Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  2. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  3. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  4. В Минском районе семья попала под электропоезд. Погибли беременная мать, отец и годовалый малыш
  5. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  6. Противник переместил дивизион «Искандер-М» в Брестскую область. Главное из сводок штабов на 90-й день войны
  7. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  8. «Путин порядок наведет». Рассказываем, что жители белорусского приграничья думают о войне в Украине и роли нашей страны в ней
  9. C 25 мая водителей будут штрафовать за невключенный свет фар
  10. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  11. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  12. Банки вводят очередные изменения. Среди них есть и валютные новшества
  13. В Беларуси упала средняя зарплата
  14. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  15. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  16. Гибель российского генерал-майора, интенсивное наступление на Донбассе. Девяностый день войны в Украине
  17. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  18. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  19. «Медуза»: вместе с референдумами в самопровозглашенных ЛДНР может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией в Беларуси
  20. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  21. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня


Выступая на встрече с членами российского Совета законодателей, Владимир Путин заявил, что Запад довел Украину до прямого военного столкновения с Россией. Он считает, военные предотвратили «масштабный конфликт, который развернулся бы» на территории его страны «по чужим сценариям». Однако если проанализировать поведение и западных стран, и российских властей накануне 24 февраля, к высказыванию Путина появляется масса вопросов. Политический журналист «Зеркала» Татьяна Ошуркевич задает их в своей колонке.

 

Татьяна Ошуркевич

Политический журналист «Зеркала».

Окончила институт журналистики БГУ. Экс-журналистка Onliner.by. С лета 2021 года работает в «Зеркале». В июле того же года вынужденно уехала из Беларуси в Киев, после начала войны в Украине живет в Германии. Сфера профессиональных интересов — белорусская политика, международные отношения.

Одни призывают к миру, другие готовятся к войне

Последние несколько месяцев до начала войны мировые лидеры призывали Путина остановиться. 22 февраля (и уже после признания Россией ДНР и ЛНР) президент США Джо Байден предупреждал Кремль о возможных последствиях вторжения в Украину. В то же время он заявил, что еще есть способ решить конфликт посредством дипломатии. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг говорил, что «никогда не поздно отказаться от решения напасть, поэтому мы продолжаем настаивать на возвращении к диалогу, к дипломатии».

Если отмотать на 8 лет назад, то в 2014 Запад также призывал к деэскалации и миру.

Какие заявления делает Россия? Например, 20 января местный МИД заявляет, что «спекуляции в западных СМИ на тему скорого „вторжения“ России в Украину были информационным прикрытием для подготовки собственных масштабных провокаций, в том числе военного характера».

Вы слышали хотя бы об одной?

С начала войны в Украине прошло более двух месяцев, и все это время Запад отказывался массово поставлять в Украину тяжелое вооружение: подвижки в этом направлении со стороны Германии и США случились лишь на прошлой неделе (и пока они существуют только на бумаге). Важно и то, что эти решения принимает не целиком НАТО — каждая страна альянса действует самостоятельно в зависимости от ее отношений с Россией. И если полной согласованности между государствами нет даже по вопросу поддержки Украины, как в таком случае все они могли бы договориться о масштабном вторжении в Россию?

Кроме того, за последние годы НАТО не заявляло ничего, что можно было бы назвать агрессивной риторикой в отношении России (до 2014 года у альянса даже были общие программы сотрудничества с российским Минобороны). В свою очередь США долгое время отказывались укреплять восточный фланг по причине все той же нежелательной эскалации. При этом после начала войны Запад даже на словах не занимал позиции, которая могла бы спровоцировать Путина на дополнительные военные шаги. В ЕС продолжали успокаивать агрессора, подчеркивая, что воевать в Украине они не намерены — готовы лишь защищать свои территории. Для стороны, которая желает эскалации, такое бездействие априори сулит поражение. Неизвестно, действительно ли Путин воспринимал альянс как реальную угрозу или все его слова — это оправдания для собственных целей. Но судя по тому, что Запад не слишком рисковал сопротивляться риторически, а вступать в открытый конфликт — тем более, наличие у НАТО плана «масштабных провокаций» кажется маловероятным.

А что насчет самой возможности вступления Украины в НАТО — недопустимом для России условии, которое она прописала в декабрьском ультиматуме? В перспективе ближайших лет такой сценарий в принципе сложно представить. Для этого Украине нужно было бы решить и территориальный вопрос по Крыму, и вооруженный гражданский конфликт на Донбассе. К тому же западные политики наверняка понимали, что при власти Путина Кремль с подобным положением дел не смирится, а рисковать безопасностью граждан своих стран ради присоединения к НАТО Украины — сомнительное решение.

Мужчина стоит перед пострадавшим от обстрела зданием в селе Черкасское, Донецкая область, 13 апреля 2022 года. Фото: Reuters
Мужчина стоит перед пострадавшим от обстрела зданием в селе Черкасское, Донецкая область, 13 апреля 2022 года. Фото: Reuters

Для того чтобы чувствовать себя в безопасности, Кремлю недостаточно контролировать ситуацию в границах России

21 февраля Путин признал ДНР и ЛНР. В своем обращении он рассказал, что до Майдана Украину довели олигархические кланы при поддержке Запада. Спустя два месяца он заявил, что «недруги России» сделали ставку «на русофобию и неонацистов, из года в год нагло, бесцеремонно превращали соседнюю с нами страну, Украину, в «анти-Россию».

В этом главное заблуждение Владимира Путина — он не верит в революцию снизу. В его парадигме мира общественные протесты не могут быть вызваны недовольством обычных людей. Народ не может быть субъектом принятия политических решений — им всегда кто-то манипулирует. А в таком случае кто еще мог довести Украину до «русофобии», если не Запад?

Все в том же февральском обращении Путин четко заявил: «Современная Украина целиком и полностью была создана Россией, точнее, большевистской, коммунистической Россией». Истории до этого момента, по логике Путина, просто не существует. В этом заключается основная причина, почему его так раздражала политика Украины. Страна, якобы выросшая из одной советской колыбели с Россией, выбрала собственный политический путь и развитие в другом, демократическом, направлении. Она раз за разом голосует за новых президентов и меняет не устраивающую власть, в том числе через уличные протесты. Эти факты Путин рассматривает как прямую угрозу собственной безопасности: пример Украины ставит под сомнение весь политический строй России. Да, пока в своей стране Кремль справляется с немногочисленными протестами силовыми методами, но чего можно ожидать дальше от поколения молодых либералов? Где гарантии, что им не понравится пример Украины, что они не «заразятся» демократией и не предъявят требования жизни без диктата собственной власти?

Война, начатая Путиным, в первую очередь обеспечивает выживание российского политического строя. Для того, чтобы чувствовать себя в безопасности, Кремлю недостаточно контролировать ситуацию в границах России. Только расширяя влияние на соседние территории, подавляя любую внешнюю альтернативу режиму и контролируя ситуацию, Путин на какое-то время может избавиться от навязчивого страха угроз. Кроме того, нынешняя война ослабляет и несогласие внутри самой России, позволяя убрать из нее растущее поколение либералов. Уезжая из страны, загнавшей себя в максимальную международную изоляцию, они увозят с собой и недовольство, рискующее перерасти в протесты.

Рассказывать о собственных страхах людям, верующим в телевизор, Кремль, очевидно, не станет. А вот продвигать классический концепт о сильном государстве, которое окружают и вынуждают воевать враги, пропаганда всегда была способна на отлично.

Деньги и НАТО

Есть еще один важный фактор, который с трудом укладывается в концепцию Путина о том, что до войны в Украине довели действия западных стран. Кажется нелогичным, что государства, планировавшие воевать с Россией на уничтожение, все это время продолжали покупать ее энергоресурсы. Оставаясь зависимыми от условного врага, до начала вторжения в Украину они поставляли в Россию электронику, датчики и лазеры (их можно было использовать для производства оружия). И если Запад действительно продумывал варианты эскалации, зачем ему необходимо было снабжать Россию подобными товарами, укрепляя армию врага? Почему он в принципе не начал продумывать развод в экономических отношениях со страной задолго до 24 февраля?

Пока кажется, что если кто-то кого-то до чего-то и довел, то лишь Россия — саму себя до плачевных последствий. Еще два месяца назад можно было избежать ситуации, когда западные страны объединялись против России как против реального врага. До сих пор Финляндия и Швеция отказывались от дополнительной защиты, которые имеют страны-члены НАТО. После начала войны политика нейтралитета превратилась в сомнительную перспективу — обе страны думают о том, чтобы подать заявки на вступление в НАТО.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.