Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Власти хотят ввести очередные изменения по пособиям на детей. Родителям они могут не понравиться
  2. Зачем Лукашенко рассказал о резиденции и чем опасна идея о распределении платников? Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  3. Российские войска на Купянско-Лиманском направлении переходят от атак к обороне, самоцензура среди военных блогеров. Главное из сводок
  4. Для работников одной из самых «печальных» профессий ввели ограничения по бонусам (а то некоторые требовали миллионы за работу)
  5. Почему закручивание гаек в Беларуси не приводит к бунтам и восстанию элит? Рассуждает бывший дипломат
  6. Суд в Швейцарии вынес вердикт по делу Юрия Гаравского, обвиняемого в насильственном исчезновении белорусских политиков
  7. «Чиновники Лукашенко смотрят в будущее и видят юридическую ответственность». Подоляк о главе МИД Беларуси и скандале с Арестовичем
  8. Минобороны: Польский вертолет дважды пересек воздушную границу с Беларусью
  9. В Беларуси нашлась вторая база «тунеядцев». Ее создали для уехавших из страны, данные сливают пограничники
  10. «Пришла пора сказать правду». Исполнительный директор фонда спортивной солидарности озвучил свою версию ухода Герасимени из БФСС
  11. Приезжайте за документами сами. «Консульский» указ Лукашенко начал действовать в учебных заведениях
  12. Лукашенко передумал возрождать неперспективные деревни. Хотя не так давно призывал белорусов в них вкладываться
  13. Все, лето точно закончилось. В Беларуси начинается похолодание
  14. «Отец был видным бизнесменом, его убийство — сигнал другим быть лояльными». Большое интервью с дочкой пропавшего Анатолия Красовского
  15. Опять вертолеты. МИД Беларуси выразил «решительный протест» временному поверенному в делах Польши


После заседания Совета безопасности в Минске стали звучать заявления о необходимости гарантий безопасности для Беларуси. Причем в них заинтересованы не только озвучивший это Владимир Макей или высказавшийся похожим образом Александр Лукашенко, но и белорусское общество. Об этом аналитик и военный обозреватель Егор Лебедок написал в колонке для блога «Отражение». Мы перепечатываем этот материал.

Егор Лебедок

Военный обозреватель

Кандидат физико-математических наук в области лазерной физики. Экс-сотрудник ГНПО «Оптика, оптоэлектроника и лазерная техника» Академии наук. С 2010 по 2014 год был депутатом Смолевичского районного Совета депутатов 26-го созыва.

Позиция о необходимости учета мнения Беларуси адресована России

На заседании Совета Безопасности Беларуси Александр Лукашенко сообщил, что «бездоказательно и безосновательно Беларусь была объявлена пособником агрессора», но в то же время «абсолютно правомерно задействован механизм военной поддержки в рамках нашего Союза Беларуси и России».

В ходе заседания он озвучил и позицию относительно участия Беларуси в переговорах по ситуации вокруг Украины: «Не может быть переговоров без участия Беларуси. Коль вы нас ввязали в это, прежде всего западные страны, то на этих переговорах естественно должна прозвучать позиция Беларуси. Никаких сепаратных договоренностей за спиной Беларуси быть не может. Я абсолютно убежден и знаю, что Россия такую позицию понимает. И в этом ведь ничего плохого нет. Но это будет противоречить замыслу Запада».

Позднее министр иностранных дел Владимир Макей заявил: «Мы убеждены, что не только интересы и гарантии безопасности должны быть предусмотрены в отношении Украины и России, но и Беларуси. Президент Беларуси должен участвовать в этих переговорах — это наше однозначное мнение».

Позиция о необходимости учета мнения Беларуси на переговорах по Украине была озвучена Лукашенко на заседании Совбеза «без бумажки». В «ввязывании» нашей страны в войну в Украине он обвинил западные государства, хотя у многих белорусов на сей счет другое мнение. Форма же обращения Лукашенко оставляет возможность полагать, что адресовано оно вовсе не белорусам или Западу, а России. Кстати, про РФ политик говорил как раз «по бумажке». Интересно звучит его фраза «в рамках нашего Союза Беларуси и России» — казалось бы, ничего особенного, но до этого весь период подготовки и проведения совместных с Россией «учений» Лукашенко употреблял термин «Союзное государство», а не называл это образование союзом двух стран. По бумаге было сказано и про «пособника агрессора» — такой термин наверняка не очень понравится Кремлю.

Многие политологи отметили, что речь Лукашенко как минимум частично была направлена на дистанцирование от войны и от России — это попытка белорусских властей показать свою субъектность и выставить себя жертвой, о которой также стоит позаботиться, как и об Украине. На заседании Совета безопасности политик заявил, что «нам война эта не нужна, потому что в результате конфликта больше всех пострадать можем мы». Конечно, на фоне почти полностью разрушенного Мариуполя, разрушенных Харькова, Чернигова, тысяч убитых и миллионов беженцев говорить такое — это кощунство.

Вряд ли речь Лукашенко связана со скорым окончанием переговорного процесса, как полагают некоторые политологи, — и украинское руководство и другие страны понимают, что война будет еще долгой. Но все же в ходе переговоров Россия надеется получить для себя «гарантии безопасности» и, скорее всего, добиться хотя бы частичной отмены санкций. В этот же вагон хочет заскочить и Лукашенко.

Лукашенко хочет дополнительных гарантий — но от кого Беларуси защищаться?

В текущих переговорах гарантии для Украины обсуждаются в контексте ее нейтралитета в дальнейшем. Напомню, что в Беларуси весь 2021 год, начиная со Всебелорусского народного собрания, говорилось о необходимости отойти от прописанного в Конституции Беларуси стремления к нейтралитету. Мотивировка: это дорого, Запад нападает и защитить нас может только Россия, с которой мы и так уже в союзе. В феврале 2022 года на референдуме норму о нейтралитете из Конституции убрали. Весь год белорусские госмедиа и чиновники говорили о важности отхода от нейтралитета в пользу союза с Россией, а теперь Лукашенко говорит о каких-то дополнительных гарантиях безопасности для себя на фоне обеспечения гарантий нейтральной Украине. Но от кого Беларуси защищаться?

Украина ставит вопрос о гарантиях от соседних и ведущих стран мира по аналогии со статьей 5 договора НАТО (нападение на одного из членов НАТО рассматривается как нападение на всех членов НАТО). В нашем же случае гарантии в случае нападения на Беларусь уже предоставляет Россия — по договорам в рамках Союзного государства и ОДКБ. Получается одно из двух: или Лукашенко просит, чтобы страны Запада защитили Беларусь в случае нападения России, или думает, что «вторая армия в мире, а может и первая» оказалась не такой уж и второй и не сможет защитить нашу страну. То есть, белорусским властям нужны гарантии о ненападении еще и от НАТО и Украины.

Соглашения, принимаемые в нестабильное время, приведут к пренебрежению ими

Речь Лукашенко направлена и на внутреннюю аудиторию — вероятно, даже в первую очередь. Он обращается как к обычным гражданам, так и к своей вертикали. Посыл понятен: Беларусь не является со-агрессором (Лукашенко за мир, но его не слышит коварный Запад и «неумное руководство Украины»). Привлечение внимания чиновников и силовиков здесь даже более важно — все из-за проблем в экономике на фоне возможных преобразований власти по измененной Конституции.

Многие политологи склоняются к тому, что Лукашенко проигнорируют практически все основные стороны, участвующие в процессе (за исключением, может быть, России). Тем не менее, у европейских стран все же может быть интерес во включении Беларуси в переговоры. Война началась после непринятия США и НАТО так называемого ультиматума Путина — то есть, российского видения распределения сил в нашем регионе. Да, после поразительного сопротивления украинцев переговоры фактически свелись к вопросу гарантий Украине и России. Тем не менее, в процессе обсуждения встанет вопрос и по другим аспектам ультиматума. И здесь важно, что Беларусь — это хороший плацдарм для нападения не только на Украину, но и на страны Балтии. Для ЕС и НАТО выгоднее решить все проблемы региона сейчас, чем оттягивать их на потом. Поэтому Беларусь теоретически все же может быть включена в переговорный процесс. Западные страны, как и Украина, в отношении режима Лукашенко не руководствовались системной политикой, а действовали в канве Realpolitik («реальная политика») или ad hoc (временное вынужденное признание для решения конкретных вопросов между государствами. — Прим. Ред.) в вынужденных обстоятельствах. Посмотрим, изменит ли такой подход война в Украине.

Для Украины включать Беларусь в переговорный процесс особого смысла нет. Формально по измененной Конституции наша страна уже исключает агрессию со своей территории в отношении других государств. А неформально… Думаю, большинство белорусов, да и украинцев, уже видели мем про «а я сейчас вам покажу, откуда на Беларусь готовилось нападение…». Для Украины нет смысла в неких дополнительных формальных гарантиях со стороны Лукашенко.

Но Лукашенко — не Беларусь. Для нашей страны действительно важны были бы гарантии безопасности по схеме, схожей со статьей 5 договора НАТО, со стороны сопредельных государств — а желательно еще и США, Китая и Великобритании. Формально в отношении Беларуси у ядерных государств и так есть обязательства по обеспечению территориальной целостности — по Будапештскому меморандуму. Но, как показала практика, этот документ бесполезен.

Здесь весьма уместно вспомнить слова Владимира Путина, который так объяснял нарушение меморандума в 2014 году: «Когда мы указываем, что это антиконституционный переворот, нам говорят: нет, это не вооруженный захват власти, это революция. А если это революция, то <…> на этой территории возникает новое государство <…>, а с этим государством и в отношении этого государства мы никаких обязывающих документов не подписывали». Поэтому даже если сейчас Лукашенко добьется каких-то гарантий безопасности, то в случае его ухода Россия вновь может от них отказаться аналогично путинскому заявлению 2014-го. А ведь сам Лукашенко уже затеял трансформацию власти под себя — для, как ему кажется, успешного транзита и обеспечения личной безопасности. Но, как показал опыт Казахстана, такие фикции не всегда работают.

Получается, что Беларуси (как, впрочем, и Украине) нужно было бы получить гарантии не только для нынешней власти, но и для народа в целом — вне зависимости от того, кто его представляет. Нетривиальным решением в этом смысле стало бы приглашение на переговоры Светланы Тихановской — в качестве признанного представителя белорусского народа и гражданского общества. Ее участие помогло бы учесть реальные интересы народа Беларуси и способствовать демократическим преобразованиям в стране. Однако эта идея, конечно, звучит утопично: против будут и Лукашенко, и Путин, и даже, возможно, Зеленский.

Но главное — заключать соглашения о стратегической безопасности можно только тогда, когда в регионе на протяжении нескольких лет есть стабильность. Договоры и соглашения, которые принимаются вынужденно под угрозой войны или во время войны — для разрешения сложившейся ситуации — обычно не работают и вскоре перестают соблюдаться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.