Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Контрнаступление активно продвигается. Путин нашел „главного виновника“ неудач в Украине». Главное из сводок на 225-й день войны
  2. От четырех до 14 лет колонии. В Минске огласили приговор по делу БелаПАН
  3. «Если это Adidas, Nike или Zara, ладно». Лукашенко лично возьмется за рекордную инфляцию. Еще он анонсировал новые ограничения и наказания
  4. «Я был в шоке». Врач-стоматолог спустя три года после выпуска решил узнать, где сейчас его однокурсники, и провел мини-исследование
  5. «Гражданственность и патриотизм» навязали и вузам. Теперь там тоже будет упор на идеологию — постановление Минобра
  6. Путин открыто восхищается идеологом русского фашизма. Рассказываем, о ком идет речь
  7. Путин «финализировал» аннексию украинских территорий — он подписал поправки в Конституцию
  8. Минздрав попытался объяснить, какая в Беларуси ситуация с медкадрами и почему страна теряет врачей (вышло не очень убедительно)
  9. Теперь официально. В Беларуси ввели мораторий на повышение цен и тарифов на внутреннем рынке
  10. Власти приняли решение забрать Красный костел у верующих
  11. Россияне ударили по Запорожью, ракеты попали в семь жилых многоэтажек. Также снова обстрелян Харьков (обновлено)
  12. В Таиланде в детском саду убили 22 ребенка. Это сделал бывший полицейский
  13. В ISW рассказали, почему России нет смысла применять ядерное оружие и куда может быть нанесен первый удар, если это случится
  14. ГУБОПиК задержал главного инженера «Милкавиты»
  15. Чиновники взялись за владельцев агроусадеб. Для них ввели новые ограничения и наказания
  16. Блестяще проводимая операция в Херсонской области, распри в РФ из-за мобилизации. Главное из сводок на 224-й день войны
  17. В парламент поступил законопроект об амнистии ко Дню народного единства


Многим кажется, что заключение брачного договора между супругам — это проза, которая совсем не про любовь и доверие. Но есть и возражающие, мол, «мало ли что в жизни может случиться». Корреспондент «Зеркала» поговорил с белорусами, которые приняли решение о подписании этого документа. Они рассказали, как шли к этому, какое имущество попало в договор и как на это отреагировали их близкие.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Мы уверены — любим друг друга не за деньги»

Минчане Илья и Евгения (имена героев изменены) три года жили вместе, а потом решили пожениться. Невесте на тот момент было 28 лет, жениху — 32. Для молодых людей это был первый брак.

— На самом деле у нас не было планов на официальное оформление брака, нас и так все устраивало. Но давили родители мужа, мол, ай-ай-ай, а что люди скажут, — вспоминает Евгения.

Родители Ильи также переживали по поводу того, что «всем девушкам нужно только имущество», а поэтому рекомендовали сыну заключить брачный договор.

— В то время об этих их разговорах я даже не знала — все это они говорили Илье. Хотя еще тогда я думала, что если заключать брак, то брачный договор нужен обязательно. Причем, он должен быть жесткий, чтобы в будущем не было никаких претензий ни у одной из сторон.

Девушка предполагает, что пришла к такому решению после того, как наслушалась много неприятных историй от подруг, знакомых о проблемах раздела имущества при разводе. Среди них были истории о том, что кто-то из супругов обеспечивает семью, а другой просто лежит на диване (в случае мужчин), или целый день проводит в соцсетях (в случае женщин). А поскольку разводы в последнее время происходят часто (например, в прошлом году зарегистрированы 56,6 тысяч браков и 34,4 разводов), то нужно заранее обговорить все нюансы. Тем более каждому из супругов было что терять в случае развода.

— Мало ли что, ведь никто ни от чего не застрахован. Да и в целом казалось, что наличие договора как-то дисциплинирует, — считает Евгения.

В итоге разговор о заключении брачного договора завела она сама. Тогда же от будущего мужа девушка и узнала о позиции его родителей. Впрочем, сам Илья к тому моменту тоже «дозрел» и был не против заключить брачный договор.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото читателя

— Мы начали искать в интернете информацию — ее оказалось очень мало. Не нашли даже подходящие формы договора. Поэтому мы составили список того, что хотим вписать в договор, сверили со статьями Кодекса о браке и семье, чтобы понять, что наши желания не противоречат закону. Потом отправились к нотариусу.

Нотариус, к которому обратилась пара, «была в шоке» от их просьбы о заключении брачного договора с дополненными молодежью пунктами. По словам девушки, сотрудница нотариальной конторы долго ходила с их документами и «писульками» по кабинетам своих коллег. После возвращения на свое рабочее место она стала уточнять, зачем паре такой договор.

— Она несколько раз переспросила, осознаем ли мы последствия для каждого из нас. В общем, мы решили, что она нам не подходит, поэтому обратились к другому нотариусу. Она оказалась более компетентной в этом вопросе.

Со вторым нотариусом пара обсудила все нюансы, что-то подкорректировали и через несколько дней договор подписали, потом его надо было зарегистрировать в БРТИ.

— Вкратце описать суть договора можно так: у нас нет общего семейного бюджета, доходы и расходы разделены. Кто что заработал — тот то и тратит по своему усмотрению. Это же касается приобретения и продажи недвижимого имущества. Если в период брака покупается недвижимость, она принадлежит тому, на чье имя зарегистрирована. Если второй супруг решит вложить какие-то деньги в улучшение этой недвижимости, это считается его подарком, претендовать на часть объекта он не сможет. Но и кредиторы одного из супругов также не смогут взыскивать с него долги (если они возникнут) за имущество второго супруга.

По словам девушки, она и ее супруг не считают, что они ущемлены в правах. Скоро они будут отмечать четвертую годовщину брака. Их отношения «ровные», разводиться не планируют, к тому же они довольны тем, что заключили брачный договор.

— Нам с мужем брачный договор идет на пользу. Есть уверенность — вместе мы точно потому, что нам хорошо и комфортно друг с другом. Мы не зависим друг от друга, у нас нет материальных поводов для ссор, нет никакой подноготной корысти. Мы любим друг друга не за деньги, и нет упреков на этот счет.

Девушка говорит, что раздельный бюджет «не значит, что есть дележка каждой копейки или крошки». Супруги зарабатывают примерно одинаково, Евгения иногда больше. На еду они скидываются и из общих денег покупают что хотят. Говорит, никто из них не считает: «Ах, ты омара купил(а), значит я себе пойду куплю осетра!». Они поровну оплачивают бытовые нужды, при этом у каждого остаются средства на собственные интересы. Им удобно от того, что не нужно просить разрешения потратить свои деньги на что-то дорогое или на то, что второму супругу кажется глупым. Нет обид, что семейный бюджет потрачен как-то неправильно.

— Но это не значит, что мы не ссоримся. Все же мы разные люди, мы долго «притирались» друг к другу. Даже более года назад иногда общались на повышенных тонах. Но тогда мы обсудили наши разногласия, сделали выводы и постарались экологично разрулить ситуацию.

Иллюстративное фото. Источник: Рixabay.com
Иллюстративное фото. Источник: pixabay.com

В будущем пара хочет составить «соглашение о детях», а если будет желание приобрести какое-то совместное имущество, то заключат к брачному договору дополнительное соглашение о режиме совместной собственности.

— Брачные договоры в нашей стране считаются чем-то неправильным. Мы постоянно слышим в свой адрес, что мы не семья, раз у нас есть договор, причем такие высказывания чаще звучат от людей, у которых еще не было длительных отношений. Впрочем, иногда так говорят и семейные, а потом выясняется, что это говорит человек, который живет за деньги второй половины. А вот при общении с разведенными я иногда слышу, что они жалеют о том, что не заключили в свое время договор.

«В случае развода наша дочь не останется ни с чем»

Денис и Ирина поженились в феврале 2020 года, тогда им было 29 и 24 года соответственно.

— Речь о брачном договоре у нас зашла еще до женитьбы, потому что муж рассматривал покупку квартиры, и этот документ был связан именно с недвижимостью, — вспоминает Ирина.

Девушка согласилась на брачный договор, она считала этот ход правильным, ведь половину суммы за жилье вносила мама будущего мужа, а на вторую половину он оформлял кредит на себя. Квартира небольшая — 36 «квадратов», но все же для молодоженов сумма на ее покупку значительная.

— Муж до меня уже состоял в браке. С тогдашней женой они купили квартиру: 20% внесла она, остальную сумму — он. При разводе она не согласилась на возврат лишь той суммы, которую она внесла — потребовала разделить квартиру по рыночной стоимости.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

На решение заключить брачный контракт с новой женой родственники Дениса отреагировали нормально. Близкие со стороны Ирины не все поддержали эту идею. Например, мама девушки до сих пор говорит, что это зря, потому что «в случае чего дочь останемся ни с чем».

— Брачный договор мы подписали до заключения брака. Пошли в нотариальную контору, расспросили обо всем и подписали. В договоре прописано, что квартира принадлежит мужу, в случае развода я не претендую на долю квартиры, но не на вложенные в нее деньги в виде ремонта, мебели, техники, — рассказала девушка о содержании документа.

Спорный момент возник у них по поводу детей. По словам девушки, согласно белорусскому законодательству, если между супругами заключен брачный договор, значит дети тоже не имеют права на долю в квартире — только в случае смерти супруга. Это можно изменить, но пока Ирина и Денис не видят в этом смысла.

— Иногда я немного жалею о подписании брачного договора, но все же это было разумно со стороны мужа. Сейчас мы живем в браке, все хорошо, хотя иногда бывают ссоры.

Девушка считает, что если вдруг случится развод, то на совести супруга будет вопрос о том, оставлять ли что-либо детям, «если ничего, то значит,  ребенку не особо нужно общение с отцом».

— Но я думаю, в случае развода мама Дениса будет на стороне внучки, поэтому наша дочь не останется ни с чем, — уверена Ирина.

Подали заявление о разводе, а потом заключили брачный договор

Олег с Натальей женаты больше десяти лет, у них есть дети-подростки. У семьи была квартира с имуществом, участок под дом, машина. Года два назад между супругами зашел разговор, а что делать, если они решат разводиться? Причем, завела его Наталья.

— Она работает в сфере обслуживания, с женщинами. Видимо, там наслушалась плохих историй про разводы и раздел имущества, — говорит Олег. — Меня это не задело, не обидело — нормальный рациональный подход. Сказал ей, мол, за кого ты меня принимаешь? Мы оба честные люди, поделим все, как устроит нас обоих, предложил вариант, что кому достанется. Она согласилась.

Еще тогда супруги решили, что если они будут разводиться, то перед этим процессом заключат брачный договор — чтобы не было волокиты с делением имущества после развода, высчитывания процентов и долей, которые друг другу принадлежат. Решили, что каждый из них будет подстрахован.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

О разводе супруги заговорили через два года — они поняли, что просто охладели друг к другу и совместная жизнь невозможна, брак надо расторгать. При этом не было никаких конфликтов: они много разговаривали и рассуждали о своих отношениях.

— Я тогда припомнил ту нашу беседу двухгодичной давности, мол, мы же договаривались поделить имущество так-то и так-то. Ну что, будем действовать по плану, о котором договаривались? Жена согласилась. Не было споров о том, кому что забирать.

Было решено, что Наталья остается с детьми, а значит, справедливо, если им останется квартира со всем имуществом и автомобиль — «возить детей». Олег забирает себе участок с недостроенным домом. Подарки, которые они дарили друг другу, остаются при них.

В мае супруги подали заявление о разводе, потом пошли со всеми документами на нажитое имущество к нотариусу. Сегодня договор уже составлен, Олег с Натальей вот-вот его подпишут. Потом их ждет развод.

— Уже несколько месяцев я живу в съемной квартире. Я нормально общаюсь со своей уже практически бывшей супругой, езжу к детям. В квартире, где они живут сейчас, идет ремонт, и я помогаю с ним. Из-за этого наши знакомые удивляются, мол, вы же разводитесь, чего общаетесь? Но я считаю, что разойтись цивилизованно и остаться друзьями — это нормально.