Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  2. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  3. «Авария — «это только вопрос времени». Совбез ООН провел экстренное заседание в связи с обстрелами Запорожской АЭС
  4. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  5. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  6. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  7. Попытки скрыть военные преступления в Буче и «огромные потери» ВСУ. Главное из сводок штабов на 170-й день войны
  8. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  9. От бывших соратников до новых политиков. Собрали список (очень длинный) людей, которых Зенон Позняк считает агентами спецслужб
  10. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  11. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  12. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  13. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  14. В каких белорусских водоемах не стоит купаться? Публикуем список таких мест — их уже 35
  15. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  16. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  17. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  18. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  19. Белорусские грибы-убийцы. Рассказываем о пяти самых опасных, которые стоит обходить стороной
  20. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  21. Воздушные массы «черноморского происхождения» придержат жару на пару дней. Все о погоде в Беларуси в выходные
  22. «Они хотят крови». В Минобороны эмоционально прокомментировали неофициальные версии инцидента на аэродроме «Зябровка»
  23. В Минске ГУБОПиК задержал маму певицы Риты Дакоты. Сама артистка это не комментирует
  24. Лукашенко предложили поднять цены на молочку, он запретил


Мы начинаем новый проект о бюджетах простых белорусов «Могу потратить». Наши герои — жители и больших городов, и маленьких белорусских местечек с разным уровнем доходов и возможностями заработка денег. Соответственно и бюджеты у них складываются по-разному. Мы будем говорить о том, хватает ли этих доходов на все «хотелки», могут ли белорусы позволить себе «крупногабаритные» покупки, удается ли откладывать. И что делают, если появляются непредвиденные расходы, которые ну никак не вмещаются в месячный бюджет, а очень надо. Начнем с финансовых историй людей, доход которых совсем небольшой.

Снимок носит иллюстративный характер

Наша первая героиня — 55-летняя Наталья из Брестской области. В январе этого года она была уволена, по ее словам, «по спискам». До увольнения работала в отделе кадров одного из сельхозпредприятий района:

 — Устраиваться на работу я и не пыталась. Характеристика у меня соответствующая, поэтому с ней найти место в какой-либо госструктуре или госпредприятии, а у нас в районе таких большинство, проблематично. Поэтому я оформила пособие по уходу за мамой. Ей 89 лет.

Правда, в этом случае по закону Наталья не может нигде работать. Даже на четверть ставки. Нельзя ей трудиться ни по договору подряда, ни по авторскому договору. В противном случае пособие у нее отберут.

— Я должна осуществлять круглосуточный уход за мамой и проживать за эти деньги, — объясняет женщина.

«311 рублей — вот такие у меня доходы»

В семье Натальи сейчас три человека: она, муж и мама. Двое детей уже взрослые и живут отдельно. Женщина говорит, что муж — частник, и сейчас у него некоторые финансовые трудности. И пока на его заработок рассчитывать не приходится.

 — Несколько месяцев мне придется существовать только на пособие по уходу за мамой, которое я получаю. Это 311 рублей. Вот такие у меня доходы, — признается Наталья. — Еще есть мамина пенсия — 460 рублей. То, что она получает, — все идет в нашу общую копилку. Ну, как в копилку. В распоряжении от этой суммы остается совсем немного. Потому что траты у мамы (если так можно сказать) немаленькие: на месяц нужно три упаковки памперсов.

Стоимость одной до последнего времени была 75 рублей. Сейчас они подорожали до 80 рублей. Но у нас был небольшой запас, поэтому пока по новой цене ничего не покупала. Половина пенсии уже «ушла». Как и любому пожилому человеку, маме необходимы лекарства. В месяц уходит примерно 100 рублей. Плюс за этот же период времени у нас расходуется около двух пачек порошка (6 килограмм). Потому что стираем мы часто. Одна упаковка стоит 30 рублей. Я посчитала, что в итоге от маминой пенсии на проживание остается рублей 90.

Остается еще пособие в 311 рублей по уходу за мамой. Итого 401 рубль. Для сравнения: до увольнения зарплата Натальи была 700 рублей. С падением дохода пришлось ужиматься. Например, женщина отказалась от покупок одежды и обуви:

— Ну, сейчас это просто нереально что-то такое покупать. Обходимся тем, что есть. Около 115 рублей из пособия сразу уходят на оплату коммунальных услуг. Следующая статья расходов — мои лекарства. Сейчас на них у меня уходит до 70 рублей. За последнее время некоторые позиции подорожали на 35%. Вот я была в шоке.

«Держать хозяйство стало невыгодно»

Семья Натальи живет в деревне. И раньше у них было большое хозяйство: несколько свиней и десятки кур. Сейчас оно значительно меньше.

— Пришлось отказаться от выращивания свиней, — говорит женщина. — Во-первых, дорого покупать молодняк. Пара молодых поросят в прошлом году стоила 200 рублей, а теперь — 400. Во-вторых, корма стали дорогими. Остались у нас только куры. И бройлеров взяли несколько десятков. Хотя и для них корма подорожали. Если раньше 10-килограммовый мешок стоил 19 рублей, то сейчас 27. Рост — почти на 50%.

Наталья говорит, что оставшаяся часть ее дохода — а это 220 рублей — уходит на продукты. Но не все покупает в магазине. Многое выращивает на своем огороде. В магазине не покупает яйца, и пока в морозильнике остался запас мяса и курятины с прошлого года, когда хозяйство было побольше. Но все равно что-то из мяса покупать приходится.

— Поэтому мясо и мясные продукты приходится приобретать в магазине. Сейчас, признаюсь, такие покупки очень редки — потому что дорого. Если до Нового года мы брали четверть туши свинины по 7 рублей за килограмм, то сейчас она уже стоит 10−11. Шейная часть или полендвица — 16−17 рублей. Простое обычное сало выросло до 11−12 рублей, — объясняет Наталья.

У Натальи своя технология покупок. Получив пособие, она сразу же закупает часть продуктов, которые могут долго храниться.

— Например, если я в прошлом году купила две бутылки подсолнечного масла (это 10 рублей), то в этом на такую же примерно сумму покупаю четыре пачки сливочного масла и кладу часть в морозильник. Купить сразу все уже как-то трудно, — объясняет она.

Дальше в магазин ходит по необходимости. Говорит, после увольнения пришлось от многого отказаться. Ассортимент сильно сузился.

— Покупаю какие-то простые и недорогие продукты. Макароны и гречка пока есть в запасах. Потом, я так думаю, гречку приобретать буду по-минимуму. Цена выросла: уже 4 рубля за 800-граммовую пачку, — объясняет женщина. — Конечно, от чего-то вкусного, чтобы побаловать себя, тоже пришлось отказаться. Раньше я могла себе позволить какую-то сдобу, но сейчас покупаю кефир и пеку блины.

— Что касается каких-то дорогих продуктов, например, красной рыбы, то я и забыла, что это такое. По большим праздникам и раньше она не всегда была. А сейчас рыба вообще исчезла из нашего рациона. Смотрите, даже обыкновенная мойва сейчас стоит 9,9 рубля, а раньше была по 4 рубля. Получается, что цена на эту рыбу выросла в два раза как минимум. Скумбрия ходовая, которую мы раньше часто покупали, сейчас у нас стоит примерно 12 рублей.

«Кредитование на такой доход оказалось закрытым»

Что касается крупногабаритных покупок, то с таким доходом, как у Натальи, на них вообще не остается денег.

 — Большие покупки сразу вычеркивайте. Это уже не наша история, — грустно говорит она. — У меня была кредитная карточка «Черепаха», я ее использовала и это было достаточно удобно. Недавно я попыталась ради интереса выяснить, может какие-то кредиты дают, но все кредитование на такой доход оказалось закрытым. Получить какую-то рассрочку тоже практически нереально: магазины убрали их в связи последними событиями. А в банках ничего не светит — доход очень маленький.

Наталья объясняет: пока крупных трат не предвидится и расходов тоже. Но вот вопрос со здоровьем — и тут уже возникают сложности.

— Проблемы с зубами — надо идти к стоматологу, но пока данный визит я откладываю, — объясняет она. — Сразу оплатить медицинское вмешательство не смогу, а про рассрочки я уже говорила. Сейчас вообще такая ситуация, что какие-то товары, которые мы покупали раньше, приобрести уже напряжно. Сюда могу отнести порошки, шампуни, например. Я пользуюсь не самым дешевым порошком, стирать надо много, важно, чтобы все отстирывалось, но ценник становится уже ощутимым для нашего бюджета. Поэтому стараюсь экономно использовать и всячески растягиваю имеющиеся запасы.

Женщина говорит, что с начала года заметила весомое подорожание товаров. Не по каким-то позициям конкретно, а в целом.

 — 10 рублей это минимум, который я оставляю в магазине, покупая самые простые продукты — хлеб, батон, молоко и масло, — рассказывает она. — Но, знаете, есть люди, которые умудряются жить и на меньшие суммы. Например, у знакомой зарплата на полставки — 150 рублей и пенсия мужа по инвалидности — 420 рублей. И как-то выкручиваются. Вот кому тяжело. А вообще у нас с соседями не так давно начался обмен продуктами. У кого-то есть свое молоко, у кого-то яйца и овощи. Вот и меняемся. Ну что ж. Выживем, прорвемся.