Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  2. Экстравагантные наряды, желтые люди-волки и Kalush Orchestra, который всех «порвал». Финал Евровидения-2022 в фотографиях
  3. Reuters: с территории завода «Азовсталь» уехали около 10 автобусов с ранеными украинскими военными. Фотофакт
  4. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  5. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  6. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  7. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  8. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  9. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  10. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  11. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  12. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  13. «Помогите „Азовстали“!» Первое место на «Евровидении» заняла Украина
  14. В Беларуси в двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  15. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны
  16. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  17. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем


В марте Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приостановила контакты с официальным Минском и теперь будет выстраивать отношения с гражданским обществом и демократическими политическими силами Беларуси. В Минске это решение назвали отрывом от реальности. Что все же значит такая смена вектора, как влияет на белорусов и как скажется на перспективе разрешение политического кризиса в стране? Спросили представителя Светланы Тихановской по международным делам Валерия Ковалевского.

Фото предоставлено Валерием Ковалевским
Фото предоставлено Валерием Ковалевским

— Главная цель нашей поездки в Страсбург вместе с Советом Европы была в том, чтобы определить, как будут выглядеть эти отношения, и положить начало их выстраиванию. Теперь мы будем вместе разрабатывать архитектуру таких отношений с тем пониманием, что отношения Беларуси и Совета Европы будут теперь институционализированы, то есть, будут осуществляться на постоянной основе. Основные цели такого сотрудничества для нас — это государственное строительство Беларуси будущего и общественное развитие, — так Валерий Ковалевский объясняет участие делегации Офиса Светланы Тихановской в работе Парламентской ассамблеи Совета Европы. Именно там была принята резолюция о прекращении отношений с официальным Минском и начале сотрудничества с гражданским обществом и демократическими силами Беларуси.

— Среди примеров государственного строительства можно назвать экспертные заключения на разработанное законодательство новой Беларуси после смены власти, которое бы обеспечивало стабильность и предсказуемость системы, — объясняет он. — Уже разработан проект Конституции новой Беларуси, и мы также будем стремиться к получению экспертного отклика на него от Венецианской комиссии, входящей в состав Совета Европы. Можно также назвать верховенство права, независимую судебную систему. То есть все те элементы, которые составляют демократическую систему и которых в Беларуси модели Лукашенко — острый дефицит. Или разработка образовательных проектов для людей, которые хотят заниматься местным самоуправлением, чтобы, когда Беларусь станет свободной, демократической, именно оно было одной из магистральных направлений для развития страны.

— Значит ли это, что все сотрудничество будет направлено на подготовку будущего Беларуси, когда она станет демократической или свободной или все же идет работа по решению актуальных сейчас вопросов?

— Безусловно, будет и решение текущих вопросов. В первую очередь мы говорим о гражданском обществе, независимых СМИ и их поддержке для того, чтобы у белорусов был доступ к качественной правдивой информации. Плюс это работа с юристами, с молодежью через образовательные проекты, чтобы развивать у них понимание ценностей, принципов демократического управления. У Совета Европы накоплены значительные знания и техническая экспертиза, у нас будет возможность воспользоваться этими ценными активами. В таких условиях мы можем вырабатывать адекватные подходы к выстраиванию будущего Беларуси.

— Многие из направлений сотрудничества направлены на белорусов, которые находятся за границей. А что с этого тем, кто живет в стране?

— Этим вопросом задается и Совет Европы. Мы подчеркиваем, что работа медиа, НГО, образовательных проектов, которые вынужденно оказались за пределами Беларуси, в абсолютном большинстве случаев направлена на потребление и применение именно внутри страны. Все это важно, чтобы белорусы получали качественную информацию или образовательные продукты.

В любом случае, все то, что делается за пределами страны, направлено на поддержку людей именно в Беларуси, ведь мы понимаем, что изменения могут произойти в первую очередь благодаря тому, как будет действовать общество в стране.

— Когда ПАСЕ заявил в марте о разрыве отношений с официальным Минском один из белорусских депутатов раскритиковал это решение, заявив, что это приведет к полному отрыву от реальности (судя по всему, Евросоюза). Вы видите в этом долю правды?

— Думаю, что именно в Палате представителей, в Совете Республики есть оторванность от реалий в Беларуси. Люди в этих структурах после событий 2020 года никаким образом не отреагировали на те преступления, которые совершались против белорусов — это и применение силы, и избиения, и пытки, полный коллапс судебной системы, преследование адвокатов и медиа. На фоне происходящего парламентарии не сказали ни слова. Не было ни одного официального заявления с призывом к разрешению кризиса, к соблюдению закона, к тому, чтобы расследовать эти преступления, особенно те, что произошли в первые дни после выборов.

— Они говорили, что этого всего не было.

— Да, для них всего этого не было. Это и есть тот самый пример оторванности от реальности, от того, что происходит не где-то там, а рядом с каждым из нас. Не только где-то на улице, но с нашими друзьями, знакомыми, родными, которые высказывались и сейчас платят высокую цену за свою гражданскую позицию.

Мы видим и слышим, что вместо того, чтобы быть с народом, многие из парламентариев и сегодня лицемерят, подпевая пропаганде и повторяя те тезисы, которые им надиктовывают из Администрации президента.

— Светлана Тихановская и основная масса представителей демсил выступали за возможный диалог между обществом и теми, кто сейчас находится у власти, а ЕС мог быть посредником в этом процессе. Сейчас мы видим, что Европа разрывает контакты с официальным Минском. Не отдалит ли это Беларусь от того самого диалога, который в перспективе мог бы состояться?

— МИД Беларуси, Администрация президента выстраивали отношения с Советом Европы так, как им это было удобно и выгодно. Это не всегда или скорее крайне редко совпадало с интересами белорусского общества. Поэтому то, что в Совете Европы признали очевидное — что режим Лукашенко не является ответственным, надежным и предсказуемым партнером, который действует в интересах белорусского народа, — это на самом деле благо для Беларуси. Это решение создало возможность формирования отношений и сотрудничества между Беларусью и Советом Европы действительно в интересах белорусского народа, будущего нашего государства и общества.

Если же говорить о диалоге, то мы продолжаем настаивать на том, что разрешение внутриполитического кризиса в Беларуси должно произойти через диалог. Это должно привести к освобождению политзаключенных, проведению свободных и честных выборов. Но диалог официального Минска должен в первую очередь выстраиваться с белорусским обществом, демократическими силами, но ни в коем случае не с западными странами за спиной у белорусов. Запад в данном случае может быть фасилитатором, но не может быть основным партнером по переговорам с Минском.

Читайте также: