Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Впервые слышим об этом». Что говорят в милиции, КГБ, облисполкоме и BYPOL о стрельбе в Гродно
  2. В СК России возбудили дело в отношении прокурора и судей Международного уголовного суда
  3. Помощника Мясниковича обвиняют в акте терроризма. Что об этом известно?
  4. С 21 марта в Беларуси снова дешевеет автомобильное топливо
  5. Видео общения Путина с людьми в Мариуполе на сайте Кремля отцензурировали — исчез самый скандальный фрагмент
  6. «Меня хватило на первые три минуты». Минчанин, который работает врачом в Польше, посмотрел интервью коллеги госСМИ и захотел высказаться
  7. Много «политики» и мало работы по профилю. Что известно о группе «А» КГБ, которая убила подозреваемого в терроризме иностранца
  8. Россия усиливает наступление, но теряет инициативу, что происходит под Авдеевкой, Си Цзиньпин обманул ожидания Путина. Главное из сводок
  9. «Это все неправда! Это напоказ!» Как Путин в Мариуполе пообщался с «местными жителями»
  10. ЕРИП ввел изменения для клиентов. Каких платежей они касаются
  11. Инфекционист Карпов рассказал о ситуации с коронавирусом в Беларуси
  12. «Хорошая операция, хорошая работа». Лукашенко — о ликвидации иностранца в Гродно
  13. Заговоры, гомосексуальность и заражение детей ВИЧ. Вот примеры того, в чем могут «признаваться» люди, находящиеся в руках силовиков
  14. Успешная контратака ВСУ под Бахмутом, Россия возводит оборонительные укрепления на юге и зачем Путин поехал в Мариуполь. Главное из сводок
  15. «Не действовать было некрасиво». В ИК № 1, где сидят Виктор Бабарико и Игорь Лосик, меняют руководителя
  16. Что известно о срочнике, который погиб на белорусско-польской границе? Поговорили со знакомым семьи
  17. На госТВ показали штурм квартиры в Гродно. В сюжете есть беглые экстремисты, поддельные документы, взрывчатка и планируемые теракты
  18. Швед озвучил новые подробности столкновения маршрутки и МАЗа под Смолевичами, из-за которого погибли 13 человек
  19. «Дали согласие на выполнение заданий». В ГУБОПиК рассказали, к кому после инцидента в Мачулищах в первую очередь приходят силовики
  20. КГБ возбудил дело за подготовку к совершению акта терроризма после штурма квартиры в Гродно


15 мая Финляндия приняла решение о подаче заявки на членство в НАТО. Сегодня то же самое сделала и Швеция. Напомним, до сих пор обе страны отказывались от дополнительной защиты, которую имеют члены Альянса. Что повлияло на решение обоих государств кардинально изменить свою политику? Какое значение это имеет для международных отношений? И стоит ли в таком случае ждать резкого ответа со стороны России? Спросили об этом политических экспертов Александра Класковского и Павла Мацукевича.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Теперь России еще сложнее будет противостоять своим противникам»

Политический обозреватель Александр Класковский отмечает, что долгое время и Швеция, и Финляндия считали, что нейтралитет — это лучший способ обеспечить собственную безопасность.

— Такая политика и философия была у них в эпоху биполярного мира, когда шло глобальное противостояние США и Советского Союза. К тому же у Финляндии был тяжелый, но довольно успешный опыт войны против Советского Союза (в чем-то он напоминает войну в Украине, когда многие думали, что украинская армия не продержится и трех суток). Для финнов это была кровавая война, и после ее окончания Хельсинки выбрали политику особых отношений с Советским Союзом, политологи называли это «финляндизацией». Это такое демонстративно дружелюбное отношение при всей настороженности, при понимании разности систем, чтобы не дразнить «русского медведя».

По его мнению, эта политика у финнов продолжилась и в отношении России. Однако триггером для принятия решения о подаче заявки для вступления в НАТО и для Финляндии, и для Швеции стала агрессия против Украины, отмечает Класковский.

—  Прежняя философия Хельсинки и Стокгольма разрушилась. Украина ничем Москву не провоцировала, кроме того, что она была независимым государством, которое хотело вести свою собственную политику. И эти события и в Швеции, и в Финляндии проецируют на себя. Страны понимают: как бы ни говорили, что они мирные и нейтральные, но, если завтра Москва захочет объявить о финских нацистах, то денацифицировать их для Кремля и его пропаганды будет как раз плюнуть. Сейчас политики пришли к выводу, что нужно вступать в Альянс — это решение будет гарантировать защиту. В нынешней ситуации нейтралитет уже не работает, и потому надо делать ставку на коллективную оборону.

Здание парламента Финляндии. Фото: wikimedia.org
Здание парламента Финляндии. Фото: wikimedia.org

Класковский добавляет, что после первых заявлений Швеции и Финляндии от России сразу последовала реакция: Кремль «стал шипеть, брызгать слюной и грозиться».

— Появилась формулировка, что мы, дескать, примем ответные меры военно-технического характера. Обычно под этими словами скрывается намерение размещения каких-то искандеров. В принципе, ничем особым напугать Финляндию и Швецию Россия уже не может. Напротив, это вызов для нее. Это Россия напала на Украину, чтобы якобы не допустить вступления последней в НАТО. Требование прозвучало ко всему Альянсу: он не должен расширяться. В итоге все получилось с точностью до наоборот: НАТО становится больше, а граница России с его странами-участницами увеличивается чуть ли не вдвое. Это значит что теперь России еще сложнее будет противостоять своим противникам. И финны, и шведы (хотя у них относительно маленькие страны) имеют сильные армии и передовое западное вооружение. А что означает наличие последнего, уже показала украинская армия: с ним она на голову выше россиян. Думаю, это тоже приободрило и шведов, и финнов при принятии решения.

При этом Александр Класковский считает, что обе страны понимают: подобные действия чреваты издержками, однако в сегодняшней ситуации со стороны России ответ будет незначительным. Эксперт добавляет, что в Хельсинки и Стокгольме руководствуются мудростью Черчилля, который сказал: «Если между войной и позором вы выбираете позор, то получите и войну, и позор».

— Этим он объяснял то, что Великобритания первой ввязалась в 1939 году в войну против Гитлера. Британия выбрала эту политику, и как оказалось, она заняла правильную сторону. Думаю, финские и шведские политики, понимая все риски, осознают, что отсидеться в домике невозможно, и чтобы остановить кремлевскую наглость, нужно идти на какие-то риски, — заключает эксперт.

Стокгольм. Фото: Pixabay
Стокгольм, Швеция. Фото: Pixabay

«Расширение НАТО дробит силы России»

Старший исследователь «Центра новых идей» и экс-дипломат Павел Мацукевич считает, что расширение военного блока всегда означает напряжение — как минимум на его границах с оппонентами.

— Все-таки одна из функций нейтральных стран — играть роль буферных зон. Соответственно, чем меньше нейтральных государств, тем больше риск, что «горячие финские парни» подерутся. После вступления Финляндии физическая граница непосредственного соприкосновения Альянса с Россией заметно увеличится. Не думаю, правда, что расширение НАТО мгновенно обострит ситуацию до уровня, когда, скажем, откроется второй фронт и начнется наступление на Хельсинки или бомбардировка Стокгольма. Вот если бы Беларусь в сговоре с Альянсом отыграла такой геополитический номер, тогда бы Кремль на рассвете следующего дня начал денацификацию и демилитаризацию Минска.

Эксперт отмечает, что ранее и Швеция, и Финляндия понимали нейтралитет как необходимость иметь собственную современную и обороноспособную армию. Нейтральная Швеция стабильно входит в топ-40 стран мира с самыми большими расходами на военное дело, который ежегодно составляет Стокгольмский международный институт исследований проблем мира. По этой причине очевидно, что вступление этих стран усилит НАТО, и для него это будет очень ценным и долгожданным приобретением.

— Обе страны в военном смысле интегрированы с Альянсом, имеют статус партнера расширенных возможностей НАТО — специальной программы про усиление оперативной совместимости их войск с силами Альянса. Всем этим я хочу сказать, что, по-моему, вступление Швеции и Финляндии не станет для НАТО дополнительным вызовом — эти новые страны она не будет «брать под крыло». Наоборот — Альянс с их помощью усиливает свою обороноспособность — закроет щели в безопасности стран Балтии — Литвы, Латвии и Эстонии.

Исходя из этого, Павел Мацукевич задает вопрос: зачем самим Швеции и Финляндии НАТО? И тут же поясняет: по его мнению, для этих стран не было угрозы со стороны России.

— В теории она как раз появится в момент, когда шведы и финны примкнут к блоку. Ведь если я правильно понимаю замыслы Кремля, так называемая спецоперация в Украине должна была отбить охоту у НАТО расширяться и вынудить Альянс отодвинуться на границы 1997 года, — отмечает аналитик. — Расчет тут может быть иным. Например, расширение Альянса может привести к тому, что Россия будет вынуждена нарастить свое военное присутствие в зоне соприкосновения с НАТО. Это отвлечет ее войска и вооружения, которые могли быть задействованы в Украине, а теперь не будут. Иными словами, расширение НАТО дробит силы России. В этом — жирный плюс.

При этом он добавляет, что если смотреть на ситуацию с точки зрения белорусских интересов, в этой ситуации есть жирный минус.

— В ответ на расширение НАТО может быть усилено военное присутствие России в Беларуси. Как вариант, Москва захочет поиграть белорусскими военными мускулами. Например, провести внеплановые учения у границ стран Балтии или создать напряжение, разместив в Беларуси серьезные вооружения. Любое развитие такой сюжетной линии послужит дополнительным основанием для НАТО продолжить свое военное усиление у наших границ и держать Беларусь в прицеле наступательных вооружений. А это не то внимание, которое я желал бы нашей стране.