Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  2. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  3. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  4. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  5. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  6. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  7. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  8. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  9. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  10. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  11. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  12. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  13. Тело Алексея Навального отдали матери
  14. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  15. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России


В последние две недели представители белорусского ИТ-сектора отмечают сложности с получением денег из-за рубежа. Проблемы с платежами в Беларусь возникли у немецких и швейцарских банков, которые ссылаются на санкционные ограничения в отношении белорусских госбанков, сообщает Naviny.by.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

Напомним, 24 июня Евросоюз принял секторальные экономические санкции в ответ на продолжающиеся нарушения прав человека в Беларуси, репрессии против гражданского общества, демократической оппозиции и журналистов.

Так, запрещается прямо или косвенно предоставлять услуги в сфере инвестиций, приобретать, продавать или содействовать выпуску ценных бумаг и инструментов денежного рынка со сроком погашения более 90 дней, выпущенных после 29 июня 2021 года Беларусью — ее правительством, государственными учреждениями, компаниями и ведомствами, а также белорусскими кредитными и иными организациями с долей государства более 50%, организациями или органами, действующими от имени или по указанию определенных юрлиц. В частности, это касается «Беларусбанка», «Белинвестбанка» и «Белагропромбанка».

Проблемы с зарубежными платежами носят эпизодический, но тревожный характер

По информации основателя Belarus IT Companies Club (BICC) Елизаветы Капитановой, на прошлой неделе сигналы о проблемах с платежами поступили от нескольких членов клуба.

— Действительно, появились случаи, когда клиент не может перевести деньги. В основном это редкие истории, и связаны они с небольшими банками в Германии. Есть еще прецедент, что клиент не смог отправить платеж в «Приорбанк» из Швейцарии, — отметила Капитанова.

Один из учредителей ИТ-компании, резидент ПВТ пожаловался, что немецкий банк Stadtsparkasse Mönchengladbach, в котором обслуживается его заказчик, сообщил о проблеме с платежами: государственный банк-посредник Landesbank NRW заблокировал платеж в адрес белорусского юрлица, сославшись на санкции.

По словам старшего аналитика «Альпари-Евразия» Вадима Иосуба, таких кейсов пока мало и они носят эпизодический характер, хотя в целом ситуация «абсолютно ожидаемая и предсказуемая».

— Очевидно, служба комплаенс, которая строго следит, чтобы банк исполнял все принятые ограничения, перестраховавшись и особо не вникая в суть санкций, какие именно операции запрещены или не запрещены, на всякий случай заблокировала платеж, — отметил аналитик

Иосуб подчеркнул, что санкции, связанные с банковской сферой, «могут расширительно толковаться и затрагивать любую сферу, не только ИТ». Самое опасное в этой ситуации, по мнению эксперта, то, что «иностранные банки придут к выводу о токсичности платежей в любой белорусский банк, и на всякий случай будут отказывать в платежах».

По словам основательницы BICC, все чаще клиенты отмечают, что «им было бы удобнее иметь дело с американским или европейским юридическим лицом». И если к экономическим санкциям подключатся США, считает эксперт, ситуация существенно осложнится. Проблем с оплатой станет больше, соответственно будут увеличиваться случаи отказа от сотрудничества.

— Это может стать последней каплей в деле релокации ИТ-компаний — на этот раз обоснованной и настоящей, — сказала Капитанова.

Айтишников удерживает в Беларуси льготный налоговый режим

Пока релокация носит перманентный характер и говорить о массовом переводе бизнеса за рубеж пока не приходится: ИТ-бизнес по-прежнему удерживает в стране льготный налоговый режим, говорит эксперт. Кроме того, релокация — сложный и дорогостоящий процесс.

Вместе с тем, отметила Капитанова, все больше компаний открывают дополнительные офисы и представительства за пределами Беларуси — «для поиска трудовых ресурсов, работы с клиентами напрямую, а теперь уже и для сохранения денег, чтобы не держать их в белорусских банках».

Массовый отъезд айтишников, уверена эксперт, произойдет только в том в случае, «если будет потеряна налоговая привлекательность, поскольку сервисный ИТ-бизнес очень чувствителен к уровню налогов и прочих расходов».

— Оставаться тут в таких условиях будет сродни самоубийству, — подчеркнула она.

Другие эксперты также полагают, что сегодня в ИТ-сфере не все так просто.

По словам старшего научного сотрудника Центра экономических исследований BEROC Дмитрия Крука, если бы с политической обстановкой в Беларуси было все хорошо, ИТ-сектор бурно рос бы и дальше. Сейчас же многие характеризуют ситуацию так: «Сидим на чемоданах».

Массовый отъезд, считает Крук, грозит тем, что «белорусские компании все меньше будут становиться центром прибыли, и даже если по статистике количество резидентов ПВТ не будет сокращаться, финансовые потоки все больше пойдут мимо страны».

Эксперты также обращают внимание на острую проблему нехватки кадров, которая наблюдается сейчас в ИТ-секторе. Руководители отмечают усиливающийся дефицит разработчиков и рост зарплат. Нанять опытных специалистов белорусским компаниям все сложнее.

— Надо сказать, что высокая конкуренция за квалифицированных специалистов — это мировой тренд, — заметила Капитанова. — Крупные международные корпорации перестали бояться "удаленки" и аутсорсинга, поэтому активно нанимают наших айтишников напрямую. Белорусские компании не всегда могут конкурировать с тем уровнем зарплат, которые предлагаются за рубежом.

Однако белорусские чиновники считают, что потребностей в айтишниках в Беларуси нет. Факультет компьютерных систем и сетей БГУИР — кузница кадров для белорусского ИТ-сектора — в этом году наберет на 120 студентов меньше.

«Древние духи плановой экономики сгущаются над ИТ-сферой»

Участились упреки в адрес представителей ИТ-сферы в том, что они «мало интегрируют знания в реальный сектор экономики».

Выступая на недавнем Форуме регионов Беларуси и России, Александр Лукашенко подчеркнул, что ИТ-специалисты «должны вести к превращению разработок в материальный товар», и обвинил ПВТ в работе за полцены на США.

— У нас сегодня уже нет проблем, как мне руководитель Академии наук Беларуси докладывает, с айтишниками. У нас огромный пласт этих айтишников создан в производстве и в Академии наук. И они не просто программное обеспечение разрабатывают — они уже создают на основе этого программного обеспечения конечные продукты. Как я говорю, в железо это превращают, и получается конечный товар, в отличие от Парка высоких технологий, где, создавая программное обеспечение высокого уровня, вынуждены за полцены продавать его крупным компаниям, прежде всего Соединенным Штатам Америки, — заявил Лукашенко.

А депутат Андрей Савиных и вовсе пригрозил айтишникам. Мол, «они должны четко понять: либо находят нишу здесь и начинают работать на собственную промышленность и экономику, либо пакуют чемоданы и переезжают ближе к месту своих заказчиков и потребителей».

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский назвал такие утверждения реанимацией «древних духов плановой экономики».

— Власть обнаружила, что, с одной стороны, развитие ИТ — это хорошо и экономически выгодно: не надо для них строить заводов, вливать миллионы, как в госпредприятия, они сами создаются, сами растут. При этом, сидя где-то в кафешке, зарабатывают валютную выручку, тратят деньги внутри страны, покупают дома, обустраивают пространство вокруг себя, благодаря им развиваются смежные индустрии и внутренний рынок услуг и товаров, — отметил эксперт.

— Но, с другой стороны, оказалось, что это политически неблагонадежный электорат: люди, у которых по пирамиде Маслоу, кроме желания купить квартиру и поужинать в дорогом ресторане есть еще потребности самореализации, чтобы их мнение было услышано и так далее, — сказал Львовский.

Говорить, будто реальный сектор важнее, чем сектор услуг, в корне неправильно, уверен аналитик. Экспорт резидентов Парка высоких технологий в 2020 году составил 2,7 млрд долларов при темпе роста 125%, а это порядка 30% всего экспорта услуг Беларуси.

Немногие страны могут похвастаться таким развитием ИТ-сферы, да и сами власти с высоких трибун неоднократно называли ПВТ «крупнейшим драйвером экономики».

По мнению аналитика, белорусский ИТ-сектор был в некотором роде «либеральным экспериментом власти». С экономической точки зрения этот эксперимент оказался абсолютно удачным, даже, наверное, превзошел ожидания: он стал маленькой, но очень быстро растущей частью белорусской экономики, отметил Львовский.

— Но в кризисный год обнаружилась проблема: айтишники оказались уверенными в себе людьми, благосостояние которых не зависит от действующей власти. Более того, они даже не привязаны к Беларуси, то есть их нельзя запугать тем, что заберут завод или гектары земли и тогда их бизнес не сможет существовать. И такая сделка белорусской власти, видимо, уже не нужна, — продолжил он.

Конечно, о закрытии ПВТ речи не идет, но своими действиями белорусские власти могут еще сильнее подтолкнуть айтишников к переводу бизнеса за рубеж, считает Львовский. Уже сейчас рост в ИТ-секторе замедлился, а значит, сократится и валютная выручка, не говоря уже об инвестициях.

— То, что происходит в последние полгода, говорит о том, что самое важное — это лояльность к власти, а все остальное (в первую очередь экономика) — это уже проблемы второго плана, — резюмировал аналитик.