Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  2. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  3. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  4. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  5. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  6. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  7. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  8. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  9. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  10. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  11. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  12. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  13. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  14. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  15. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  16. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  17. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  18. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»


Прошло больше полугода с начала войны и введения санкций против Беларуси за соучастие белорусских властей в военной агрессии против Украины. В начале весны и эксперты, и население ожидали от испорченной репутации и новых ограничений серьезного удара для экономики. Спустя шесть месяцев настроения населения и бизнеса относительно экономической ситуации и своего благосостояния немного улучшаются. Тем временем чиновники рапортуют, что экономика адаптировалась к санкциям и справляется с новыми вызовами (хотя остается в минусе). О том, что происходит с экономикой, мы поговорили с экономистом Дмитрием Круком.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Экспорт наладили, но нет гарантии, что надолго

Важным обстоятельством, которое существенно влияло на экономику, стала внешняя торговля. После заметного провала весной (из-за санкций, закрывшейся границы с Украиной, прерванными логистическими цепочками) в начале лета картина стала улучшаться. Старший научный сотрудник BEROC (Киев) Дмитрий Крук отмечает, что во втором квартале проседание экспорта достигло дна. А в июне, если говорить про физические объемы, то поставки белорусских товаров за границу начали расти. По мнению экономиста, это связано частичным восстановлением экспорта нефтепродуктов. Однако в этом случае нет уверенности, что восстановительный рост будет устойчивым.

— Экспорт, скорее всего, пошел в Россию. В этом случае возможность дальше экспортировать сильно зависит от входной цены на нефть. Допускаю, что россияне снизили цену для Беларуси, что дало финансовую возможность поставлять нефтепродукты в РФ. Потому что при прежнем соотношении входной цены на сырье и рыночного уровня цен в России такие поставки не были бы рентабельными. Если в этом длинном уравнении какая-то составляющая изменится, может произойти откат, — отмечает экономист.

«Пошли метастазы». Почему экономика еще не достигла возможного дна

Шоки на внешних рынках оказали влияние в целом на ситуацию в экономике Беларуси. И теперь важную роль играет именно ситуация внутри страны — спрос, потребление домашних хозяйств, инвестиции. И вот они пока, по словам экономиста, не достигли дна — с большой долей вероятности спад продолжится.

— О достижении дна экономикой, скорей, пока речи не идет. Пока купировался только первичный экспортный шок, но он уже распространился внутри экономики, влияя на составляющие внутреннего спроса, я бы описал это как «метастазы», которые пошли распространяться по всей экономике и уже стали движущей силой рецессии, — комментирует Дмитрий Крук.

Почему при падении экономики улучшаются настроения людей и бизнеса

Проведенное накануне BEROC исследование показало, что настроения населения и бизнеса относительно экономической ситуации и своего благосостояния немного улучшаются. Эксперт уточняет: рано говорить, что настроения стали оптимистичными.

— Изначально, когда началась война и были сформулированы санкции, в сознании людей и бизнеса произошла ориентация на самый плохой сценарий. Мы (аналитики. — Прим. ред.) сами говорили, что есть много сценариев, как будет развиваться ситуация. Но самый худший из них — быстрое скатывание на дно, финансовый кризис — это был лишь один из возможных сценариев. А в массовом сознании он почему-то стал считаться самым вероятным.

То, что ситуация пошла не по самому худшему сценарию, стало причиной некоторых перемен в настроениях как населения, так и бизнеса. Особое влияние на это оказало отсутствие девальвации, так как обменный курс ошибочно в массовом сознании воспринимается как важный показатель состояния экономики.

— Вполне может быть ситуация, как мы наблюдаем сейчас, когда идет масштабное проседание экономики, потеря доходов, снижение покупательской способности людей при удорожании обменного курса, — отмечает эксперт. — То есть обменный курс не является оптимальным индикатором, который говорит о реальном благосостоянии людей.

Что помогло экономике не пойти по самому плохому сценарию

Сейчас видно, что белорусская экономика двигается по «среднему» сценарию, то есть не самому плохому, но и не самому хорошему.

— По факту во втором квартале потеряно около 5% выпуска, по итогам третьего квартала потери выпуска составят около 8% по сравнению во вторым кварталом 2021 года. Это много. Хотя я в марте говорил в случае реализации самого пессимистичного сценария о потере 20% выпуска. Так что если брать за точку отсчета самый плохой сценарий, то ситуация не такая плохая. Но это как спросить: стакан наполовину пуст или наполовину полон? Если бы войны и санкций не было, то и об этих потерях выпуска речь тоже не шла бы. Соответственно, потери в 8%, которые будут по итогам третьего квартала, это чрезвычайно много.

Тем не менее и самый пессимистичный сценарий не реализовался. Тому эксперт называет пять причин. Первая из них связана с тем, что удалось купировать экспортный шок, благодаря чему он не достиг максимально гипотетического масштаба, то есть остановки экспорта всех подсанкционных товаров.

Второй важный момент — состояние ценовой конкурентоспособности белорусских производителей. Это позволило переориентировать экспорт, вкладываться в дополнительную логистику, чтобы отправлять товары в более далекие страны или по более длинному пути.

Третий фактор — запас прочности у реального сектора, прежде всего — у госпредприятий, сформировать который позволило внешнеторговое чудо 2021 года.

— Экспортный шок (который случился весной. — Прим. ред.) влияет на то, что предприятие производит меньше продукции — это эффект первого порядка. Если в связи с этим предприятие урезает издержки и снижает зарплаты, то возникают вторичные эффекты: работники с меньшей зарплатой меньше покупают в магазине, соответственно, производители товаров и услуг тоже начинают производить меньше. А если предприятия, которые испытали экспортный шок, снижают зарплату не так сильно, как сократился их объем выпуска, то это становится смягчающим фактором, который позволяет тормозить эффекты второго порядка, — объясняет экономист.

Четвертый фактор связан с избыточным смягчением монетарной и фискальной политики. Нацбанк смягчает монетарные условия, то есть уровень ставок, поддерживает фактически заниженный обменный курс к российскому рублю, чтобы помогать поддерживать выпуск. Побочным эффектом становится высокая инфляция.

— Хотя смягчение монетарной политики со стороны Нацбанка не в полной мере передается в экономику, потому что банки настроены к кредитованию достаточно консервативно, — делает оговорку эксперт.

То же касается фискальной политики. По мнению Дмитрия Крука, бюджетные расходы с мая могли начать увеличиваться. Однако документального подтверждения тому нет, так как данные по исполнению бюджета теперь засекречены.

Пятый фактор — состояние глобальное экономики. Положительное влияние оказывает относительно высокий внешний спрос. В том числе это касается российской экономики, где рецессия тоже оказалась не такой серьезной, как могла бы. Это помогло белорусскому экспорту.

Какие перспективы у экономики

В коротком промежутке времени, отмечает экономист, стала чуть более очевидной протоптанная траектория рецессии. При этом вряд ли можно говорить, что экономика адаптировалась к ней.

— Когда человек продолжает тонуть глубже и глубже, нелогично говорить, что он адаптировался к тому, что он тонет. В данном случае я бы сказал, что стало чуть более очевидным, по какому треку движется экономика. Если в феврале-марте просматривалось минимум пять разных дорожек по качественным характеристикам и экономическому смыслу, то сейчас сценарий проявил себя более четко, по крайней мере качественно — это приторможенное погружение в рецессию. В перспективе возможен дальнейший рост инфляции и финансовая дестабилизация, считает эксперт.

— Однако накопленных проблем и диспропорций в экономике столько, что в определенный момент, например, за счет раскручивания той же инфляционной спирали, может произойти срыв в другую траекторию. Вполне допускаю, что еще возможен перескок на рельсы самого худшего сценария.

Это может произойти в случае мировой рецессии, вероятность которой международные финансовые институты предрекают в 2023 году.

В то же время в случае еще более благоприятной картины по белорусскому экспорту возможно и улучшение экономической ситуации вплоть до восстановления на некоторый период.