Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Минфин предупредил о резком росте ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  2. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  3. Эйсмонт рассказала, что Виктор Лукашенко делал в ОАЭ
  4. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  5. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  6. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  7. «Должны раскаяться, публично извиниться». В Сети опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  8. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  9. Резников остается на посту министра обороны Украины
  10. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  11. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  12. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  13. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну


На страницах американского издания The Washington Post появилась колонка от имени редакции. В ней идет речь о том, что Международному валютному фонду стоит притормозить выплату Беларуси $1 млрд из своих резервных активов. Издание считает, что администрация Байдена должна мобилизовать всех членов фонда для выдвижения этого требования. Причина — политическая ситуация в нашей стране. Решение МВФ вступит в силу уже 23 августа. О том, насколько весома для белорусской экономики выплата этих средств и при каких условиях мы можем их потерять, Zerkalo.io разбиралось вместе с экономистом BEROC Дмитрием Круком.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Что это вообще за деньги и кому они полагаются от МВФ?

Экономист объясняет, что выплата, которую делает Международный валютный фонд, происходит во время распределения им своего специального резервного актива, SDR (Special Drawing Rights — англ. специальные права заимствования).

—  Это искусственный финансовый механизм, с помощью которого МВФ ослабляет угрозу невыплаты государствами своих долгов. Фонд выпускает специальный актив и распределяет его по всем странам-членам, чтобы придать дополнительную прочность их золотовалютным резервам. Долгое время он являлся исключительно символичным — объем SDR был очень мал. Но затем в ответ на глобальный кризис 2008 года возникла новая идея — более активно использовать SDR в мировом масштабе, — объясняет Дмитрий Крук. — Сейчас фонд использует такой же подход на фоне угроз финансовой стабильности, связанных с пандемией. Если говорить совсем просто, эти выплаты можно сравнить с так называемыми «вертолетными деньгами»: резервы воссоздаются из ниоткуда и даются по умолчанию всем странам — членам МВФ.

По какому принципу раздают деньги?

Для всего мира утверждается общая сумма SDR, а каждая страна получает свою долю средств в зависимости от квоты в МВФ. Эта квота отражает долю экономики отдельной страны в мировом масштабе.

— После [начала] пандемии многие страны подняли вопрос об их чрезмерной долговой обремененности. А для мировой финансовой стабильности это серьезная угроза. Тогда возникло предложение воспользоваться опытом раздачи SDR 2009 года, — рассказывает экономист. — Сейчас объем актива намного больше: в долларовом эквиваленте он составляет почти $650 млрд. Для сравнения: в 2009 г. МВФ выделял около $270 млрд.

По умолчанию этот актив попадает в золотовалютные резервы. А что может сделать с ним Нацбанк? Например, использовать как средство платежа с другими банками и министерствами финансов в межгосударственных расчетах.

Понятно. А в каком случае наша страна может не получить выплату МВФ?

По словам Дмитрия Крука, Беларусь в этой истории всего лишь часть общего механизма. Страна является членом МВФ, устав фонда распространяется на нее так же, как и на других участников. Выполнять специальные условия для получения средств не нужно.

—  В обычной ситуации любая страна — член МВФ не задается вопросом, получит ли она эти деньги. Но с Беларусью есть нюансы: тему с выделением активов подняли некоторые политические силы. Вероятность недополучения страной средств я оценить не возьмусь, хотя допускаю, что это может случиться. Вопрос в том, какими правовыми механизмами и причинами это решение будет обосновано. В уставе МВФ нет четких критериев для блокировки получения SDR отдельной страной, — добавляет Крук.

Несмотря на это, экономист вспоминает недавний говорящий опыт Афганистана. После того, как «Талибан» пришел к власти, МВФ сделал заявление. Фонд считает, что с признанием талибского правительства сейчас есть проблемы, а потому свою долю SDR Афганистан получить не может.

—  Существует ли такая вероятность в ситуации с Беларусью? Допускаю, что да, хотя правового механизма для этого я не вижу. Но сейчас эта позиция лоббируется политическими силами, которые имеют весомую долю в МВФ. И если это все же случится, деньги по-прежнему будут причитаться Беларуси, но доступ к ним нынешняя власть не получит, — считает Крук.

Если Беларусь все же останется без активов фонда, чем эта ситуация чревата для нашей экономики?

По словам Дмитрия Крука, хотя выплаты МВФ и укрепляют национальный резерв, их потеря для государства на первый взгляд не трагична. Выделение средств фондом — это, скорее, неожиданный подарок. А вот действительно сильным ударом для экономики может стать «информационный шок» бизнес-партнеров. В случае публичного отказа МВФ от финансирования Беларуси сотрудничество иностранных контрагентов со страной будет поставлено под угрозу.

—  В таком случае речь идет не просто о недополученной выгоде, но о сильном информационном сигнале. Беларусь получает почву для сравнения с Афганистаном. Нас вполне могут начать воспринимать как проклятое для инвестиций и бизнеса место. Для многих зарубежных контрагентов это шок, а потому желание взаимодействовать с таким государством естественным образом будет снижаться, — объясняет экономист.