Поддержать команду Zerkalo.io


На прошлой неделе на Национально-правовом портале появилось соглашение о сотрудничестве белорусского КГБ со Службой безопасности Грузии. В соцсетях эта новость вызвала вопросы. Теперь по запросу спецслужб белорусов могут вернуть на родину? Оказывается, все далеко не так. Zerkalo.io вместе с юристом Human Constanta Кириллом Кофановым разобралось, с какими странами у Беларуси подписаны соглашения по вопросам экстрадиции, какую силу они имеют и кто может высылать белорусов.

Соглашение о сотрудничестве между КГБ и СБГ — это какая-то новая практика?

Вообще-то нет. Как говорится на сайте КГБ Республики Беларусь, это один из 18 международных договоров о сотрудничестве и взаимодействии с органами безопасности иностранных государств. В число «партнеров» КГБ входят Казахстан, Украина, Молдова, Узбекистан, Азербайджан и Армения.

—  Это документ, который определенным образом регламентирует взаимодействие силовых органов разных стран, — рассказывает Кирилл Кофанов. — При этом он никак не затрагивает вопросы выдачи граждан одного государства другому, речи об экстрадиции не идет.

Соглашение подразумевает, что во время сотрудничества по уголовным делам государства могут предоставлять друг другу какую-то информацию и материально-техническую помощь, будут проводить семинары и тренинги. Аналогичные соглашения подписываются Беларусью с соседними государствами и для предотвращения оборота наркотиков, — рассказывает юрист.

А что касается экстрадиции, какие документы регулируют эту процедуру?

Начнем с того, что экстрадиция — это процесс передачи людей под следствием или преступников одной страной другой. Происходит он на основе взаимного соглашения (но не всегда). Проще говоря, если человек совершает преступление (или проходит в качестве обвиняемого или подозреваемого) в своей стране и уезжает за границу, там его могут задержать и вернуть на родину. Конечно, если иностранное государство посчитает нужным так поступить.

—  Процедуру экстрадиции регулирует Уголовный кодекс, закон «О гражданстве» и Конституция. Моменты правовой помощи по уголовным делам, которые включают в себя процедуру экстрадиции, базируются на двусторонних и многосторонних соглашениях. Их государства заключают между собой. Такие правила сотрудничества по линии экстрадиции действуют для всех стран, — добавляет Кофанов.

Понятно. А с кем у нас заключены договоры об экстрадиции?

В открытом доступе нет полного списка государств, с которыми у Беларуси заключены двусторонние договоры о взаимной правовой помощи по уголовным делам. Но на сайте Верховного суда размещен их примерный перечень.

Итак, в нем значатся Венгрия, Чехия, Кипр, Куба, Латвия, Литва, Китай, Польша, Вьетнам, Индия, Иран, Болгария, Венесуэла, Сербия, Сирия, Египет, Турция, Шри-Ланка, ОАЭ и Монголия.

Юристы Human Constanta уточняют: кроме двусторонних договоров итог запроса по высылке человека также могут определять многосторонние соглашения. В этом случае речь идет о Кишиневской и Минской конвенциях о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Участниками Кишиневской конвенции сейчас являются Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Кирилл Кофанов уточняет, что даже вышедшие из СНГ страны до сих соблюдают и Минскую конвенцию. Вот список тех, кто подписал ее в 1993 году: Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Туркменистан, Узбекистан и Украина.

В общем, перечень для сотрудничества по уголовной линии вполне внушительный.

Наличие договора со страной — единственное условие для возможной экстрадиции?

Нет. Отсутствие соглашения не гарантирует, что страна не станет высылать человека домой.

—  Если такого соглашения между государствами нет, в действие вступает «принцип взаимности». Страна направляет ходатайство иностранному государству и ждет, что ей вернут ее гражданина, — рассказывает Кирилл Кофанов.

В качестве примера юрист приводит сотрудничество между Беларусью и Бельгией. Соглашения между странами нет. Значит, в случае если Беларусь пожелает запросить экстрадицию своего гражданина, ее компетентным органам придется писать условную «заявку». К делу подключается тот самый «принцип взаимности».

—  В таком случае государство, со стороны которого идет просьба о выдаче иностранного гражданина, должно указывать сведения об уголовном деле. А еще оно предоставляет необходимую правовую информацию из своего закона. Подтверждает, что за совершенное преступление предусматривается ответственность. И хотя просьба направляется в иностранное государство в официальной форме, это не обязательно означает, что принимающая сторона согласится на экстрадицию. Каждый случай изучается индивидуально и на протяжении нескольких месяцев, — добавляет юрист.

Наличие договора или письменного запроса — это гарантия того, что человек будет экстрадирован?

Нет. По словам юриста Кирилла Кофанова, у любого государства есть условия, при которых человек не может быть экстрадирован с его территории. Даже при наличии двустороннего соглашения или любой заявки.

—  В Беларуси они регулируются ст. 484 УПК РБ — она указывает основания для отказа в исполнении просьбы о выдаче человека. Например, экстрадиция может быть не исполнена, если цель запроса — уголовное преследование по признаку расы, пола, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к социальной группе или по политическим убеждениям.

То же касается действий других стран в отношении Беларуси. Если следственные органы обнаружат, что по прибытии сюда человек может столкнуться с преследованием по перечисленным признакам, ему вправе отказать в экстрадиции. Все зависит от того, насколько высокий у иностранного государства уровень доверия к правоохранительной системе Беларуси, — добавляет юрист.

По его словам, стопроцентно предсказать, станет ли какая-либо страна высылать иностранного гражданина, не получится. Чаще всего каждый такой случай рассматривается отдельно.

— А еще можно посмотреть на список стран, которые чаще других удовлетворяют такие запросы. Например, Россия в подавляющем большинстве случаев экстрадирует людей — то же делает и Беларусь. Если человек прибывает в определенную страну за защитой, стоит задуматься, насколько объективно ее силовые органы станут рассматривать ситуацию, — заключает юрист.