Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  2. Беларусские лесхозы ищут работников. Какие зарплаты предлагают
  3. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  4. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  5. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  6. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  7. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  8. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  9. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  10. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  11. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  12. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  13. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  14. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику


Глава НАУ Павел Латушко анонсировал создание трех подчиненных ему комитетов в Объединенном переходном кабинете. По его словам, речь идет о санкционном комитете, а также комитетах уголовного принуждения и кадровой политики. Мы спросили политика, что это за структуры, чем они будут заниматься и кто в них будет входить.

Павел Латушко на форуме демократических сил Беларуси, Вильнюс, 9 августа 2022 года. Фото: zerkalo.io
Павел Латушко на форуме демократических сил Беларуси, Вильнюс, 9 августа 2022 года. Фото: «Зеркало»

— Вы анонсировали создание трех подчиненных вам комитетов в Объединенном переходном кабинете. Расскажите подробнее, что это и чем они будут заниматься?

— Прежде всего, нужно понять, что у нас не классическая ситуация, когда существует вся структура органа исполнительной власти, когда есть аппарат, секретариат, действуют министерства, меняется только руководство, приходит в действующую систему, вносит какие-то политические смыслы и принимает управленческие решения. Мы сейчас фактически создаем систему с нуля.

Конечно, мы основываемся на структурах, на которых существуют демократические силы. Но с точки зрения исполнительного органа эта система во многом создается с нуля. Поэтому не стоит ожидать, что в течение ста дней (как в обычной классической ситуации) правительство должно будет отчитаться о результатах. Это просто невозможно — давайте будем реалистами.

Что касается создания этой системы, то сейчас это является вопросом обсуждения. Поэтому я сказал, что мы вносим предложения о том, чтобы в рамках полномочий представителя представительства, отвечающего за вопросы транзита власти, санкций, уголовного преследования, кадровой политики появилось три структурные подразделения. Это не означает, что в них сядут бюрократы — перечисленные группы просто будут отвечать за эти направления работы. В группе может быть один штатный человек, а пять человек — волонтеры из других организаций или приглашенные эксперты.

Это не будет абсолютно классическая структурное подразделение вроде министерства. Пока мы условно назовем такие группы комитетами или отделами — это предстоит решить.

Первая структура — это комитет по санкциям. Она будет действовать под моим руководством. На сегодняшнем этапе мы должны проанализировать эффективность санкционной политики (прежде всего в экономической сфере) и понять, на что необходимо обратить особое внимание, как добиться того, чтобы санкции дали результат, который мы ждем.

Вторая структура может называться комитетом, который будет заниматься уголовным преследованием. Нам предстоит большой объем работы в рамках национальных юрисдикций стран, на территории которых граждане нашей страны могут подавать заявления о пытках, совершенных в отношении них в Беларуси. Речь идет и о международных правовых системах или международных конвенциях, которые могут быть задействованы. И здесь уже работает определенная команда юристов. Мы говорим даже о возможности того, чтобы нанять профессиональную юридическую компанию, которая могла бы этим заниматься. Нужно понять, что нам мешает сегодня достичь результата, чтобы быть более эффективными.

Третья структура — это кадровый комитет. Это новое направление, и оно должно быть систематизировано. С одной стороны, нам нужно делать все, чтобы дать очень четкий сигнал государственной системе, что сегодня она работает на уничтожение белорусской нации, на репрессии, прекращение существования Беларуси.

Другая часть этой задачи — сформировать систему, которая позволит нам в ближайшее время понимать, что в каждом районе, в каждой области под каждое министерство в перспективе у нас есть группа профессионалов, способных в переходный транзитный период принять ответственность за управление страной.

Сейчас нужно создать группы, которые организуют эту работу. Я бы хотел уточнить, что это не прямо бюрократические структуры. Для последнего у нас нет ни ресурсов, ни каких-то штатных должностей.

— Кто войдет в комитеты, по какому принципу туда будут отбираться люди?

— Это уже вопрос координации работы, она будет зависеть от руководителя комитета или отдела. Он должен проанализировать, кто сегодня в демократических силах Беларуси занимается этим направлением, провести коммуникацию с этими людьми. В рамках горизонтальных связей договориться об объединении ресурсов, всех знаний, опыта, возможностей каждого человека или других организаций. Мы должны объединить свой ресурс вместе с диаспорами, с неправительственными организациями, другими инициативами, чтобы достичь здесь результатов как можно быстрее.

— Вы можете назвать имена тех, кто будет возглавлять эти комитеты?

— Эти имена уже есть, но я не хочу их называть. Это решение будет обсуждаться и окончательно приниматься на заседании Кабинета и согласовываться его главой. Поэтому некорректно называть какие-то имена прямо сейчас.

— Многие могут сказать, что комитеты — это решение ради решения: создается очередная структура, которых уже много. Объясните, почему это не так? Или так?

— Сегодня стоит вопрос о существовании Республики Беларусь. Объединенный транзитный кабинет Беларуси как исполнительный орган фактически становится гарантом этого суверенитета независимости. Мы должны думать не только сегодняшним днем — мы должны думать и на перспективу. Мы видим, как работает российская пропаганда, русский мир. Во-первых, мы должны создавать те институты и органы, которые будут представлять Беларусь и белорусское общество. Второе — нам нужны структуры, которые смогут в решающий момент взять контроль и ответственность за ситуацию в стране. Надо смотреть не с сиюминутной точки зрения, нужно смотреть стратегически. И это решение носит абсолютно стратегический характер. Кто с этим не согласен и у кого еще нет понимания этого обстоятельства, тому это докажет история.

Не нужно ожидать, что завтра произойдет революция. Вы поймите: многие нас критикуют, многие нас обсуждают — и это нормально в демократии. Но вы просто попробуйте на несколько минут попасть в нашу ситуацию. Вы думаете, что здесь стоят батальоны и полки, которые всем этим занимаются? Нет, это несколько десятков человек в каждой структуре. Нас не так много, чтобы мы могли просто, за одно мгновение, перевернуть ситуацию. Но чтобы удар, давление и эффективность были сильнее, нам нужно объединиться. Так мы достигнем результата намного быстрее.