Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Три варианта действий для прекращения войны в Украине, потери сторон в Луганской и Донецкой областях. Главное из сводок
  2. «Лукашенко создает базу, чтобы белорусы хотели от него избавиться по причине, по которой его выбрали». Шрайбман — о ядерном оружии в Беларуси
  3. Местная вертикаль, директора предприятий и три замминистра. Лукашенко рассмотрел кадровые вопросы
  4. «Гэта быў унікальны выпадак, калі Лукашэнка прайграў». Поговорили с теми, кого в разные годы задерживали на День Воли
  5. Россия разместит в Беларуси тактическое ядерное оружие. Хранилище для него будет готово к 1 июля
  6. Ядерное оружие в Беларуси как информационная операция и передвижение только после фильтрации. Главное из сводок штабов на 26 марта
  7. «Отдана команда на зачистку». Замминистра Николай Карпенков рассказал, как силовики готовятся к борьбе с оппозицией
  8. Сегодня ночью Европа переходит на летнее время
  9. «Нет правовых инструментов». Спортивный арбитражный суд в Лозанне не удовлетворил иск Белорусского фонда спортивной солидарности к УЕФА
  10. «Мы их будем брать и уничтожать». Караев рассказал новые подробности «ликвидации иностранца» в Гродно и описал белорусское счастье
  11. Витебщину и Могилевщину залило паводком — затопило дома, мосты и дороги. МЧС показало последствия


Разговоры о поставках Украине западного вооружения, кажется, еще долго будут актуальными. Владимир Зеленский почти без остановки просит союзников ускорить этот процесс и критикует их за задержки. Но почему с поставками оружия существует такая проблема? И почему Украина не получает все, о чем просит? «Зеркало» задало эти вопросы эксперту в военной сфере Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Густаву Гресселю.

Фото: пресс-служба президента Украины
Визит президентов Франции и Румынии, глав правительств Германии и Италии в Киев, 16 июня 2022 года. Фото: пресс-служба президента Украины

Грессель отмечает, что вопрос поставок в Украину европейского вооружения — «это довольно обширная тема». А причины наблюдаемой медлительности со стороны Евросоюза делятся на настоящие и мнимые.

— Настоящие заключаются в том, что в европейских армиях мало что есть в запасе. Возвращение к жизни техники, которая интенсивно использовалась и была законсервирована в течение многих лет, требует времени. К тому же нужно время на ее техническое обслуживание и обучение экипажа для взаимодействия с ней. Чем техника сложнее, тем больше времени требуется. Это не тот процесс, который происходит быстро, даже если мы этого очень захотим.

При этом, отмечает эксперт, есть и фальшивые причины для дебатов. Они, по мнению Гресселя, стоили Евросоюзу месяцев, которые тот мог потратить на ремонт техники.

— Я говорю, например, о боязни мести со стороны России, страха стать участником войны. Такое мнение глубоко укоренилось не только у [канцлера Германии] Олафа Шольца и Социал-демократической партии, но и у некоторых людей, занимающих посты в Вашингтоне. Это все усложняет: вместо спланированных и скоординированных усилий союзников мы видим миротворческие усилия. Это плацебо. В США многие аналитики не могут избавиться от опыта войны в Ираке или Афганистане. В Афганистане борьба с повстанцами, вооруженными автоматами Калашникова, несколькими пушками и танком не требовала очень много сложной техники. Но в войне между двумя промышленно развитыми странами и двумя крупнейшими сухопутными армиями в Европе это не работает.

Кроме этого, Густав Грессель отмечает, что в мире до сих пор сохраняется «детская вера в превосходство западного оружия».

— Люди думают, что все советское — это мусор, а любая западная система вооружения — это непобедимое чудо. Это не так. Эффективность в бою в большей степени определяется способностями командиров и доступностью данных или сетей передачи данных. Направляемые Украине РСЗО M270 будут практически так же эффективны, как украинская система «Ураган» (отметим, что максимальная дальность стрельбы M270 составляет до 80 километров, в то время как «Ураган» бьет менее чем на 40 километров. Также M270 использует управляемые снаряды, которые даже при стрельбе на огромные дистанции попадают в круг всего в 7 метров диаметром, тогда как советские РСЗО бьют по площадям, имея в разы меньшую точность. — Прим.ред.). Более эффективны, чем российские РСЗО, они будут только из-за лучшего обучения офицеров и командования Украины. Однако просто их наличие чуда не сделает. Несколько западных пусковых установок на 1200 километров фронта — это шутка. Независимо от того, насколько они хороши. Я пытаюсь объяснить это людям день и ночь, но они мне не верят. Это как разговаривать с лошадьми.