Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Что было бы, если бы протест в 2020-м не был мирным? А если бы Путин ввел войска? Попросили ответить нейросеть
  2. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  3. Уничтожение российских разведгрупп и удар по командному пункту ВСУ. Главное из сводок штабов на 167-й день войны
  4. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  5. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  6. «Мы были глупыми и наивными». Монологи четверых белорусов, стоявших в очередях на участках и ждавших итоги выборов 9 августа 2020-го
  7. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  8. Синоптики и МЧС предупредили о грозах 9 августа
  9. Колесникова сбежит, Россия — предала. О чем говорил Лукашенко перед выборами 2020-го (многое сейчас звучит странно или смешно)
  10. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  11. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  12. Тихановская ответила на ультиматум Прокопьева о «передаче полномочий»
  13. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  14. «Люди сидели избитые, плакали…» Силовики, уволившиеся в августе 2020-го, — о жизни спустя два года, экс-коллегах и своем решении
  15. Светлана Тихановская объявила о создании Объединенного Переходного Кабинета — «коллективного исполнительного органа»
  16. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать
  17. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  18. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  19. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  20. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  21. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  22. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  23. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  24. В Минобороны России озвучили новую статистику по «наемникам» из Беларуси на стороне Украины
  25. Сто шестьдесят седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
Чытаць па-беларуску


На этой неделе были почти одновременно обнародованы результаты двух социологических опросов в Беларуси — Белорусской аналитической мастерской Андрея Вардомацкого и белорусского проекта британского Chatham House под руководством Рыгора Астапени. Первое исследование — телефонный опрос всех слоев взрослого населения страны, проведенный в середине мая, второе — онлайн-опрос горожан, проведенный месяц назад. Юрий Дракохруст сравнивает их результаты с исследованием, проведенным в Украине, и приходит к неочевидным выводам.

Юрий Дракохруст

Обозреватель белорусской службы «Радио Свобода».

Кандидат физико-математических наук. Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Несмотря на эти различия, оба белорусских опроса показали очень похожие результаты.

По-прежнему лишь незначительная доля белорусов считают, что белорусская армия должна вступить в войну в Украине на стороне России. Как отметил Астапеня, это, в основном, люди, не очень считающие себя белорусами. У них «железная» логика: Беларусь — это Россия, Россия ведет войну, значит и Беларусь должна воевать.

Также большинство, хотя и менее внушительное, отрицательно относится к присутствию российских войск на территории Беларуси.

Однако в отношении войны самой по себе, вне связи с участием или неучастием в ней Беларуси, налицо примерное равенство сторонников и противников военных действий России с небольшим перевесом в сторону противников.

И наконец, в вопросе о геополитических предпочтениях, о выборе между ЕС и Россией, перевес — на стороне России. По данным Белорусской аналитической мастерской пропорции предпочтений с начала войны (и несмотря на войну) вообще не изменились, по данным Chatham House — несколько увеличились доли сторонников обоих геополитических векторов, но российского — несколько больше.

На первый взгляд, такие соотношения оценок очень противоречивые, едва ли не шизофреничные. Однако психологически они допускают непротиворечивую интерпретацию.

И в обычной жизни мы нередко можем осуждать поступок или поведение близкого нам человека — родственника или друга. Но прекращает ли это близость, обязательно ли мы разрываем отношения с таким человеком? Не обязательно. Мы можем осуждать отдельные его действия, но это может не делать наши отношения более холодными.

Так же бывает и в отношениях между народами. Для многих белорусов Россия поступает плохо, постыдно, преступно. Но на отношении к ней как таковой это не сказывается.

Как пояснил Рыгор Астапеня, для многих белорусов Россия — это часть их идентичности, их культуры. Отказаться от них трудно даже под влиянием очень сильных шоков.

Кстати, работу этого политико-психологического механизма можно было увидеть в результатах опроса Белорусской аналитической мастерской в отношении украинцев к белорусам.

Мастерская совместно с Киевским международным институтом социологии провела в конце мая репрезентативный опрос в Украине об отношении ее граждан к белорусам в связи с войной и ролью в ней Беларуси.

Большинство (68%) украинцев ответили, что их отношение к белорусам из-за войны ухудшилось, только у 24% оно осталось прежним и лишь у 3% оно улучшилось. На вопрос: участвует ли Беларусь в военном конфликте в Украине, положительный ответ дало подавляющее большинство — 84%. Но в вопросе об их нынешнем отношении к белорусам респонденты разделились примерно пополам: 42% назвали свое отношение к северным соседям хорошим, 47% — плохим.

Как же так? У 68% украинцев отношение к белорусам ухудшилось, а плохо к ним теперь относятся только 47%? Ну вот так — у многих отношение ухудшилось, но не настолько, чтобы стать плохим.

И еще — о том, что лежит в основе работы механизма «прощения виноватых». Это, как и в личных отношениях, близость. Из идеологического конструкта о «триедином народе» не обязательно делать вывод о необходимости единого государства для этого «триединого». Для многих приверженцев этого конструкта он просто констатация близости.

В Украине 27% считают себя и белорусов одним народом. И это — больше половины среди тех украинцев, которые сохранили хорошее отношение к белорусам.

Еще более впечатляют ответы белорусов на подобный вопрос, и не только в отношении белорусов и русских, и украинцев, но и в отношении русских и украинцев

Как уже было сказано, из приверженности концепту «триединого народа» не следуют однозначные политические выводы. Но кое-что из этого все же следует.

Это, в частности, объясняет сохранение симпатий белорусов к России, приверженность значительной их части интеграции с Россией. Отчасти поэтому не наблюдается снижения (хотя и увеличения) симпатий к Украине.

С другой стороны, опять же отчасти именно на этом зиждится и осуждение российских военных действий в Украине. Глава Украинской православной церкви Московского патриархата митрополит Онуфрий в первый же день войны назвал российское нападение на Украину «грехом Каина» (в библии Каин — старший сын Адама и Евы, убивший своего брата Авеля. — Прим. ред.). И многие белорусы осуждают это нападение именно поэтому.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.