Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  2. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  3. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  4. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  5. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  6. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  7. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  8. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  9. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  10. Единовременная премия почти 22 тысяч долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  11. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу


Во время второго дня конференции у Светланы Тихановской спросили, даст ли она присягу на Конституции, как того потребовал Вадим Прокопьев. Напомним, вчера в комментарии «Зеркалу» Светлана Тихановская назвала такой ультиматум «недостойным мужчины».

Светлана Тихановская во время второго дня конференции "Новая Беларусь" 9 августа 2022 года
Светлана Тихановская во время второго дня конференции «Новая Беларусь» 9 августа 2022 года

Вадим Прокопьев 8 августа предложил Светлане Тиханвоской «взять в руки» судьбу нации. Он заявил, что ее «да» будет понятно по действиям: отстранить ответственных за провалы и ошибки людей до конца расследования и заявить о создании правительства. Тогда он предложил ей сразу же на сцене принять присягу, положив руку на Конституцию.

— Руку на конституцию непонятно какую я класть не буду. Тот факт, что два года я продолжаю как бульдозер работать, — это и есть фактическая присяга белорусскому народу. Я понимаю, что символизм что-то значит, но не в этом случае. Почему кабинет, а не правительство? Кто-то задавал вопрос вчера, кто возьмет на себя ответственность за то, что правительство не было создано в 2020-м? Беру ответственность на себя полностью. Я уже объясняла, что для меня было чужда идея создания чего-то в изгнании. Потому что если что-то в изгнании, то это значит, что ты уезжаешь надолго. А в 2020 году не было таких ощущений. А раз не создалось, то значит, не нашлось людей, которые бы смогли меня убедить в правильности такого решения. Сейчас вопрос назрел, все больше и больше голосов за создание. Но, опять же, протоправительство, протопарламент — эти вещи мне чужды. Если будем создавать, то будем создавать кабинет, чтобы не было аналогии с тем, что сейчас есть в режиме. Это моя позиция и опять же не нашлось человека, который бы смог меня убедить в обратном.

При этом на вопрос экс-бизнесмена Александра Кныровича о том, чувствует ли себя Тихановская национальным лидером, она ответила утвердительно.

— Да, я чувствую себя национальным лидером, — сказала Тихановская. — Я взяла на себя ответственность и готова поделиться ею с теми, кто готов работать со мной плечом к плечу.

Она добавила, что «чувствует себя белоруской, которая волею судьбы взяла на себя ответственность и обязанность исполнить свой долг перед Беларусью, перед белорусами».

— Я знаю, что белорусы голосовали за меня. Я понимаю, что не потому, что поверили в меня. Они голосовали за людей, которые не дошли до этого этапа, — сказала она.

Напомним, Вадим Прокопьев заявил, что если Светлана Тихановская скажет «нет», то она должна передать полномочия премьер-министру, который возглавит правительство.

— Допустим, ваш ответ «нет», мы вас поймем, не осудим и поддержим. Мы навсегда запомним ваш героический поступок 2020 года, — сказал он. — Но предложим вам передать большинство своих полномочий премьер-министру, который возглавит правительство, — сказал он. — Все остальное, извините, понты <…> Закончу я фразой, за которую я вас хвалил в личной переписке. «У нас нет еще одного года».