Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почти 2000 юрлиц. Правительство существенно расширило список компаний, иностранным владельцам которых запретили распоряжаться акциями
  2. Правительство решило передавать под внешнее управление иностранные компании. Похоже, чиновники смогут «отжать» любой бизнес
  3. Экс-генерал НАТО победил на президентских выборах в Чехии
  4. Изучили бюджеты городов и областей Беларуси на 2023-й. Там резко выросли расходы на подготовку мобилизации — местами в 100−200 раз
  5. В боях под Угледаром погиб белорус Эдуард Лобов
  6. Девушка на два миллиона. Соболенко победила Рыбакину в финале Australian Open — рассказываем подробности матча
  7. Кто вернется в страну после заявления Лукашенко? Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  8. «Мстят за безвиз и другие добрые начинания». Глава Госпогранкомитета обвинил Украину и других соседей в напряженной ситуации на границе
  9. Откуда начнется новое наступление россиян и сколько российских военных погибли в Макеевке. Главное из сводок
  10. Синоптики рассказали, какой будет наступающая рабочая неделя и чего ждать от февраля
  11. «Один в один». Техноблогер Wylsacom нашел китайский ноутбук, который подозрительно похож на белорусский H-book, а стоит дешевле
  12. Украина ввела санкции против содействующих российской агрессии компаний. Среди них — несколько белорусских
  13. Приближенный к Лукашенко бизнесмен давно под санкциями, но продолжает зарабатывать в Европе. Рассказываем подробности
  14. В Иране прогремели взрывы на стратегических объектах


С начала войны белорусские государственные медиа постепенно отказывались от формирования своей информационной повестки о российско-украинском конфликте, в конце-концов фактически превратившись в рупор российской пропаганды. Спросили медиаэксперта Павлюка Быковсковкого, как менялась риторика белорусских госСМИ в течение более сорока дней войны. А также узнали, почему они стали полностью транслировать позицию России, практически отказавшись от продвижения белорусской повестки в контексте этой ситуации.

Скриншот: «Беларусь 1»
Скриншот: «Беларусь 1»

Как менялась риторика белорусских государственных медиа в период войны

Белорусские государственные медиа вслед за российскими стали писать о том, что трагедия в украинской Буче, где после ухода российской армии обнаружили множество тел погибших мирных жителей, — это фейки и провокация со стороны Украины. Вот так о ситуации в городе рассказывали в России. Как об этом писали белорусские госСМИ, видно здесь, здесь или здесь. Но это не первый случай, когда наших сотрудники государственных медиа чуть ли не слово в слово повторяют позицию Кремля.

Началось это еще до 24 февраля, подчеркивает медиаэксперт Павлюк Быковский, когда проходила «подготовка общественного мнения к будущей агрессии».

— В белорусских государственных медиа стали появляться не просто высказывания деятелей из нашей страны, но начали перепечатываться сообщения российских или пророссийских медиа, в которых говорилось о том, что в течение восьми лет на Донбассе страдает мирное население, виновником чего являются украинские вооруженные силы. Причем для них была придумана альтернативная номинация — их называли нацистами, националистами. Про саму Украину [в госмедиа] говорилось, что это несуществующее государство, а ее руководство называли киевской хунтой.

Но в первый день войны белорусские госСМИ давали в том числе информацию о происходящем со ссылкой на украинские медиа. По словам эксперта, это произошло потому, что тогда они, скорее всего, не получили указаний о том, как следует освещать события в соседней стране. Вскоре это исправили, подчеркивает собеседник, что видно по тому, что вплоть до начала переговоров украинские источники белорусские государственные газеты и телевидение игнорировали.

— Когда стало очевидным, что российский блицкриг провалился, изменилась тональность в высказываниях Александра Лукашенко — он стал больше говорить о мирных инициативах. Но пропагандисты, судя по всему, на тот момент тоже не получили какого-то конкретного указания — они продолжали транслировать то же, что давали россияне. Когда же начались переговоры, белорусская сторона снова начала иногда цитировать украинскую, но не опровергая тем самым позицию России, а дополняя ее или преподнося информацию как факт, без его интерпретации, — говорит Павлюк Быковский.

Скриншоты с сайтов vesti.ru и sb.by

— Стоит отметить, что на телевидении ведущие программ в основном употребляли слово «спецоперация» или «операция», а спикеры часто говорили «война». В целом можно сказать, что уловка российской пропаганды о том, что если мы не называем это войной, значит это не война, в Беларуси не сработала. У нас все спокойно относятся к тому, что это может называться войной, другое дело, что кто-то считает позицию России справедливой, а кто-то — варварством, — говорит эксперт.

Быковский отмечает, что постепенно риторика Александра Лукашенко и госмедиа снова меняется. Звучавшие до этого оправдания действий России и причин использования для военной агрессии территории Беларуси как необходимые для предупреждения ракетных ударов по стране, уходят на второй план. А им на смену приходят заявления о том, что заявлениями украинской стороны и мировых СМИ, в том числе о действиях, которые они называют военными преступлениями, — это выдумки и фейки. Это тоже происходит вслед за подобными заявлениями в российской прессе.

Трансляция российского нарратива сейчас выгодна Александру Лукашенко

Максимальная созвучность тезисов и посылов в белорусских государственных медиа и российских связана не столько с выражением реальной поддержки действий Москвы, сколько с обслуживанием интересов Александра Лукашенко, считает эксперт.

По мнению Павлюка Быковского, то, что белорусская пропаганда в освещении войны в Украине не играет самостоятельной роли, а полностью следует за российской повесткой, фактически обслуживая интересы Москвы в российско-украинском конфликте, также тесно связано с задачами, которые стоят перед белорусскими государственными медиа.

— Одна из таких — обеспечение удержания власти Александра Лукашенко. Сейчас, видимо, ее выполнение воспринимается как необходимость быть лояльными Кремлю, чтобы получать с той стороны если не экономическую, то хотя бы политическую поддержку, — считает он.

Информационная повестка белорусских госСМИ строго подчинена интересам власти, поэтому если сверху поступит указание изменить свою позицию, то такой разворот происходит моментально, говорит экс-дипломат и аналитик ECFR Павел Слюнькин.

— Белорусская пропаганда сильно изменилась после лета 2020 года, когда из государственных СМИ увольнялись люди, а на их смену приезжали специалисты из России. С тех пор транслируемые нарративы, методы работы, риторика белорусской пропаганды постепенно сливались с российскими образцами. В таком режиме информационная госмашина Беларуси продолжает работать и по сей день, — отмечает аналитик.

Война в Украине еще более отчетливо демонстрирует этот тренд, считает Павел Слюнькин. Особенно если сравнивать с тем, как во время российско-украинского конфликта в 2014—2015 годах в белорусских медиа упор делался на миротворчестве и особой позиции Беларуси. По его словам, то, что сейчас госмедиа транслируют российский нарратив, укладывается в канву обеспечения интересов Александра Лукашенко в этот период.