строго подчинена интересам власти, поэтому если сверху поступит указание изменить свою позицию, то такой разворот происходит моментально, говорит экс-дипломат и аналитик ECFR Павел Слюнькин.

— Белорусская пропаганда сильно изменилась после лета 2020 года, когда из государственных СМИ увольнялись люди, а на их смену приезжали специалисты из России. С тех пор транслируемые нарративы, методы работы, риторика белорусской пропаганды постепенно сливались с российскими образцами. В таком режиме информационная госмашина Беларуси продолжает работать и по сей день, — отмечает аналитик.

Война в Украине еще более отчетливо демонстрирует этот тренд, считает Павел Слюнькин. Особенно если сравнивать с тем, как во время российско-украинского конфликта в 2014—2015 годах в белорусских медиа упор делался на миротворчестве и особой позиции Беларуси. По его словам, то, что сейчас госмедиа транслируют российский нарратив, укладывается в канву обеспечения интересов Александра Лукашенко в этот период.