Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  2. Фан-встречу с блогершей Хаметовой провели без согласования с властями. Виновных пообещали наказать
  3. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  4. «Несанкционированное массовое мероприятие». Силовики задержали организатора встречи с Миланой Хаметовой в Dana Mall
  5. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  6. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко
  7. «Удар по пункту управления во время совещания командования». Главное из сводок штабов на 215-й день войны
  8. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  9. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  10. Лукашенко и Путин проводят переговоры в Сочи. Это их седьмая встреча с начала года
  11. «То, что мы не выступили против Путина намного раньше, — огромная ошибка». Легендарный Доминик Гашек — о России, Беларуси и войне
  12. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  13. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион
  14. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь. Известно о 15 погибших, среди них семь детей
  15. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  16. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  17. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»


Салідарнасць,

Александр Лукашенко пытается сделать вид, что расширить сотрудничество со странами дальней дуги — не проблема. Однако опыт показывает, что даже при его «дружеских» отношениях с руководителями этих государств, мы, зачастую, оказывались ни с чем, пишет «Салідарнасць».

Александр Лукашенко. Фото: Reuters
Александр Лукашенко. Фото: Reuters

Еще недавно половина белорусского экспорта шла в страны Евросоюза (в прошлом году — 9,5 млрд долларов). После введения новых санкций власти пытаются компенсировать потери, пытаясь расширить рынки сбыта в других точках планеты. Причем, чиновники делают вид, что это не является большой проблемой.

В начале августа, к примеру, Александр Лукашенко заявил, что Беларусь «запросто может добавить на китайском направлении». Чему должны помочь его якобы хорошие личные отношения с семьей Си Цзиньпина.

Но если посмотреть на историю белорусско-китайских отношений и статистику, то совершенно непонятно, как власти собираются «запросто добавить» в сотрудничестве с КНР.

По итогам 2021 года внешнеторговый оборот двух стран достиг 5,9 млрд долларов, но отрицательное сальдо при этом составляет для Беларуси внушительные 3,2 млрд долларов. Дальше, вероятно, будет еще хуже, т.к. из-за санкций возникли проблемы с экспортом в КНР калийных удобрений.

Показательно, что власти при этом молчат о потере украинского рынка, который был для Беларуси несравненно более выгодным, чем китайский. В прошлом году, до войны, товарооборот с южной соседкой составил около 7 млрд долларов, из которых белорусский экспорт занимал основную часть — 5,4 млрд долларов.

Впрочем, белорусским властям к провалам не привыкать. «Салідарнасць» напоминает о странах, после сотрудничества с которыми Беларусь осталась у разбитого корыта.

Ливия

В 2000-х Лукашенко пытался развивать сотрудничество с этим африканским государством, благодаря личным отношениям с Муаммаром Каддафи. В 2008 году тот даже побывал с визитом в Беларуси. Именно на тот год пришелся рост товарооборота между странами, который составил около 20 млн долларов.

Затем торговля с «надежным партнером» пережила обвал. А после убийства Каддафи во время гражданской войны в 2011 году в Беларуси о сотрудничестве с Ливией больше никто не вспоминает.

Иран

Примерно в тот же период у Лукашенко были грандиозные планы на Иран. Власти планировали добывать там нефть, а в Беларуси пытались наладить производство иранских автомобилей «Саманд».

Однако практически все совместные проекты завершались неудачами. Один из недавних примеров — печальная судьба долгостроя «Магнит Минска».

В прошлом году товарооборот между Беларусью и Ираном составил всего 33 млн долларов.

Венесуэла

Отношения Лукашенко с Уго Чавесом давали положительный результат совсем небольшой промежуток времени. В 2012 году товарооборот с богатой нефтью страной вырос до 580 млн долларов, но затем Венесуэла скатилась в период турбулентности.

Чавес скончался от болезни, сменивший его Мадуро довел страну до глубочайшего экономического и политического кризиса. В 2021 году товарооборот двух стран составил 2 млн долларов (это не опечатка).

Туркменистан

На бумаге у двусторонних отношений просматривались неплохие перспективы. Среди прочего Лукашенко и Гурбангулы Бердымухамедов договорились о строительстве Гарлыкского горно-обогатительного комбината и возвели шикарные посольства в двух странах.

Но договоренности одного автократа с другим автократом и в этом случае обернулись большими проблемами: ГОК так и не заработал. Стороны продолжают обмениваться претензиями: «Белгорхимпром» хочет получить от Туркменистана 418 млн долларов, а другая сторона — взыскать с белорусов в международном суде 911 млн долларов.

Зимбабве

После провалов в Азии и Латинской Америке белорусские власти в конце 2010-х во второй раз всерьез нацелились на Африку: вместо Ливии они обратили взор на Зимбабве. Ответственным за налаживание сотрудничества с этим государством Лукашенко назначил Виктора Шеймана.

Бывший управделами президента заявлял, что видит перспективу увеличения товарооборота с Зимбабве до 500 млн долларов. Были грандиозные планы по поставкам в Африку белорусской техники. Но эта цель так и осталась мечтой: несмотря на все усердия, в прошлом году взаимная торговля едва превысила сумму в 25 млн долларов.