Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Приняли решение, а почему не реализовали, почему эта мать не могла накормить этих детей?» Генпрокурор — о трагедии в Орше
  2. Пять минут вашего времени — и польская налоговая служба отправит «Зеркалу» деньги. Рассказываем о простом и безопасном способе помочь редакции
  3. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  4. В Испании убит российский летчик, перегнавший вертолет Ми-8 в Украину
  5. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  6. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  7. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  8. Как давно появился белорусский язык и кто его главный «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  9. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  10. «Мы знаем, из-за чего конкретно Путин убил Алексея три дня назад». Жена Навального заявила, что продолжит его дело
  11. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  12. Армия РФ снизила темп наступления на Авдеевском направлении и активизировалась на Запорожском — продвигается к Работино. Главное из сводок
  13. «Может не дотянуть до освобождения». Рассказываем о 13 политзаключенных, которым нужна помощь врачей прямо сейчас
  14. В Беларуси появились четыре новых генерала. Один из них прославился тем, что стрелял в подростка
  15. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  16. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО


В списке КГБ «лиц, причастных к террористической деятельности» больше 60 белорусов. Кого и за что в него включают, и какие грозят последствия попавшим в этот перечень, объяснила правозащитная организация Human Constanta.

Что из себя представляет «Перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности»?

Этот перечень ведется с 2011 года. Первоначально он использовался для исполнения международных обязательств по борьбе с терроризмом и опирался на практику ряда стран. В нем находились люди и организации, деятельность которых осуждалась международным сообществом.

Но с ноября 2020 года в него стали попадать люди по политическим мотивам. Первыми из них были Степан Путило и Роман Протасевич. Сейчас в этом списке есть, например, Светлана Тихановская, глава НАУ Павел Латушко, блогер и активист Антон Мотолько, участники инициативы бывших силовиков BYPOL.

Кто может попасть в список и за что?

Людей из Беларуси в этот список стали включать по двум основаниям, которые предусматривает Постановление Совмина № 1256, принятое в 2014 году. Это вступивший в силу приговор суда о признании физического лица виновным по статьям 124−131, 134, 287, 289−293, 322−324, 359, 360 и 361, части 4 статьи 294, части 4 статьи 295, части 4 статьи 309, части 3 статьи 311 Уголовного кодекса. А также если человеку предъявлены обвинения по этим же статьям, но суда еще не было.

Новые 15 человек, включая Марию Колесникову и Максима Знака, появились в списке из-за вступления в силу приговора суда. «Это не исключает необоснованности таких преследований в целом», — подчеркивают правозащитники.

Включают в этот список не только белорусов. Более того, до 2020 года в списке был только один белорус. Но в нем также находились госслужащие КНДР и Ирана, которых связывали с ядерными программами этих стран. А также граждане Ирака, которые считались причастными к террористической деятельности в 2003 году, и других стран. Всего более 700 человек.

Что означает нахождение в таком списке для человека?

Юристы организации говорят, что за сам факт нахождения в перечне людей не могут расстрелять. «Это решает только суд при рассмотрении уголовного дела, а на данный момент за такие действия не предусмотрена смертная казнь, тем более в отношении женщин», — подчеркивают в организации.

В законодательстве предусмотрено только одно ограничение для людей из списка «террористов» — это любые финансовые операции. То есть этим людям нельзя перевести деньги в СИЗО.

Что об этом списке думают правозащитники?

Правозащитники считают, что внесение людей в этот список до признания их судом виновными нарушает презумпцию невиновности и используется как репрессивный инструмент.

«Использование терминов „терроризм“ и „экстремизм“ не может быть основанием для безосновательных ограничений прав человека. На данный момент мы фиксируем злоупотребление такими понятиями как репрессивный инструмент против любого инакомыслия», — указывают в организации.